В Бресте «дармоеды» тоже скандируют «уходи!». Вертикаль Лукашенко в ступоре

В Бресте начальство попробовало поговорить с протестующими, получилось невнятно и неубедительно.

Марш «дармоедов» в Бресте 5 марта получился в итоге внушительным — по Советской проследовало, считают наблюдатели, не менее тысячи (кое-кто пишет о нескольких тысячах) человек. Это была здесь третья акция такого рода, и с каждым разом людей все больше.

На акции в Бресте. Фото Миланы Харитоновой

Пожалуй, впервые за время протестов местная вертикаль попыталась вступить в диалог. Людей с площади пригласили в помещение на встречу с председателем горисполкома Александром Рогачуком.

Откликнулось около сотни. Разговор получился рваным, нервным. Глава города был вынужден признать, что декрет № 3 «сырой и требует доработки».

Сидевший за столом перед микрофоном Рогачук выглядел вяло, неубедительно. Его монотонные разъяснения проигрывали жестким, эмоциональным выпадам оппонентов из зала.

Местная власть (не только в Бресте, а по всей стране) наверняка сама не в восторге от декрета. Она оказалась между молотом и наковальней.

Впрочем, люди понимают, что чиновники практически ничего не решают. Именно поэтому рефреном звучит «уходи!», адресованное тому, кто много лет занимает высший пост.

 

Движухи добавили анархисты

Очевидно, что у вертикали нет сильных аргументов в защиту декрета, принятого еще в 2015 году и оказавшемуся миной замедленного действия. Она рванула сейчас, когда почти полумиллиону белорусов пришли «письма счастья» из налоговой: платите 20 базовых величин (размер сбора за 2015 год — 360 белорусских рублей, или около 188 долларов по нынешнему курсу)!

При этом Александр Лукашенко, подкорректировав документ декретом № 1 в январе нынешнего года, надеялся приглушить недовольство и де-факто перевел стрелки на местную власть: пусть решает, кого можно освободить от сбора с учетом «трудной жизненной ситуации».

В итоге исполкомы оказались в осаде желающих доказать, что их ситуация именно такова. При этом и протестующих на улице становится все больше. То есть декрет № 1 не снял массовое недовольство и не стал облегчением для властей.

Креатив же вертикали по части противодействия протестам довольно убог. В Витебске неделю назад пытались создать альтернативу в виде масленичных гуляний, сегодня в Бресте на той же площади, где собирались манифестанты, были устроены аттракционы, бесплатное катание на ослике и пр.

Силовая же вертикаль, которой велено руки не распускать (оттепель, Западу показываем, что здесь не диктатура), применяет тактику мелкого фола. Сегодня по дороге из столицы в Брест оппозиционных лидеров Анатолия Лебедько и Виталия Рымашевского на несколько часов задержали милиционеры. «Устанавливали личность» и пр. «Задача у них стояла четкая — не допустить нас до Бреста», — убежден Лебедько.

В самом Бресте превентивно были изолированы активисты предыдущей акции за отмену декрета «о тунеядцах» Андрей Шарендо (попал в изолятор временного содержания) и Наталья Папкова (которую вообще поместили в психиатрический стационар). Но это только добавило возмущения участникам акции 5 марта.

Показательно также, что когда часть протестовавших, включая одного из партийных активистов, ушла в горисполком говорить с председателем, а другая топталась на площади в нерешительности, инициативу взяли на себя анархисты.

Их балаклавы и черные знамена во главе колонны придали акции грозной стилистики, а неожиданная организационная расторопность обеспечила драйв. По ходу шествия колонна выросла в несколько раз.

 

«Русским миром» не пахло

При этом вылазок сторонников «русского мира» в Бресте сегодня замечено не было.

Это обстоятельство стоит подчеркнуть потому, что в связи с оживлением политической уличной активности в Беларуси модно обсасывать тезис «вот накличете Путина на танке».

На днях и президент высказался в том духе, что протестующих «тунеядцев» используют некие недруги нашей независимости.

Пока этот тезис выглядит искусственным. При том что и на международной конференции «Беларусь и регион», прошедшей в Минске 3 марта под эгидой аналитического проекта Belarus Security Blog, отмечалось: да, некоторые силы в России могут воспользоваться нынешним оживлением у нас уличной активности. Вместе с тем выступавшие на конференции активисты из регионов подчеркивали: угрозу не стоит и преувеличивать.

