Другие материалы рубрики «Культура»

  1. «Вы не поймете, кто есть кто». В Минске создан инклюзивный театр с участием детей с аутизмом
    25 мая театр провел первую на большой сцене и в костюмах репетицию, на которую позвали и журналистов.
  2. Стрит-арт. Известных белорусов увековечат в граффити
    Команда витебских художников StreetSkills планирует в этом году проехать по разным городам Беларуси и запечатлеть в граффити известных деятелей культуры, науки и спорта.


Культура

В Старые Василишки в гости к Чеславу Немену

 

В деревне Старые Василишки Щучинского района Гродненской области всего 27 жителей. Но только за прошлый год ее посетило почти 1200 человек — паломников на родину Чеслава Немена.

Утром в прошлую субботу на Гродненщину отправились и мы. Небольшую компанию сплотил вокруг себя «песняр» Владислав Мисевич.

«Когда главный редактор газеты «Культура» Сергей Трефилов рассказал мне о музее Чеслава Немена, я просто загорелся идеей съездить туда, — признался Владислав Мисевич. — Теперь у «Белорусских песняров» отпуск, самое время… А с Чеславом Неменом мне довелось трижды встретиться. Первый раз в 1971 году в Сопоте. «Песняры» тогда впервые отправились за границу — на Международный фестиваль песни.

Гостиница находилась на берегу моря, я как-то задержался на пляже, подхожу, смотрю, наши ребята с Чеславом Неменом запросто беседуют. Для нас он был эталоном, кумиром! Оказалось, узнав, что мы участвуем в конкурсе, он специально пришел, чтобы познакомиться! Мы долго разговаривали, расспрашивали обо всем, абсолютно искренняя, дружеская беседа была, на равных, хотя он к тому времени, повторюсь, уже величина, а «Песняры» только стали популярным коллективом.

В Минск он приезжал с концертом в 1976 году, и у нас была возможность послушать его выступление. Мы знали, что он всегда приглашает на концерты своих односельчан, выкупает для них билеты, и эта черта в нем тоже восхищала.

А через три года в Сочи мы выступали на одной площадке. Не знаю, был ли он на нашем концерте, а мы на его концерт ходили. Потом за кулисами общались. И по-прежнему не было в нем ни капли спеси — простой, обаятельный человек. А пел — как бог!

Кстати, после знакомства с Чеславом, Мулявин так впечатлился исполнением песни «Бродяга», что написал свою аранжировку. Жаль, что Володя исполнил ее только один раз…

Вообще, в судьбе Мулявина и Немена есть общая черта: оба не окончили музучилище, обоих отчислили за профнепригодность. Впрочем, тогда профнепригодностью называли неугодность: не то пели, не так одевались…».

Так за неспешными разговорами мы приехали в деревню, то есть агрогородок Василишки: дом культуры, торговой центр, школа, детский сад, ухоженные дома и великолепный парк возле костела.

«Красиво. И жалко тратить время на моря-океаны, когда здесь есть достойные памятники архитектуры, красивая природа и интересные люди», — резюмировал Владислав Мисевич.

Еще несколько минут езды — и мы в Старых Василишках. Сперва идем в костел святых Петра и Павла. Именно здесь крестили Чесика Выджицкого. Неменом он стал позже.

Двери костела пан ксендз держит открытыми… Здесь есть мемориальная доска в память о великом земляке.

Неспешно идем по улице. От костела до музея — рукой подать. Из открытого окна дома Выджицких льется музыка, звучит голос Чеслава Немена…

«В прошлом году у нас побывало почти 1200 человек. Больше половины — из Польши, остальные — со всего мира. Были здесь из России, Франции, Израиля. Белорусы тоже приезжают, — рассказывает директор музея Владимир Сенюта. — Поляки давно поняли: Немена нет и заменить его некем. Как у нас — Мулявина».

По словам Владимира Сенюты, этот дом принадлежал двум братьям Выджицким — у каждого из них была своя половина. Отец Чеслава работал настройщиком органов и пианино. Дядя музыканта мастерил сбрую для лошадей, шил обувь.

