«Больше трех не собираться» узаконили

Депутаты внесли в закон о массовых мероприятиях такие поправки, что сами не могут объяснить их значение…

Палата представителей Национального собрания приняла сразу в двух чтениях законопроект о внесении изменений и дополнений в закон «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь». Заседание, на котором обсуждался проект закона, прошло 3 октября во второй половине дня в отсутствие журналистов. Сообщение же о принятии поправок на сайте нижней палаты парламента появилось только утром 5 октября. С чем связана срочность и почти таинственные обстоятельства принятия закона?

«Больше трех не собираться» узаконили

Проект поправок в закон о массовых мероприятиях был инициирован Министерством внутренних дел и внесен Советом министров в Палату представителей городах), аргументируя это тем, что местные собрания не подпадают под действующий закон о массовых мероприятиях

Закон «О массовых мероприятиях в Республике Беларусь» не распространяется на проведение республиканских и местных собраний, пояснил в комментарии для Naviny.by сопредседатель оргкомитета Народного схода, лидер независимого профсоюза работников радиоэлектронной промышленности Геннадий Федынич. Он отметил, что собрания, организуемые согласно закону «О республиканских и местных собраниях», под действие закона о массовых мероприятиях не подпадают.

Геннадий Федынич подчеркнул, что собрания могут проводиться на территории административно-территориальной единицы или ее части (микрорайонов, жилищных комплексов, кварталов, улиц, дворов, поселков, сел). Они могут созываться по инициативе не менее 10% граждан, постоянно проживающих на соответствующей территории. «Таким образом, согласно законодательству, Народное собрание — это не массовoe мероприятие», — отметил Федынич.

Он подчеркнул, что, поскольку закон не имеет обратной силы, то свежие поправки в закон о массовых мероприятиях никоим образом не могут повлиять на проведение Народного схода: «Где в соответствии с законодательством было собрано необходимое количество подписей, собрания пройдут. Принятые изменения в любом случае не помешают провести сход».

По мнению Геннадия Федынича, спешное и фактически тайное принятие поправок в закон о массовых мероприятиях «связано со страхом властей перед народом». В противном случае, говорит Федынич, власти провели бы публичное обсуждение значимого для общества законопроекта: «И появился бы закон, который в первую очередь устраивал бы граждан, а затем уже правоохранительные органы. У нас же получилось, что законопроект приняли исподтишка. Не удивлюсь, если его введут в действие задним числом».

По данным сентябрьского национального опроса НИСЭПИ, проведение Народного схода поддерживает 61,5% опрошенных. Однако этот достаточно высокий процент на три четверти (47,4%) состоит из тех, кто поддерживает лишь идею проведения Схода, но принимать участие в самой акции не намерен.

«Неизвестно, к чему завтра придут те люди, которые сегодня заявляют только о поддержке идеи», — комментирует результаты опроса Геннадий Федынич. Они могут продолжить молчать, «а могут в своей стране перестать бояться говорить то, что думают».

«Властям в такой ситуации разумно идти на диалог, который мы и предлагаем. Народ поменять нельзя, можно поменять власть. Люди имеют право знать, что пошагово делают представители власти для того, чтобы завтра мы стали жить лучше», — отметил Федынич.

Сопредседатель оргкомитета по проведению Народного схода Виктор Ивашкевич убежден, что власти о протестных настроениях знают больше, чем нам кажется, и действительно боятся, что люди выйдут на улицы.

«Зачем принимать изменения в законопроект, если не ждешь протестных выступлений? — задается вопросов Виктор Ивашкевич. — 14% жителей Минска заявили о готовности придти на сход. Это около 200 тысяч человек. Необходимо иметь в виду, что власти знают о многом, о чем не знаем мы — о своих планах повышения цен, может быть, сокращении рабочих мест, о чем нам не говорят. И готовятся к протестам».

По мнению Ивашкевича, сегодня у людей возникают вопросы, насколько власти способны решать те или иные проблемы. Если руководство страны не может решить экономические проблемы, а ожидания роста протестных настроений вызывает изменения в законодательстве, у людей, считает Ивашкевич, возникает ощущение, что власти не способны «принимать решения и во всех других областях».