Владимир Подгол. МЕЖДУ СТРОК. Мечта НЕнормального человека

Владимир ПОДГОЛ

Владимир ПОДГОЛ

Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея «Место остановленного времени» (жерновов).

«Мотоцикл — мечта любого нормального человека — мужчины, женщины, неважно кого».

Игорь Шуневич

Я прочитал сию оценочную моральную норму и сразу понял, что если меня будет допрашивать этот министр, то себе в протокол сразу запишет, что я ненормальный, ибо никогда в жизни — ни в детстве, ни в другие периоды — я не мечтал иметь мотоцикл.

О своем велосипеде мечтал, об автомобиле мечтал, но о мотоцикле — никогда. Я эту машину ненавижу. Есть на то причины:

1. Ужасный грохот байкеров, когда они проносятся по улице. Вред от этого грохота для здоровья окружающих несомненен и должен наказываться милицией;

2. Эпизод на проспекте Независимости, когда байкер попал в аварию, и его голова, оторвавшись от тела, скользила по проспекту несколько сот метров, скользила независимо от тела и мотоцикла;

3. Ехать на мотоцикле в потоке машин по нашим улицам и шоссе и дышать выхлопными газами (а байкеров в противогазах я еще не встречал) — это для меня одна из вершин ненормальности. Это все равно, что пригласить девушку на свидание в общественный туалет.

Какие же мечты, альтернативные мотоциклетным, у меня есть. В данном тексте опишу только нескольких тех, которые связаны с ведомством Шуневича.

Когда Шуневич гордо восседал на своей мечте во время демонстрации байкеров, в это время поэт Некляев сидел за решеткой за демонстрацию на проспекте. Я мечтаю, чтобы ни один поэт в Беларуси никогда не сидел в тюрьме за пикет или демонстрацию. Ведь если поэту захочется почитать прохожим свои стихи, и он это сделает, то его заберут в милицию, составят протокол о нарушении закона и осудят, а потом посадят к бомжам.

Я мечтаю, чтобы Шуневич сам вышел с законодательной инициативной «сделать исключение в законе о митингах и шествиях для поэтов, писателей и художников» — разрешить им читать и показывать свои произведения в общественных местах без угрозы репрессий. А за время, которое освободится от «охоты» на поэтов, милиционеры поймают настоящих преступников.

В этом году милиционеры написали в протоколе про одного потенциального участника акции оппозиции, что он громко кричал и ругался матом. Но оказалось, что у этого человека был рак горла, ему сделали операцию, и он мог говорить только шепотом! И в суде тоже только шепотом. Получается, что милиционеры Шуневича — целители! И на время общения с ними онкологический больной выздоровел и подал голос.

Эта давняя традиция нашей милиции.

В 1996 году милиционеры в протоколе написали, что парень на «Чернобыльском шляхе» кричал и ругался. А на суде оказалась, что он — глухонемой… Абсолютно ничего не слышит и не может издавать звуков. Факт чуда, совершенного милиционерами налицо, и даже представлен суду.

Кроме того, у сотрудников Шуневича идеальный слух. Как только они слышат белорусский язык, они тут же слышат в словах и матерную речь, что и пишут в протоколах, и людей за это судят. На заре правления Лукашенко поэтов на улице за мову бросали на асфальт, а потом тащили в милицию — традиция, однако…

Все помнят, как милиционеры описали в протоколе о нарушении правопорядка, что человек громко хлопал в ладони. А у человека того не было руки! Значит, на момент встречи с милиционерами рука отросла! Это чудо совершили милиционеры.

Так может быть тогда стоит подумать и организовать таких сотрудников-чудотворцев на оказание услуг населению. Они могли бы в пунктах охраны правопорядка, где сидят участковые, да и в самих райотделах дежурить и излечивать глухонемых и потерявших голос. Наращивать части тела. За деньги, конечно. Глядишь, и заработок бы себе увеличили, и бюджет МВД тоже. А министру за чудеса — почет и уважение.

Помню, как-то наш внутренних дел министр горюнился, что авторитет милиции подрывают недруги, информационные агрессии устраивают. Вот соберите своих чудотворцев в погонах и послужите народу — по-настоящему, чудодейственно. И авторитет нарастите. А то вместо этого один вред.

Я не люблю долгов. Но из-за милиции оказался должником и никак не могу рассчитаться с прекрасным человеком и талантливым художником.

Чуть больше года назад, 13 июля 2016-го, я вместе с Алесем Толстыко собирал подписи за выдвижение кандидатом в депутаты парламента. Стояли мы возле Октябрьской площади —  здание Администрация президента и Купаловский театр перед глазами. В руках я держал копию картины Алексея Марочкина «Наши лялькі». Передо мной стояли: начальник милиции Минска со своими замами, начальник милиции Центрального района со своими замами и телеоператоры всех спецслужб. Как только начальники милиции двинулись к нам, то перед ними в мою сторону побежал какой-то качёк в шортах и капюшоне на голове. Добежал до меня выхватил из моих рук картину и исчез в толпе в направлении здания МВД.

Честное слово, мне сразу подумалось, что он побежал к Шуневичу, чтобы показать сей шедевр. Я думал, что покажет министру и вернет мне картину. Ждал-ждал и не дождался. Написал о своей мечте заявление, чтобы мне вернули картину, и я бы смог отдать ее хозяину — художнику Марочкину. Написал и Шуневичу, и начальнику милиции Минска, и в Следственный комитет. Ни ответа, ни картины, и в итоге моя неосуществленная мечта. Неужели мне придется умереть должником?

Как-то Шуневич в порыве откровенности признался, что среди его сотрудников есть театралы и лингвисты. Затем оказалось, что у него служат любители живописи, множество чудотворцев. Есть мечтатели-мотоциклисты. Последние годы показали, что, как говорят в народе, в семье не без урода — встречаются воры (вынес из служебного сейфа несколько сот тысяч долларов) и садисты, которые могут на глазах жены и детей ворваться в квартиру невиновного (врача) и жестоко избить его.

Я мечтаю, чтобы в Беларуси был министр МВД, который жил бы не с уже осуществленной мечтой — мотоциклом (за счет бюджета), а с мечтой защитить свой народ от преступников.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 




Оставьте комментарий (0)
  • 1. "Я мечтаю, чтобы Шуневич сам вышел с законодательной инициативной «сделать исключение в законе о митингах и шествиях для поэтов, писателей и художников» — разрешить им читать и показывать свои произведения в общественных местах без угрозы репрессий..." Ага. А если приедет в Минск типа художник Павленский, то выдать ему за казенный счёт молоток и гвозди. 2. "Я мечтаю, чтобы в Беларуси был министр МВД, который жил бы не с уже осуществленной мечтой — мотоциклом (за счет бюджета)..." Подгол может доказать, что мотоцикл был куплен за счёт бюджета? Или честность оппов - ваще несбыточная мечта?