Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Как реформировать суды?

Михаил ПАСТУХОВ

Михаил ПАСТУХОВ

Профессор учреждения образования «БИП-Институт правоведения». Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

Вы были в нашем суде? Если нет, то непременно сходите. Получите массу впечатлений и пищи для размышлений. Вы поймете, что такие суды нам не нужны. Они — источник повышенной опасности для граждан.

 

Нынешняя ситуация

Сегодня в Беларуси около 1200 судей. Из них две трети — женщины. Это, как правило, бывшие секретари судебных заседаний, которые получили заочно юридическое образование. По прошествии времени этим секретарям-юристкам предлагают стать судьями. И дел-то всего ничего: сдать квалификационный экзамен «по блату» и одеть черную мантию.

Конечно, возникает закономерный вопрос: почему судьями становятся преимущественно женщины? Практика показывает, что женщины привыкают к условиям несвободы и работы под давлением легче, довольствуясь хорошим заработком, который компенсирует моральную деформацию. А именно это и требуется сегодня от судьи.

Да, у судей есть отдушина — большинство гражданских и экономических дел, где можно принимать решения по внутреннему убеждению. Но и там надо держать нос по ветру: блюсти государственные интересы и проводить политику, устанавливаемую вышестоящими инстанциями. А вот ряд уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях — на особом счету. Их рассмотрение абы кому не доверят. Еще и напутственное слово председатель суда скажет.

Как засвидетельствовали данные опроса граждан, проведенного информационной службой Верховного суда в конце 2016 года, к нынешним судам доверия вообще нет. Люди каждодневно убеждаются, что это никакие не органы правосудия, а карательные органы, действующие от имени и в интересах власти. Судить и судить, без всякой пощады, руководствуясь не законом и внутренним убеждением, а указаниями вышестоящих инстанций — вот лозунг этих судов.

Стыдобищем является рассмотрение дел об административных правонарушениях в отношении участников акций протестов. Только за март 2017 года были осуждены порядка тысячи мирных граждан страны. Причем, за реализацию своего конституционного права на мирные манифестации.

Показательно, что после отъезда депутатов Парламентской ассамблеи ОБСЕ из Минска белорусские суды принялись за старое. За один день — 20 июля — судьи Центрального района Виктория Шабуня и Иван Костян осудили шестерых активистов, которые вышли на пикет в поддержку политзаключенных. В суд «правонарушителей» вызывали с помощью современных технологий — эсэмэсками. Процессы шли по конвейеру. Свидетели-омоновцы только успевали переходить из одного зала в другой. В качестве жертв «правосудия» выступили Максим Винярский (15 суток), Леонид Кулаков (10 суток), Ольга Николайчик (10 суток), Никита Красноуцкий (690 рублей), Николай Логвинов (690 рублей), Артем Черняк (1150 рублей). Материалы в отношении Андрея Шарендо были направлены на «доработку».

Председатель Верховного суда Валентин Сукало на встрече с главой государства 17 июля заявил, что судебная реформа в Беларуси уже закончена и себя оправдала.

Я с этим не согласен и утверждаю, что судебная реформа у нас еще не начиналась. Она была загублена на корню после принятия Концепции судебно-правовой реформы от 23 апреля 1992 г.

Я был одним из разработчиков этой Концепции. Многое тогда намечалось сделать в сфере деятельности судов и других правоохранительных органов. Однако в силу саботажа со стороны руководителей Министерства юстиции (тогда министром юстиции был как раз Сукало), Верховного суда, МВД, КГБ и других органов реализация положений Концепции отодвигалась, а после прихода к власти Лукашенко и вовсе была предана забвению. Все осталось по-прежнему, по-советски.

То, что Сукало называет судебной реформой (объединение общих и хозяйственных судов, сосредоточение властных полномочий в руках Верховного суда и его председателя, упрощенчество судебных процедур, повышение ответственности судей за выполнение показателей, бесконечная оптимизация и др.), и близко не имеет отношения к судебной реформе.

Основным актом в сфере судебной организации в Беларуси выступает Кодекс о судоустройстве и статусе судей от 2006 г. (с изм. и доп.). В конце 2016 г. он был принят в новой редакции. При этом из 193 статей в нем осталось только 170. В чем причина? Разве можно так поправлять законодательство?

Конечно, это грубое попрание принципов правотворческого процесса. Но надо было как-то разобраться с ликвидацией хозяйственных судов, которая произошла во исполнение президентского декрета от 29 ноября 2013 года № 6 «О совершенствовании судебной системы Республики Беларусь». В результате из Кодекса пришлось убрать главу 4 «Хозяйственные суды» (ст.ст. 59-83).

Однако здесь возникает серьезная проблема, связанная с нарушением Конституции. С одной стороны, Кодекс «прочистили» и избавили от слов «хозяйственные суды», а с другой стороны, в Конституции осталось упоминание о хозяйственных судах (ст. 84, 98, 116). Получается, что новая редакция Кодекса противоречит Конституции. Все это видят и понимают, но никто не спешит обращаться в Конституционный суд. Вопиющее нарушение Конституции допущено самими судьями, которые вовлекли в антиконституционную деятельность парламентариев.

