Беларусь провалила переговоры с Литвой по вопросу АЭС

Белорусская сторона снова повторяет одну и ту же ошибку, перечеркивая свои слабые позитивные начинания серией категоричных и непрофессиональных заявлений.

Переговоры Беларуси и Литвы по строительству Белорусской АЭС, проходившие 13-14 сентября по рекомендации Комитета конвенции Эспоо ЕЭК ООН, и породившие в определенной части общества некоторые надежды на «конструктивный диалог», закончились провалом.

Но это не просто несовпадение взглядов по вопросам безопасности и атомной энергетики, а, скорее, дипломатическое фиаско Беларуси, которая продемонстрировала нежелание признавать как ряд касающихся атомной станции норм международного права, так и решения международных организаций, к слову, обязательные для исполнения. 

Фото Василия Семашко

 

Чего хотела Литва от очередного раунда переговоров с Беларусью по АЭС?

Литовская делегация не поменяла позиции по вопросу строительства Белорусской АЭС во время переговоров в Минске 13-14 сентября и дала ходу переговоров довольно резкую оценку: по всем базовым вопросам стороны расходятся во мнениях, строительство Белорусской АЭС при этом продолжается, а конвенция Эспоо нарушается.

На пресс-конференции в Минске в воздухе повис вопрос, для чего Литве нужно участие в этих переговорах, если в очередной раз они не приносят желаемого результата?

Ответ на этот вопрос дает итоговое официальное сообщение литовской стороны, где говорится, что ее делегация потребовала: замены поврежденного корпуса реактора, приглашения международной комиссии с включением экспертов из ЕС и Литвы, предоставления в письменной форме научной и технической информации (геологической, гидрологической и сейсмологической) либо включения ее в документацию ОВОС, приглашения миссии SEED МАГАТЭ и выполнения стресс-тестов с участием экспертов из ЕС и Литвы без промедления.

Литва также запросила расчеты воздействия Белорусской АЭС на население Вильнюса с учетом данных о его плотности, а также на реку Вилия и подземные источники воды. Литва попросила дать объективную оценку защиты Белорусской АЭС в случае падения на нее авиалайнера, как это было сделано в аналогичном российском проекте для Финляндии.

До завершения упомянутых процедур Литва настаивает на приостановке строительства Белорусской АЭС.

Такие требования, как замена корпуса реактора и приглашение миссии SEED, Беларусь пообещала выполнить. Но в остальном ее ответы были отрицательными.

Если суммировать все эти запросы литовской стороны и результаты их выполнения, то возникает вопрос, почему белорусская сторона так упорно их игнорирует, ведь трезвые и объективные расчеты вместе с помощью экспертов европейского и мирового уровня не могут ухудшить проект или повредить его реализации.

 

Беларусь не торопится давать ответы

Интерпретации фактов и шантаж присутствовали не только на переговорном процессе по Белорусской АЭС, но и на пресс-конференции, вылившейся из формата вопросов и ответов прессе в диалог белорусской и литовской делегаций, запутывающий непосвященного зрителя.

Глава делегации Литвы Виталюс Ауглис об инциденте с падением реактора: «Мы не имеем информации (о строительстве Белорусской АЭС по официальным каналам. — авт.). Мы её получаем от СМИ и оппозиции, и после проверяем факты, посылая письма и дипломатические ноты. Как пример, случай с корпусом реактора. На дипломатические ноты мы сначала получили негативный ответ (что ничего не случилось. — авт.), потом — что не произошло ничего серьезного. И лишь позже — признание, что корпус реактора упал из-за ошибок в работах».

По словам Ауглиса, литовская сторона просила предоставить видео инцидента, «но белорусская сторона отказала — вы там ничего не увидите, и это собственность российского подрядчика».

Михаил Михадюк
Замминистра энергетики Беларуси Михаил Михадюк: «Мы предоставили Литве исчерпывающую информацию об этом и других инцидентах. Мы не предавали информацию огласке (на протяжении трех недель. — авт.), потому что должны были ее выверить».

«Вся информация есть на сайтах Минэнерго, БелАЭС, БелТА и других. За 2015 год площадку посетило более 70 делегаций, в 2016 году примерно столько же, в том числе иностранцы. Еще никому не отказали», — заявил Михадюк.

Почему же отказали Литве? Белорусская делегация не дала ответа на этот вопрос, но заявила, что хочет обсуждать вопрос АЭС не на уровне слухов и СМИ, но на «уровне экспертов». Литовская делегация возразила, что в ее состав уже входят эксперты.

В чем же проблема? Почему Литве не была предоставлена видеозапись инцидента с реактором и не была дана письменная информация, прозвучавшая устно в белорусских презентациях?

