Белорусских адвокатов заставляют ходить строем

Ситуация с Анной Бахтиной — это показательный урок для устрашения других адвокатов.

На прошлой неделе стало известно, что адвокат Анна Бахтина лишается лицензии на право заниматься адвокатской деятельностью. Это — один из результатов внеочередной аттестации адвокатов. Эксперты вспоминают аналогичную ситуацию в 2011 году и говорят о целенаправленном воздействии на тех адвокатов, которые работали в интересах клиента, а не следствия.

 

Квалификационная комиссия по вопросам адвокатской деятельности Министерства юстиции провела 12 сентября внеочередную аттестацию 19 адвокатов Минской городской коллегии адвокатов. Двумя днями позже на основании заключения комиссии Минюст принял решение прекратить действие лицензии Бахтиной, мотивируя это тем, что она не может выполнять профессиональные обязанности «вследствие недостаточной квалификации».

 

«Политически мотивированный заказ»

Между тем Бахтина — известный в Беларуси специалист с 13-летним прокурорским стажем и 25-летним стажем адвокатской деятельности. Последние десять лет она защищала многих фигурантов резонансных дел с политической окраской. В частности, представляла интересы Эниры Броницкой, обвиненной в 2006 году в деятельности от имени незарегистрированной организации — объединения наблюдателей за выборами «Партнерство», журналистки Ирины Халип в деле о массовых беспорядках после президентских выборов 2010 года, создателя остросоциального ресурса 1863x.com блогера Эдуарда Пальчиса.

Решение комиссии Минюста Бахтина считает политически мотивированным «заказом определенных ведомств». Она намерена отстаивать свое право заниматься адвокатурой, однако процедура обжалования принятого комиссией решения не до конца ясна — в положении об аттестации она не прописана.

«Если бы моей аттестацией занималось, например, управление юстиции Мингорисполкома, то тогда в течение десяти дней можно было бы направить материалы в эту квалификационную комиссию, — пояснила Бахтина БелаПАН. — Но решение приняла сама комиссия. Причем если бы было решено лишить меня лицензии, то этот порядок [обжалования] предусмотрен в самом положении. Но поскольку я не прошла аттестацию по признаку «профессиональной непригодности из-за низкой квалификации», то я автоматически лишаюсь лицензии и исключаюсь из территориальных адвокатских органов».

 

Правозащитники предвидели недоброе

Белорусские правозащитники чуяли неладное. За несколько дней до скандального заседания квалификационной комиссии они обратились к спецдокладчику ООН по вопросу независимости судей и адвокатов Монике Пинто с просьбой вмешаться в ситуацию с давлением на адвокатов в Беларуси. Правозащитники высказывали опасение, что внеочередная аттестация может стоить некоторым из них лицензии. Так и получилось.

Это уже не первая попытка давления на адвокатское сообщество Беларуси, отмечает заместитель председателя закрытого властями правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович.

«Периодически проходят волны разнообразных мероприятий, в результате которых часть адвокатов теряет свои лицензии и право заниматься адвокатской деятельностью, — сказал Стефанович в комментарии для БелаПАН. — Как правило, это почему-то в основном адвокаты, которые связаны с резонансными общественно-политическими делами».

Белорусские правозащитники считают неприемлемым вмешательство Минюста в деятельность адвокатуры. По их мнению, все вопросы относительно квалификации адвокатов и их возможности заниматься профессиональной деятельностью должны регулироваться органами адвокатского самоуправления. Однако нынешнее законодательство об адвокатуре закрепляет право Минюста прямо вмешиваться в деятельность адвокатуры и каждого адвоката, в том числе путем инициирования дисциплинарных взысканий и проведения аттестаций.

«Что касается Анны Бахтиной, то она занималась вопросами защиты по политически мотивированным уголовным делам, которые имели общественный резонанс. Мы, правозащитное сообщество Беларуси, связываем лишение ее лицензии именно с ее участием в такого рода делах», — сказал Стефанович.

 

Не первая «чистка»

По словам Стефановича, ситуация напоминает 2011 год: после разгона манифестации в Минске 19 декабря 2010 года последовало большое количество политически мотивированных уголовных дел.

«И это совпало с давлением на адвокатов, которые защищали некоторых фигурантов дела о массовых беспорядках, в том числе и бывших кандидатов в президенты, — отмечает Стефанович. — Тогда тоже Минюст инициировал переаттестацию. Пытались лишить лицензий и ту же Бахтину, и других. Бахтина тогда смогла отстоять себя. А ряд адвокатов были лишены практики по другим основаниям, то есть не в результате переаттестации, а в результате исключения из коллегии или лишения лицензии за дисциплинарные взыскания и так далее».

Стефанович напомнил, что подобным образом был лишен практики адвокат Павел Сапелко, который защищал экс-кандидата в президенты Андрея Санникова. «И это как-то странно совпало с интервью Сапелко «Евроньюс», в котором он рассказывал о плохом физическом состоянии своего клиента и условиях содержания в СИЗО КГБ», — сказал Стефанович.

Нынешнее давление на адвокатов он связывает, в частности, со все еще не завершенным делом «Белого легиона». В частности, Бахтина является защитником одного из главных фигурантов этого дела — Мирослава Лозовского.