По мнению гомельского активиста Петра Кузнецова, украинские события сработали в массовом сознании белорусов не только на отрицание Майдана: «Не хотят и Донецка».

Активист профсоюза РЭП Андрей Стрижак пытался развеять стереотип, что для условного донбасского сценария больше подходят восточные регионы Беларуси. А тот же Кузнецов заметил: «Если Россия захочет использовать протесты, то логичнее реализовать этот сценарий в Минске, а не в Кричеве».

Звучало также мнение, что как раз западные регионы Беларуси могут парадоксальным образом оказаться более подверженными пропаганде «русского мира». В частности, исторически и стратегически так сложилось, что пограничные Брест и Гродно насыщены силовиками, действующими и отставными.

Но сегодня Брест не дал никакого повода заподозрить происки внешних недругов белорусской независимости. Вряд ли в Кремле придумали кричалку «Нет декрету № 3, Лукашенко, уходи!». И уж точно не Кремль издал сам декрет.

В Минске же предстоящие весенние акции плотно опекаются национальной оппозицией. Шествие 15 марта готовится прежде всего правоцентристской коалицией, на День Воли 25 марта сделал ставку Николай Статкевич. Это значит, что будут доминировать бело-красно-белые флаги и «Жыве Беларусь!».

При этом максимальная готовность организаторов новых акций нейтрализовать в зародыше возможные провокации будет отнюдь не лишней.

 

Начальники не умеют говорить с народом

Некоторые ресурсы написали, что в Бресте протестовавшие встретились с мэром. Но в том-то и дело, что Рогачук никакой не мэр. Местная власть в Беларуси не избирается, а назначается.

Соответственно, начальники боятся, что их снимут за плохое выполнение высочайшей воли, но не привыкли держать отчет перед населением.

В сытые времена отстроенная президентом вертикаль работала четко. Но сегодня, в кризис, когда социальный контракт «мы обеспечиваем вам чарку и шкварку, а вы молчите в тряпочку», перестал работать, стала видна неповоротливость, архаичность системы Лукашенко.

Без его личного указания вертикаль оказывается в ступоре. Эти функционеры не умеют говорить с народом и не знают, что говорить.

Независимые СМИ часто критикуют за слабость, организационные провалы белорусскую оппозицию, но она хоть как-то пытается сегодня быть с людьми, улавливать их настроения.

А где государственные идеологи, где провластные партии, «Белая Русь», БРСМ? Почему никто из этой гвардии, которая щедро подкармливалась много лет и клялась поддерживать политику Лукашенко, не выходит на ступени исполкомов, чтобы доказать на митинге правильность генеральной линии? Где функционеры формально многомиллионной Федерации профсоюзов, почему они не в гуще народной?

Заметьте, представители именно этих провластных структур постоянно оккупируют львиную долю мест в избирательных комиссиях (из-за чего туда не вбиться оппозиционерам). Но на поверку оказывается, что все эти структуры — пустое место, политические фантомы.

Лукашенко долго исповедовал концепцию, что в стране только один политик. Ныне архитектор модели расплачивается за ее порочность. Его вертикаль состоит из серых безынициативных людей, не умеющих гибко реагировать на политический момент, вести дискуссию.

Сегодня вертикаль со своими хвалеными официозными опорами (от СМИ до бутафорских партий) проваливается, как провалилась прогнившая КПСС в годы перестройки.

 

Кто сложил яйца в одну корзину?

Но суть момента в том, что без некоего варианта мягкой перестройки (и экономической, и политической) система, которую создал Лукашенко, рискует через считаные годы (а может, уже и не годы) треснуть капитально.

Да, нынешние протесты можно подавить. Но тогда прощай, кредит МВФ, прощай, оттепель с Западом. При том что кризис экономики, завязанной на Россию, без реформ лишь углубится. Соответственно, народ будет дозревать до все более решительных выступлений.

Ну и Кремлю, соответственно, станет удобнее брать белорусского визави за горло. Только «дармоеды» ли в этом виноваты? Их ведь самих взяла за горло тутошняя власть.

Один из участников протеста в Бресте сегодня публично проклял тот миг, когда голосовал за Лукашенко. Это уже голос его ядерного электората. Социальная опора режима размывается. И не из-за происков Кремля, а из-за неэффективности, заскорузлости самой модели.

Да, сейчас Кремль может легко прижать. Но не потому ли, что в свое время именно руководство режима сложило все яйца в корзину «братской интеграции»?