Можно заключить, что в связи с упразднением хозяйственных судов судебная система Беларуси еще больше приблизилась к советской системе. Точнее, к системе сталинских времен, где она была централизованной и действовала по указанию «верхов».

 

Зарубежный опыт

Изучение судебных систем стран Европы показывает, что там в достаточной мере обеспечивается независимость и специализация судов и судей.

К примеру, возьмем Германию. Там имеется пять ветвей судебной власти: суды общей юрисдикции, суды по трудовым спорам, суды по социальным вопросам, суды по финансам и по налогам, суды по административным делам. Кроме того, есть еще Федеральный Конституционный суд, который следит за соблюдением Основного закона всеми органами и должностными лицами. Немцы могут обращаться в этот суд в случае нарушения их конституционных прав и свобод.

Должность обычных судей замещается по конкурсу. Претенденту достаточно сдать квалификационный экзамен и заявить, что он хотел бы стать судьей такого-то профиля и в таком-то месте. Органы судейского самоуправления периодически проводят конкурсы на замещение судейских мест. Все желающие могут принять участие. Работают судьи бессрочно, пока пользуются доверием населения и коллег.

В Германии действуют участковые суды, которые рассматривают относительно простые категории гражданских дел. Наряду с профессиональными судьями, к осуществлению правосудия привлекаются так называемые шеффены, которые должны иметь специальные познания для участия в специализированных судах.

Французская модель судов также отличается развитой специализацией. В частности, там функционирует система общих судов (трибуналов) во главе с Кассационным судом. В рамках общих судов имеются суды по делам несовершеннолетних, суд ассизов (рассматривает дела о наиболее тяжких преступлениях в составе трех судей и жюри в составе 9 граждан), апелляционный суд, а также следственные судьи (проводят расследование по наиболее значимым уголовным делам).

Широкое распространение во Франции получила подсистема административных судов. Для рассмотрения жалоб на их решения созданы 6 апелляционных судов. Высшей инстанцией в сфере административной юстиции выступает Государственный совет. Он разделен на четыре секции (внутренних дел, финансов, общественных работ, социальных вопросов). Возглавляет Госсовет премьер-министр страны, а при его отсутствии — министр юстиции.

В судебную систему Франции включена Счетная палата. Ее назначение — проверять счета публичных служб. Она выступает апелляционной инстанцией по отношению к региональным счетным палатам.

Кроме этих судов, во Франции имеется широкая сеть специализированных судов. В том числе: торговые суды, суды по социальным вопросам, морские торговые суды, военные суды. Для рассмотрения дел, связанных с нарушением общественного порядка, созданы полицейские суды.

Интерес представляет судебная система Польши. Она представлена Конституционным трибуналом, Государственным трибуналом (выносит решения об ответственности высших лиц за должностные преступления), Высшим административным судом (с территориальными отделениями в регионах), Верховным судом (с иерархией судов в районах, воеводствах, апелляционными судами), специализированными судами (по семейным делам, по трудовым делам и социальным вопросам, по исполнению уголовных наказаний и др.).

Все вопросы, связанные с отбором и назначением судей решает Всепольский судебный совет. Он состоит из первого заместителя председателя Верховного суда, министра юстиции, председателя Высшего административного суда, 15 членов, избираемых из судей Верховного суда, четырех депутатов Сейма, двух членов Сената. Срок его полномочий — 4 года.

Определенные шаги в сторону трансформации судебной системы сделала Украина. Там судебная власть представлена Конституционным судом, судами общей юрисдикции и специализированными судами. Последние включают в себя хозяйственные суды (в составе областных, апелляционных и Высшего) и административные суды (в составе областных, апелляционных и Высшего).

В Украине действует Высший совет юстиции. Он решает вопросы о назначении судей на должность и освобождает их от должности, принимает решения о дисциплинарной ответственности судей Верховного суда и судей высших специализированных судов и др. В нем — 20 человек (от депутатов парламента, президента, Съезда судей, Съезда адвокатов, Съезда представителей юридических вузов и научных учреждений, Всеукраинской конференции работников прокуратуры). По должности в его состав входят председатель парламента, министр юстиции и Генеральный прокурор.

Согласно новой редакции закона «О судоустройстве и статусе судей» от 7 июля 2010 г. в Украине введены должности следственных судей (осуществляют контроль за законностью следствия, дают санкцию на заключение под стражу, рассматривают все жалобы), а по некоторым категориям уголовных дел допускается создание суда с участием присяжных заседателей.

В России тоже проведены некоторые преобразования в сфере судов. Основанием для этого послужила Концепция судебной реформы 1991 года. Там повсеместно введен суд присяжных, учреждены должности мировых судей, апелляционные суды. В то же время судебная система России несет на себе многие родимые пятна советской системы: плохое материально-техническое обеспечение, высокая загруженность, «телефонное право», относительно низкая квалификация судей. До настоящего времени не создана подсистема административных судов.