«По нашей информации, все это еще не конец [неприятностей для адвокатов], потому что некоторые адвокаты были условно аттестованы на шесть месяцев с последующей повторной переаттестацией, — отметил Стефанович. — Это также те адвокаты, которые занимались резонансными общественно-политическими делами. Я так понимаю, что они пока сами не особо это афишируют, потому что надеются как-то пережить и проскочить такие условные сроки, которые им вынесли».

Он рассчитывает, что обращение к спецдокладчику ООН привлечет к проблеме дополнительное внимание.

«Очень часто механизмы ООН носят непубличный характер. Как правило, мандат спецдокладчиков работает таким образом, что властям страны направляются соответствующие запросы и должен быть дан ответ по сути заданного вопроса, — отмечает Стефанович. — Обращение к спецдокладчику является актуализацией проблемы на самом высшем для нас уровне — уровне ООН. К сожалению, в какие-то региональные системы защиты прав человека Беларусь не входит».

 

Чтобы остальные боялись

Юрист и политолог Юрий Чаусов рассматривает ситуацию с Бахтиной как реакцию властей на «профессиональную и принципиальную деятельность адвоката, которая неоднократно защищала тех, кто подвергся уголовному преследованию в связи со своей общественно-политической деятельностью».

«Думаю, что это очередной пример ликвидации тех институций, которые сохраняют хоть какую-то видимость независимости от исполнительной власти, — сказал Чаусов в комментарии для БелаПАН. — Адвокатура по процессуальным нормам уголовного права должна быть независимой, и отойти от этого формального принципа государство не может. Но тех, кто реально демонстрирует независимость, убирают подобным образом».

Он подчеркивает, что как в 2011 году несколько адвокатов разными способами были лишены возможности работать, так и сейчас «в достаточно унизительной форме переаттестации Минюст лишил права заниматься профессиональной деятельностью адвоката, в профессионализме которого ни у кого сомнений не возникает».

Конечно, это не совпадение, уверен Чаусов. «Это сознательное, целенаправленное воздействие на адвоката, пользовавшегося своим профессиональным статусом и, может быть, не подчинявшегося требованиям некоторых структур, которые хотели, чтобы адвокат поступал не в интересах своего клиента, а в интересах следствия», — считает собеседник БелаПАН.

По его словам, в Беларуси и следствие, и суд имеют обвинительный уклон.

«Презумпция невиновности, право на защиту — это те вещи, которые в законодательстве существуют, а на практике правоохранительными органами не применяются. Реально органы уголовного преследования, прокуратура выполняют заказ посадить. И адвокатура в этом случае — ненужное препятствие для такой деятельности», — говорит эксперт.

Чаусов полагает, что санкции в отношении Бахтиной напрямую могут быть связаны с делом «Белого легиона». «Это дело все еще не закончено. Люди остаются в статусе подозреваемых и обвиняемых, их выпустили, но само дело не прекращено», — подчеркнул собеседник.

Он отмечает, что при переаттестации пострадала не только Бахтина, но и несколько других адвокатов, задействованных в защите по политическим делам.

«Думаю, что Бахтина в данном случае — это такая демонстративная жертва для устрашения других адвокатов», — сказал Чаусов.

Он напоминает, что после неприятностей 2011 года адвокаты надолго перестали общаться с прессой и сообщать информацию по резонансным делам. Сейчас ситуация может повториться.

 

Непокорных выбивают из обоймы

Удастся ли Бахтиной отстоять свое право на адвокатскую деятельность?

«Зная практику в нашей стране, я как-то не очень уверен, что ей удастся отстоять это в процедурных вопросах через обжалование», — сказал Стефанович.

Он подчеркивает, что проблема гораздо шире, чем лишение нескольких адвокатов лицензий. «К сожалению, адвокаты в Беларуси находятся в очень уязвимом положении. Нередки случаи просто игнорирования прав адвокатов, когда их, например, по надуманным причинам не допускают к подзащитным, — говорит Стефанович. — Наглым образом игнорируется одно из основных прав человека — право на защиту, гарантированное Конституцией».

Чаусов, со своей стороны, напоминает, что попытки адвокатского сообщества в 2011 году встать на защиту попавших под прессинг коллег не увенчались успехом. Вряд ли и сейчас что-то получится, полагает аналитик.

«Адвокатура тоже неоднородная, и корпоративные интересы таковы, что адвокаты, скорее, готовы «сдать» своих коллег, чем выступать в виде некой забастовки, — сказал он. — Что касается обжалования действий Минюста, то в любых спорах суды принимают сторону этого ведомства. Мы это хорошо знаем на примере дел по обжалованию отказов в регистрации общественных объединений».

По мнению собеседника, адвокатура уже поставлена под контроль. В данном случае, говорит он, идет зачистка тех адвокатов, которые стремились использовать свой процессуально независимый статус и действительно были независимы от стороны обвинения.

«И проблема в том, что в дальнейшем у граждан может не быть выбора адвокатов, кроме тех, кто, как я могу предполагать, более склонен к отступлению от норм адвокатской этики», — резюмировал Чаусов.