«Других подозреваемых у нас не было». Следственный комитет о деле гимназиста

А показания потерпевшей учительницы у следователей сомнений не вызывают.

21 сентября на специальном брифинге в Следственном комитете рассказали, как велось расследование по громкому уголовному делу о нападении на учителя в минской гимназии. 16-летний Донат Скакун признан виновным в покушении на убийство и осужден на восемь лет лишения свободы. Судебный процесс проходил за закрытыми дверями, что породило массу вопросов о виновности подростка. В интернете даже появилась группа поддержки Доната. Правоохранительные органы все сомнения по делу называют «фантазией, провокацией и манипуляцией».

Напомним, трагедия произошла в мае 2016 года за несколько дней до окончания учебного года. Ученик 74-й гимназии Донат Скакун, по версии следствия, нанес не менее 17 ударов ножом и тупым предметом по телу учительницы русского языка Валентины Губаревич. Потерпевшую из школы забрали в больницу, а подростка — в милицию.

Вот как в Следственном комитете комментируют обстоятельства произошедшего.

 

Если средний балл был выше восьмерки, зачем убивать учителя?

По версии следствия, Донат пытался убить Валентину Губаревич, поскольку она поставила ему две двойки за невыученные стихотворения. В день покушения он зашел в кабинет учителя, чтобы якобы пересдать ей стихи, но вместо этого достал нож из рюкзака и начал расправу.

Донат Скакун довольно хорошо учился в гимназии. Даже с учетом вышеупомянутых двоек, средний балл аттестата у него выходил выше восьми, то есть проблем с переходом в гимназию на следующий год у него не было. Поступать в колледж после 9-го класса он не планировал, так что средний балл аттестата его не должен был особо волновать. По белорусской литературе и французскому языку, где тоже нужно много учить наизусть, у него проблем не было.

По словам одноклассников, он спокойно переносил плохие отметки, никогда трагедии из этого не делал.

Но следователи убеждены: именно чувство мести за несправедливую, по мнению ученика, оценку стали причиной совершения преступления.

 

Чистосердечное признание получили незаконно, кто наказан?

Заместитель начальника управления СК по Минску Евгений Архиреев подчеркнул, что Донат Скакун вину не признал, и «такой позиции придерживался на протяжении всего следствия».

При этом в материалах дела имеется «чистосердечное признание» подростка, в котором он рассказывает, как пытался убить учительницу. «Признание» это получено незаконно — ночью, без присутствия адвоката, родителей и психолога, как того требует закон, поскольку гимназисту на момент задержания было 15 лет.

«Данное заявление Скакун написал добровольно, собственноручно, без принуждения со стороны правоохранительных органов. И подтвердил это на допросах при ведении, — заявил Архиреев. — Текст чистосердечного признания ему никто не диктовал. Но мы данное заявление не рассматривали как доказательство вины и не включали в список доказательств».

Почему не вызвали адвоката, одного из родителей и психолога?

«Согласно УПК, присутствие адвоката, законного представителя и психолога необходимо при производстве следственных действий. Написание чистосердечного признания таковым не является. Это был факт волеизъявления подозреваемого», — ответил Евгений Архиреев.

При этом суд признал, что чистосердечное признание получено с нарушением УПК, но частное определение по этому поводу вынесено не было и к ответственности никто не привлекался.

Кстати, Доната Скакуна проверяли на полиграфе. По словам родителей, детектор подтвердил его невиновность. Но в СК сегодня заявили, что ввиду «незначительных психо-физических реакций», проверить слова подростка не представилось возможным.

 

Где нож и тупой предмет, которым пытались убить учителя?

Орудие преступления так и не было найдено. Министр МВД Игорь Шуневич спустя несколько дней после нападения на учителя заявил, что нож найден. Но в СК пояснили, что этот нож не имеет никакого отношения к совершенному преступлению, хотя и был приобщен к материалам дела.

По версии обвинения, Скакун бил учителя не только ножом, но и тупым предметом. Так вот, этот предмет также не был найден.

Следствие считает, что подросток успел избавиться от ножа и тупого предмета, пока его не задержали. Однако одноклассник, который выходил с ним на улицу, заявил, что не видел, чтобы тот прятал или выбрасывал нож во время прогулки. Ребята не расставались с момента встречи до задержания.

 

Почему не был проведен следственный эксперимент?

По словам Архиреева, следствием установлено, что парень совершил преступление в период с 08:13 до 08:30.

Однако в материалах дела, которое готовили следователи, отмечается другой временно отрезок — 08:00 до 08:40. Отметим, что по видеокамерам, которые установлены в гимназии, видно, что в 08:30 Донат и друг уже вышли на улицу.

Период совершения преступления сократили в суде — тот самый промежуток с 08:13 до 08:30 минут, но не на этапе предварительного следствия.

Евгений Архиреев отказался во время пресс-конференции подробно рассказать хронометраж совершения преступления, поэтому вопросы остались.

В 08:30 Донат вместе с приятелем уже вышел из школы, это зафиксировали камеры. По словам друга, Скакун подошел к нему примерно в 08:20. Потерпевшая Губаревич позвонила дочери в 08:24 первый раз и в 08:30 второй раз, чтобы сообщить о нападении.

Кабинет русского языка находится на третьем этаже. Скакуну нужно было время, чтобы встретиться с другом на втором этаже, поговорить с ним, походить по школе и только после этого спуститься вместе на первый этаж и выйти на улицу.

В СК признали, что следственный эксперимент по делу не проводился, поскольку Скакун отказался давать показания.

 

Была ли на рюкзаке Доната кровь потерпевшей?

Следователи и эксперты заявляют однозначно: на теле Доната, а также на его одежде и обуви имеются следы крови, принадлежащие учительнице.

Губаревич заявляла, что Скакун бросал окровавленный нож в свой рюкзак. Но в материалах дела отсутствует протокол осмотра того самого рюкзака, хотя его изымали при личном обыске парня.

Важный момент — механизм образования ран у потерпевшей не устанавливался, поскольку экспертам не было предоставлено орудие преступления. Кроме того, чтобы определить, тем ли орудием причинены травмы, нужно нанесение экспериментальных повреждений.

«А живого человека никто резать не будет», — пояснил замначальника управления медико-криминалистических экспертиз ГКСЭ Олег Куль.

Кстати, изначально полученные раны были описаны как легкие телесные повреждения. Но поскольку на лице и шее образовались рубцы, исправить которые можно только при помощи пластической операции, характер ран обозначили как тяжкие телесные.

 

А другие версии были?

В Следственном комитете заявили, что другие версии тоже рассматривались. Но какие именно, не уточнили.

Подозреваемым по делу проходил только Донат Скакун. В СК обратили внимание, что потерпевшая Губаревич с первых минут называла именно его фамилию. И показания учителя не вызывают сомнений у следствия.

Фото Сергея Балая

Приговор по делу гимназиста вступил в силу. В ближайшее время Донат Скакун отправится отбывать наказание в воспитательную колонию. С учетом содержания под стражей, ему остается провести в изоляции шесть лет и восемь месяцев. Он еще может подать жалобу на приговор в порядке надзора.

Ему так и не позволили сдать в изоляторе выпускные экзамены за 9-й класс, хотя администрация СИЗО готова была предоставить условия. Директор 74-й гимназии отказывается от общения с прессой. Валентина Губаревич по своему желанию ушла из школы. Родители Доната еще до оглашения приговора передали ей 23 тысячи долларов в качестве компенсации.