Официальное коммюнике Литвы отчасти дает ответ на этот вопрос: «Беларусь согласилась предоставить запрашиваемую информацию, если Литва подтвердит, что процедура ОВОС с Беларусью (по АЭС. — авт.) закончена. Литва придерживается позиции, что процедура ОВОС по Островецкой АЭС продолжается».

К слову, решение Встречи сторон конвенции Эспоо предписывает Беларуси не закончить, а продолжить консультации с Литвой, однако Беларусь шантажирует свою соседку важной для нее информацией с целью быстрее завершить процедуру.

Возможно, Беларусь просто не хочет объективной оценки информации о безопасности своей АЭС, включая данные о рисках Белорусской АЭС и о выборе Островецкой площадки, и поэтому не торопится давать ответы, но торопится завершить процедуры?

На пресс-конференции 14 сентября белорусская делегация пыталась опровергнуть и другие факты.

Так, Михаил Михадюк заявил, что за все время на строительстве Белорусской АЭС погибло не десять, а всего три человека. Таким образом он исключил из числа жертв Наталью Гладко, жительницу деревни Ворона, погибшую в марте этого года под колесами задействованного на стройке самосвала, а также других рабочих, о которых сообщали очевидцы с мест.

Подобное официальное заявление говорит о том, что остальные случаи могут не просто скрываться, а даже не расследоваться.

Однако самым впечатляющим стал отказ замминистра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ии Малкиной признавать нарушения конвенции Эспоо при строительстве Белорусской АЭС, перечисленные в решении ее встречи сторон в 2014 году.

Сначала замминистра сообщила журналистам, что такого решения о нарушениях не было, затем, после замечания литовского коллеги, она высказала мнение, что это якобы «не окончательное» решение.

 

Сенсационные признания

Стоит отдать должное, 14 сентября не все факты были официально оспорены или интерпретированы. Были и те, которые скрывать или «выверять», вероятно, уже не было смысла, поэтому ограничились лаконичными, хоть и сенсационными признаниями.

Так, замминистра энергетики, поясняя, почему стресс-тесты проекта Белорусской АЭС не были проведены ранее, сообщил, что в 2011 году проект атомной станции еще не был готов.

Напомним, строительство инфраструктуры атомной электростанции и земляные работы на Островецкой площадке были начаты в 2009 году, а строительство реакторного здания первого энергоблока — в конце мая 2012 года. Таким образом, замминистра косвенно подтвердил начало строительства Белорусской АЭС в отсутствие проектной документации.

Итоги этих переговоров подвело, однако, другое признание белорусской делегации — Беларусь ни при каких обстоятельствах не остановит строительство АЭС. «Я не знаю таких мотивов», — сообщила Малкина.

 

Чем грозит Беларуси дипломатическое фиаско по вопросу АЭС?

Шаг вперед и десять назад в переговорах с Литвой по Белорусской АЭС, нескрываемое желание Беларуси использовать механизмы международных соглашений только для легализации своего ядерного проекта, ее нежелание признавать факты и международные обязательства, но даже не столько это, сколько неприкрытая демонстрация радикальной позиции, безусловно, будут иметь последствия.

Белорусская сторона снова повторяет одну и ту же ошибку, перечеркивая свои слабые позитивные начинания серией категоричных и непрофессиональных заявлений.

Возможно, это происходит из страха возвысить голос против «генеральной линии», возможно, отражает непонимание чиновников уровня проблем, в которые втягивает страну этот ядерный проект. 


  • Тебе, похоже плевать на жизнь и здоровье своей семьи. родственников и всех жителей нашей страны, Беоруси! А, вот, литовцам не плевать! Они хотят жить в безопастности! Интересно. что бы ты делал, когда твой сосед притащил бы авиабомбу. разжёг бы костёр на своей территории, но впритык к твоему дому, и положил бы в этот костёр ту бомбу? сейчас литовцы в таком же положении!
  • Тебе, похоже плевать на жизнь и здоровье своей семьи. родственников и всех жителей нашей страны, Беоруси! А, вот, литовцам не плевать! Они хотят жить в безопастности! Интересно. что бы ты делал, когда твой сосед притащил бы авиабомбу. разжёг бы костёр на своей территории, но впритык к твоему дому, и положил бы в этот костёр ту бомбу? сейчас литовцы в таком же положении!
  • Тебе, похоже плевать на жизнь и здоровье своей семьи. родственников и всех жителей нашей страны, Беоруси! А, вот, литовцам не плевать! Они хотят жить в безопастности! Интересно. что бы ты делал, когда твой сосед притащил бы авиабомбу. разжёг бы костёр на своей территории, но впритык к твоему дому, и положил бы в этот костёр ту бомбу? сейчас литовцы в таком же положении!