На мой взгляд, отступлением от мировой практики стало слияние общих и арбитражных судов России в 2013 году. Как отмечалось, позднее этот опыт был использован белорусскими властями. Это привело к усилению централизации судов и введению принципа единоначалия, что не содействует независимости судов и судей.

 

Пути реформирования судов Беларуси

Для преобразования судов и повышения качества их работы необходимо принять и реализовать новую Концепцию судебно-правовой реформы. Основными положениями этого документа могут стать следующие положения.

Первое: выборность всех судей представительными органами власти (соответственно — парламентом и местными Советами депутатов). Срок полномочий следует ограничить (например, пять лет — для судей высших судов и четыре года — для судей местных судов), предоставив судьям право переизбираться на новый срок.

Второе: развитие специализации судов и судей. С учетом неконституционности решения о ликвидации хозяйственных судов надо восстановить их деятельность. Кроме того, в системе общих судов следует ввести должности судей по административным делам, по делам несовершеннолетних, следственного судьи (для контроля за следствием и решения вопроса о выдаче санкций на арест и другие следственные действия), судьи по исполнению уголовных наказаний (для рассмотрения жалоб осужденных, принятия решений по УДО и других вопросов).

Третье: районные суды преобразовать в межрайонные (окружные) суды. Это позволит вывести суды из-под влияния местных администраций, милиции, прокуроров, выровняет нагрузку судей и обеспечит их специализацию. В пределах округа можно учреждать должности мировых (участковых) судей, если в этом появится необходимость.

Четвертое: по отдельным категориям уголовных дел следует предусмотреть введение суда присяжных заседателей при условии, если обвиняемый не признает себя виновным в совершении преступлении. На первоначальном этапе такие суды можно создавать при областных судах.

Пятое: областные суды должны стать основными проверочными инстанциями в качестве апелляционных судов. В последующем (при изменении административно-территориального устройства) они могут быть преобразованы в апелляционные суды.

Шестое: в деятельности хозяйственных судов должна получить развитие специализация. Для проверки законности решений хозяйственных судов целесообразно создать апелляционную инстанцию с несколькими составами судей.

Седьмое: Конституционный суд, как это установлено в Конституции 1994 года, должен избираться парламентом. Его полномочия следует расширить по примеру европейских стран. В частности, он должен получить право толковать нормы Конституции, а также рассматривать жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод. Следует также расширить круг субъектов, которые могут обращаться в Конституционный суд о проверке конституционности актов.

Восьмое: для решения вопросов, связанных с деятельностью судебного сообщества, необходимо создать по примеру других стран Всебелорусский совет юстиции. В его состав могут войти председатель парламента, председатель правительства (его заместитель), по три представителя от высших судов, республиканского совета судей, ассамблеи неправительственных организаций, уполномоченный по правам человека (его заместитель). Всего — 18 человек.

Девятое: на основании новой Концепции судебно-правовой реформы принять новое законодательство о судах и других правоохранительных органах.

Десятое: провести выборы нового состава судей (после демократических выборов парламента и местных органов самоуправления).

Рождение нового суда Беларуси может начаться с утверждения в должности временно исполняющего обязанности председателя Верховного суда. Позднее может быть сформирован первоначальный состав Верховного суда. В его составе могут быть образованы специализированные коллегии: по уголовным делам, по гражданским делам, по хозяйственным делам, конституционная палата. Решение по наиболее важным вопросам Верховный суд может принимать в составе пленума.

После принятия нового законодательства о судах будет сформирована полноценная структура судов Республики Беларусь. Это будет наш белорусский суд в обрамлении национальных символов и на белорусском языке.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 

 


  • "Она не хуже, чем в других странах, может даже мягче." Угу. А понятия "мягкость" и "жесткость" имеют примерно такое же отношение к судебной реформе, как теплое относится к квадратному. Говорят, в старину был один забавный обычай - прежде чем писать комментарий на какой-нибудь текст, желательно было бы сначала этот текст понять. Но это было раньше, до эпохи интернета - кто сейчас обращает внимание на подобные мелочи.
  • "Она не хуже, чем в других странах, может даже мягче." Угу. А понятия "мягкость" и "жесткость" имеют примерно такое же отношение к судебной реформе, как теплое относится к квадратному. Говорят, в старину был один забавный обычай - прежде чем писать комментарий на какой-нибудь текст, желательно было бы сначала этот текст понять. Но это было раньше, до эпохи интернета - кто сейчас обращает внимание на подобные мелочи.
  • Пока судья состоит на службе он не имеет права состоять в браке и должен вести жизнь монаха. Вне судебных заседаний не общаться ни с кем и ни по какому поводу. Плюс полный контроль всей информации получаемой судьей. Это не я придумал. Так было очень давно. Но судя по тому, что твориться в судах, уже пора применять и такие меры.