В школу маленький Чесик ходил в Василишки и всю дорогу — почти три километра — пел. Голос был настолько чудесным, что люди отрывались от работы, чтобы послушать мальчишку. Дома часто включали патефон, тогда он говорил: «Когда-нибудь и мои песни вы будете слушать».

До Второй мировой войны в Старых Василишках было более 300 домов. Все еврейское население деревни фашисты согнали в гетто, потом расстреляли…

Семья Выджицких пережила оккупацию в Старых Василишках. А в июле 1945 года было подписано советско-польское соглашение, согласно которому все бывшие польские граждане, имевшие польское гражданство до 17 сентября 1939 года, получили право на возвращение в Польшу. Эту возможность Выджицкие использовали в 1958 году.

К этому времени Чеслава исключи из Гродненского музыкально-педагогического училища. Торопиться в Польшу нужно было еще и потому, что для Чеслава подходил срок службы в армии, а тогда он был 3-4 года. Да и всей семье не нравилась коллективизация, советизация и русификация.

За день до отъезда Чеслав женился на Марии Клевзуник. Через год Мария смогла воссоединиться с мужем, она приехала в Гданьск, где тогда жили Выджицкие. У них родилась дочь Мария. Однако через семь лет семья распалась. Романтическая любовь прошла… Мария была против музыкальной карьеры мужа, она предпочла бы видеть его доктором или адвокатом.

Кажется, именно об этом Олег Аверин и Юрий Рыбчинской специально для Владимира Мулявина написали песню, которую он, как всегда, неподражаемо исполнил:

Я влюблялся в девушек, бывало,
Но душевных струн им не хватало,
Не найдя в них музыки и счастья,
Я к тебе, гитара, возвращался.


Через некоторое время Чеслав Немен женился на польской модели Малгожате. В этом браке родились две дочери, одна из которых пробует свои силы в музыке.

Каждый раз, когда Чеслав Немен приезжал в СССР, обязательно посещал Старые Василишки. И только Малгожату не брал с собой, опасаясь, что ей, варшавянке, не понять его любви к своему скромному дому, саду, любимому камню на берегу Немана.

Последний раз Чеслав Немен был в Старых Василишках в 1979 году.

«Вы только подумайте! В Москве в его графике оказались свободными целые сутки, — рассказывает Владимир Сенюта. — Так Чеслав взял такси — и в Старые Василишки. Побыл здесь два часа с друзьями детства и снова в дорогу. Он всегда подчеркивал, что родом из Старых Василишек. И, знаете, я раньше, когда меня спрашивали о месте рождения, называл известный населенный пункт, недалеко от родной деревни. А Немен так на меня повлиял, что теперь всегда называю именно свою деревню».

В 60-70-е годы прошлого столетия Чеслав Немен даже конкурировал по числу дисков с культовыми «Битлз». А лучшим музыкантом Польши остается до сих пор. Но это для публики. А власти не очень-то его жаловали, как и все общество — репатриантов.

Владислав Мисевич рассказал, что в том же Сопоте на приеме у мэра «Песняров» спросили, кого из польских музыкантов знают в Беларуси.

«Мы назвали популярные группы и добавили: а больше всего любят Чеслава Немена, и мы здесь с ним встречались, — вспоминает артист. — После этого признания встреча быстро завершилась, потом переводчик нам объяснил, что Немена власти не жалуют, потому что он бунтарь».

В последние годы жизни Чеслав Немен практически не выступал, боролся с онкологическим заболеванием. Он еще мечтал приехать в Старые Василишки, отметить 65-летие, но не успел…

А дом Выджицких через несколько лет у новых хозяев выкупила местная райпотребкооперация и разместила в нем магазин. Торговля там шла целых 23 года. Потом дом пустовал. После смерти Чеслава Немена его сестра Ядвига обращалась в различные белорусские инстанции с просьбой открыть музей на родине музыканта. Она готова была даже передать пианино Борисовской фабрики, на котором играл Чеслав еще в Старых Василишках. Подключились и поклонники певца.

