День единства ФРГ в 2017 году больше является миссией, нежели воспоминанием

С 1990 года Германия 3 октября отмечает свое воссоединение. Несмотря на все нерешенные проблемы, на разочарование несбывшимися ожиданиями, на незавершенные проекты, это радостный день, считает главный редактор DW Инес Поль.

Embed from Getty Images

По ее мнению, это день, когда мир раз за разом с удивлением признает, что страна, которая в ответе за многие ужасы, мирно разрушила стену, столько лет ее разделяющую, и вновь объединилась, чтобы в форме надежной демократии и процветающей экономики стать одной из опор западного мира.

«Но в этом году в Германии прошли выборы в бундестаг. И правые популисты из «Альтернативы для Германии» (АдГ) заняли третье место почти с 13 процентами голосов. С того дня боевой призыв, с которым граждане ГДР боролись за свою свободу, звучит совсем по-другому. «Мы — народ», — заявляли они в Дрездене и других городах в 1989 году, и тем самым привели к падению неправовую систему ГДР. «Мы — народ» тогда означало: мы хотим демократическим путем принимать участие в решении вопроса, в какой стране хотим жить. И больше не позволим угнетать нас и повелевать нами», — отмечает Инес Поль.

Сегодня же, по ее словам, после того как в лице АдГ правые популисты впервые прошли в бундестаг, те же слова: «Мы — народ» в их устах звучат совершенно иначе.

День объединения Германии
Инес Поль
«В них больше не главенствует требование к демократии, к участию в принятии решений. Для многих «Мы — народ» между тем звучит прежде всего как «А вы — не народ, вы здесь не свои, вы ни к чему». И это относится к беженцам, которые в течение двух последних лет прибыли в Германию в поисках защиты, в надежде обрести перспективы. Но это является и в целом реакцией на мир, который выбился из колеи и который никогда уже не будет таким, как прежде», — обращает внимание главред DW.

Еще одним вызовом для объединенной Германии стал наплыв беженцев, которые убегали из родных мест из-за войн, эпидемий, засух и наводнений. И миллионы людей, считает она, еще последуют за ними. Их стремление воспользоваться своим правом на лучшую жизнь просто так не остановить. Не все эти люди непременно захотят в Европу. Но перемещение потока мигрантов и его последствия окажут заметное влияние на весь мир.

«Поэтому «Мы — народ», задуманное как окрик-ограничение, является беспомощной речевкой, адресованной не только политикам, но и 87 процентам немецких избирателей, которые проголосовали против АдГ. В отличие от 1989 года, это девиз вовсе не того большинства, которое объединилось в понимании себя как народа. Тем не менее, бесхитростное «продолжаем, как жили», ограничение собственной карьерой, уход в частную сферу — это недостаточный ответ на результаты выборов. И сложные переговоры о создании правящей коалиции служат подтверждением тому, что речь идет о серьезном вопросе: в какой стране мы хотим жить», — отмечает Поль.

Она напомнила, что немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гете устами Фауста говорит: «Наследовать достоин только тот, кто может к жизни приложить наследство».

По мнению главреда, эта фраза, кажется, написана прямо для нынешнего Дня германского единства: «Ведь это единство не является просто данностью. Оно не является тем фактом, за который другие когда-то боролись, а теперь оно существует само собой. Требуется приложить усилия, чтобы его сохранить».

Успех АдГ в землях запада Германии — Баварии и Баден-Вюртемберге — окончательно подтверждает, что разделение на проблемы востока и запада Германии стало для нынешнего мира упрощением.

«Сейчас речь идет о борьбе за Германию, которая себя осознает членом ЕС, которая твердо базируется на Основном законе и как следствие своего богатства и влияния обретает ответственность помогать там, где людям плохо живется. Германия празднует День единства, который в 2017 году больше является миссией, нежели воспоминанием», — резюмировала Инес Поль.