Сколько солдат у Лукашенко?

Россияне решают вопрос «защиты союзных рубежей» в фирменном стиле — приходят на белорусскую землю со своим оружием...

С деньгами все хуже, и поэтому властям Беларуси придется экономить даже на армии. Такова, если снять камуфляж, подоплека совещания по вопросам вооруженных сил, которое Александр Лукашенко провел 20 августа.

В частности, президент и главнокомандующий заявил, что следует продолжить работу по оптимизации структуры и сокращению численности вооруженных сил.

Армию будут сокращать и дальше

При этом прозвучало, что ныне в составе вооруженных сил — около ста тысяч человек. Цифра вызвала недоумение у наших военных экспертов. Так, Александр Алесин в комментарии для Naviny.by счел ее обычной для белорусского официального лидера гиперболой. На самом деле численность отечественного войска давно урезали ниже этого показателя.

По данным другого собеседника Naviny.by — руководителя аналитического проекта Belarus Security Blog Андрея Поротникова, сегодня штатная численность белорусских ВС — 48 тысяч военнослужащих и 12 тысяч лиц гражданского персонала, реальная же еще меньше за счет некомплекта.

Поротников сожалеет, что речь идет не о реформировании армии, а о дальнейшем банальном сокращении, при том что «времена сокращений прошли, и уже давно просто нечего сокращать». Причина же такого примитивного подхода, как полагает эксперт, прозаична: «Денег нет и не предвидится».

При этом аналитик не согласен, что на обеспечение обороноспособности нет ресурса: огромные средства, в частности, были истрачены на прошлогодние «Дожинки» в Горках и еще неизвестно сколько придется потратить на ремонт того, что там уже посыпалось. «Беларусь в состоянии себя защитить, и деньги в стране есть, вопрос в приоритетах и эффективности расходования средств», — резюмирует Поротников.

На тебе, небоже, что нам не гоже!

И все же больше похоже на то, что белорусские финансы уподобляются тришкину кафтану. Власть лихорадочно прикидывает, что бы кому сплавить. Вот один из симптомов: на совещании Лукашенко велел продавать излишки продукции военного назначения, «которые нам в принципе не нужны в связи с тем, что идет модернизация вооруженных сил». Короче, на тебе, небоже, что нам не гоже! «Похоже, что это поиск денег уже не только для армии, но и в принципе для бюджета», — полагает Алесин.

Однако на этом деле Минск явно много не наварит. Золотые времена распродажи огромных запасов советского вооружения прошли. Остатки невелики, к тому же их надо приводить в товарный вид, да и позариться на такое добро могут разве что отсталые режимы третьего мира, у которых в карманах, как правило, гуляет ветер.

Реально кое-какой доход может дать продажа бомбардировщиков Су-24, истребителей Су-27, говорит Алесин. Остальное — сущий пустяк, «дешевка» добавляет эксперт: «Из-за пары дырявых танков и БРДМов, за которые выручишь даже не сотни, а десятки тысяч долларов, нет смысла мараться».

Что же касается самолетов, то, по грубым прикидкам, можно наскрести на продажу дюжину, а то и больше устаревших, разработанных в СССР еще в 60-х годах Су-24. Также в прошлом году были выведены из эксплуатации в отечественных ВВС 14 Су-27. Их можно отремонтировать и модернизировать на авиаремонтном заводе в Барановичах. Но это тоже затраты. В итоге же за Су-27 удастся выручить максимум по 5-7 миллионов долларов, Су-24 придется продавать еще дешевле, прикидывает Алесин.

А вдруг бомбанут по резиденции?

Третье поручение Лукашенко прозвучало так: «Министерству обороны ставлю задачу приступить к практической реализации достигнутых с Российской Федерацией договоренностей по авиации и системам противовоздушной обороны». Официальный лидер заметил, что делать это нужно «с учетом результатов недавних встреч с министром обороны России и наших договоренностей с президентом России Владимиром Путиным».

Ряд интернет-СМИ интерпретировали это прежде всего как отмашку на создание российской авиабазы в Лиде.

Андрей Поротников, однако, высказал версию, что речь может идти о договоренностях с Москвой относительно единой системы ПВО. В частности, давно висит вопрос о назначении командующего.

Добавлю: этот вопрос завис явно из-за нежелания белорусского руководства делиться полномочиями в военной сфере, отдавать условную кнопку российскому генералу. Сейчас, возможно, та ситуация, когда Москва решила наконец продавить свой вариант.

В свою очередь, Александр Алесин не исключает, что Лукашенко хочет напомнить России об обещаниях дать новую партию комплексов С-300. Возможно, еще и для того, чтобы побыстрее заполучить эти ЗРС (а если повезет — более современные С-400), он скрепя сердце согласился на авиабазу в Лиде. Собеседник Naviny.by предполагает, что у белорусского руководителя — глубокая психологическая травма после прошлогоднего плюшевого десанта: а вдруг какой-нибудь враг надумает «бомбануть по резиденции»?

Но проблема в том, что, во-первых, российский ВПК не справляется обеспечивать даже свою армию, во-вторых, воротилы тамошнего оружейного бизнеса предпочитают клиентов посостоятельнее. Минск же привык выбивать скидки за «братство по оружию». Предыдущую партию С-300 удалось заполучить вообще по бартеру, поставив взамен колесные шасси МКЗТ для российских «Тополей-М».

Чужие базы — как занозы

Но чем дальше, тем сложнее решать с Россией вопросы таким кустарным способом. Москва того и гляди приберет к рукам и сам МКЗТ. Тем более не наскрести денег на покупку современных боевых самолетов. И вообще, модернизация белорусского войска — под большим вопросом. Помните «Свадьбу в Малиновке»: «У пана атамана нема золотого запасу».

Тем временем, как видим, россияне решают вопрос «защиты союзных рубежей» в фирменном стиле — приходят на белорусскую землю со своим оружием. Обещаниями дать С-300 кормят который год, а вот место для своей авиабазы под боком у НАТО подобрали с удивительной проворностью.

Предвижу реплику: а что тут такого, ведь и натовские соседи Беларуси используют для своей защиты зарубежную авиацию! Действительно, небо Балтии патрулируют истребители других стран альянса, Польша размещает у себя американские F-16.

Разница, однако, в том, что у отношений России с Беларусью — тяжелый имперский бэкграунд.

И не только с Беларусью. Вспомните войну с Грузией. Посмотрите, как прессингуют сегодня нацелившуюся на европейскую интеграцию Украину.

Территорию же на запад от Смоленска Москва традиционно рассматривает как свой стратегический плацдарм. Независимость «синеокой младшей сестры» почти всем поголовно в российских элитах представляется историческим недоразумением.

И если когда-нибудь Беларусь изберет иной путь развития, то военные объекты восточной соседки могут стать гниющими занозами.