Последние из 90-х: нам надо здоровье и свобода, остального добьемся сами

Выпускники рассказали, кто сегодня кумир молодежи, что нужно изменить в школах и почему не надо валить из страны.

В минских школах и гимназиях прошли выпускные вечера. После вечеринки выпускники традиционно пошли встречать рассвет. «Сегодня последний свободный день, — говорят ребята. — С понедельника начинается централизованное тестирование. Как говорится, живые позавидуют мертвым».

Это последнее поколение из 90-х, год рождения выпускников 1999-2000. Спрашиваем, как они сами себя ощущают: из 90-х или все таки 2000-х. «Конечно, мы люди 90-х, — говорят они. — Ну да, мы всего год пожили тогда, сами ничего не видели. Но все равно, ощущение такое, что мы застали 90-е».

«Мы знаем, что это были лихие времена, — продолжает одна из выпускниц. — Кто успел, сколотил бизнес, заработал нормальные деньги. Тогда ведь началась какая-никакая приватизация».

«Ну, еще еду по талонам выдавали, — говорит ее одноклассница. — Или это было раньше? Короче, мы это не застали. Это наши бабушки застали. И, может, родители».

«Еще митинги были, люди за свободу боролись, — берет слово еще одна выпускница. — Вообще, это тяжелое время было. 2000-е, можно сказать, полегче. Это время новых возможностей».

Большинство ребят уже определились, куда будут поступать. Профессии озвучивают самые разные: экономист, юрист, программист, дипломат, врач, учитель.

«Нужно смотреть, что приносит кэш», — говорит парень, который собирается поступать в БГУИР на программиста.

«Я не согласна, — отвечает девушка, которая готовит документы в медуниверситет. — Работа еще должна приносить удовольствие, иначе ты ничего не выйдет — ни кэша, ни пользы».

Обещанная зарплата «по 500» — неплохой старт, считают ребята. «Но вообще для нормальной жизни нужна хотя бы тысяча», — отмечают вчерашние школьники.

Все планируют поступать в белорусские университеты. Большинство называет Минск, всего одна выпускница сказала, что поедет в Витебск — она хочет стать ветеринаром.

«В Беларуси, конечно, хватает проблем. Вроде стабильность-стабильность, а завтра проснешься, и доллар в два раза вырос, — говорит выпускник, который планирует поступать на мировую экономику. — Но поменять здесь что-то можем только мы. Может, ничего и не получится. Но попробовать стоит, так что пока валить из страны не планируем».

«Что нам надо? Здоровье и свобода. Остального добьемся сами», — отмечает один из выпускников, он собирается поступать на туризм.

К тестированию большинство из них готовились с репетиторами, хотя мы разговаривали с выпускниками лицеев и гимназий, где уровень подготовки повыше, чем в обычной школе.

«У меня два репетитора, по основным предметам», — говорит девушка, которая будет поступать на факультет международных отношений БГУ.

«А у меня ни одного, — говорит ее одноклассник, который называет себя «технарем». — Если приложить усилия, можно и самому подготовиться. Тем более, по профильным предметам у нас хорошая подготовка».

Мы также спросили ребят, что бы они изменили в системе образования.

«Одиннадцатый класс вообще был пустой, — говорит парень, который собирается стать программистом. — Столько лишних предметов! Я хочу заниматься программированием, а должен сидеть на химии и биологии, которые мне вообще не нужны».

«А мне как раз нужна и химия, и биология, — говорит его одноклассница. — А я должна тратить время на физику!»

«Короче, нужно больше упора на профильные предметы, — подытоживает дискуссию их подруга. — Я, например, не против русской литературы. Но было бы лучше, чтобы по основным предметам у нас были оценки, а по дополнительным что-то вроде зачета, чтобы не надо было трястись за средний бал в аттестате».

Ребята также считают, что можно было бы объединить выпускные экзамены с централизованным тестированием. «Потому что приходиться нервничать в два раза больше! — объясняют они. — Тем более, экзамен в школе и ЦТ отличаются».

Большинство выпускников уже прошли репетиционное тестирование. Говорят, задания сложные. «Да это вообще жесть, — признается парень, который готовится поступать на экономический факультет в БГУ. — Вроде готовишься, готовишься, а результаты такие, что не знаешь, как жить дальше».

Многие вопросы на ЦТ, считают ребята, «с подковыркой». «Они рассчитаны на то, чтобы тебя завалить, а не проверить знания. Поэтому все время надо быть на стрёме», — говорит одна из выпускниц.

Мы разговариваем со школьниками на набережной Свислочи. Напротив — торговый центр Galleria Minsk, где совсем недавно блогер Влад Бумага собрал несколько тысяч своих поклонников.

«Конечно, мы его смотрим. Знаете, сколько у него подписчиков? Почти два миллиона! Он очень крутой. Такой простой парень, но очень-очень милый. У меня даже есть фото с ним!» — говорит поклонница блогера.

«Я лично вообще не знала, кто это такой, — отмечает ее одноклассница. — Мне папа рассказал, после того, как прочитал в интернете, что все тащатся от Бумаги».

Сами ребята активно сидят в соцсетях. Говорят, чем больше подписчиков, тем лучше: «Главное, чтобы родители на тебя не подписались! »

Когда спрашиваем про нынешних кумиров, наперебой звучат имена российских рэперов: Скриптонит, L’One, Oxxxymiron.

«Что вы вообще говорите? — не выдерживает один из выпускников. — Напишите, что мы слушаем нормальную музыку — Beatles, например».

«Из белорусских мы Макса Коржа слушаем. «Малый повзрослел» — это вообще тема!»

«Лявона Вольского тоже знаем!»

На улице появляются первые троллейбусы и дворники. Выпускники садятся в такси, но самые стойкие остаются на Немиге.

По городу разносится гимн молодежи: «Гэй ла-ла-ла-лай, ты не чакай, сюрпрызаў ня будзе. Гэй ла-ла-ла-лай, ты не чакай, ты не чакай». Что-то из 90-х эти ребята точно застали.

 

 

Фото Сергея Балая