В итоге дом Выджицких передали на баланс Щучинского районного отдела культуры. Теперь на нем памятный знак и шильда: клуб-музей Чеслава Немена.

Владимир Сенюта не скрывает, что в доме мало вещей, принадлежавших Выджицкким. Но вот семейный крест ему удалось найти на чердаке дома, да еще зеркало. Все остальные вещи образца 50-х годов собирались по крупицам. Оказалось, что привезти старое пианино из Польши — хлопотно и дорого. Тогда Владимир Сенюта купил точно такой же инструмент.

«Что-то покупал за свои деньги, что-то люди дарили музею. Я даже иногда приезжал в деревни вместе с автолавкой, включал песни Чеслава Немена, рассказывал о музее и просил помочь экспонатами. И люди откликались, — рассказывает Владимир Сенюта. — Пока еще живы те, кто его знал… В свой первый приезд из Польши в Старые Василишки на Чеславе была такая рокерская куртка с дырками. Так сельчане ему говорили: «Чесик, может, тебе плохо в той Польше: вот одежда в дырках, так мы тебе кожушок справим». Он и потом приезжал в экстравагантных по деревенским меркам нарядах, но без дырок… А теперь у польских туристов обязательный ритуал: спеть в музее любимые песни».

К слову, Владимир Сенюта планировал во второй половине дома сделать музыкальную экспозицию, но поскольку из Польши периодически приходят письма от вдовы с напоминанием о защите авторских прав, то от этой идеи отказались. Скорее всего, там будет этнографическая экспозиция.

Мы уже прощались с Владимиром Сенютой, когда в Старые Василишки въехал огромный автобус — директор фонда «Страна замков» Александр Варикиш включил посещение музея Чеслава Немена в новую экскурсионную программу «Дорогами повстанцев».

А в этих местах есть что посмотреть: недалеко от Старых Василишек — могила Алоизы Пашкевич, усадьба Ивановских. И, конечно, костел в Старых Василишках, который знаменит еще и искусственными пещерами.

Строительство этого храма было завершено в 1904 году и даже не без участия российского государства, о чем тоже есть памятный знак. В 1958 году костел закрыли, и для Выджицких это тоже было важной причиной для отъезда. Потом, по коммунистической традиции, костел хотели приспособить под гараж, склад. Рассказывают, что председатель колхоза приехал, посмотрел на костел и отказался «принимать объект». Так все годы советской власти в костеле не было служб, но он использовался как туристический объект. С конца 80-х годов костел снова стал культовым зданием.

Приближается 75-летие Чеслава Немена… Конечно, старому дому требуется ремонт, благоустройство приусадебного участка, создание инфраструктуры для туристов. Главное, чтобы сохранили как можно больше настоящего, чтобы осталась некая удивительная аура, присущая этому месту. Жаль, если все это заменят новостроем с пригламуренными экспонатами.

***

Сравнение Чеслава Немена и Владимира Мулявина звучало не раз. Хотя бы такое: оба стали популярными музыкантами, покинув родину. Подумалось вот о чем. Сестра и поклонники Чеслава Немена добились открытия музея на родине певца. А под Минском разрушается дача Владимира Мулявина при живой вдове и детях от разных браков. И большом количестве «друзей» и «верных учеников». В жизни бывают всякие обстоятельства, иногда лишняя недвижимость и обременительна для семьи. Но есть достойный пример: вдова Василя Быкова передала свою дачу государству для создания музея писателя.

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Белорусские песняры и Владимир Мулявин, Белорусские песняры и Чеслав Немен, Белорусские песняры и Стас Михайлов - любой повод используется Яновской в Белорусских новостях, чтобы напомнить об этом, никому не нужном, пятом клоне великого ансамбля Песняры (судя по попыткам Белорусских песняров прилепиться к великим именам и отсутствием чего-либо своего ценного в творчестве и в истории. Единственное что можно о них самих сказать, без привязок к другим - это предательство Мулявина).