Посол Великобритании: резкое улучшение отношений ЕС с Беларусью может прийтись не по нраву России

«Поэтому мы должны двигаться очень осторожно… Последнее, что мы хотим сделать, это усилить напряженность между НАТО и ОДКБ…»

Отблагодарит ли Запад Беларусь за предоставление площадки для переговоров по украинскому конфликту? Что ждет белорусско-европейские отношения? Как получить британскую визу после того, как посольство перестало их выдавать?

На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью Naviny.by ответил посол Великобритании в Беларуси Брюс Бакнелл.

Брюс Бакнелл

— Господин посол, Минск стал площадкой для переговоров трехсторонней группы по ситуации в Украине. Возлагает ли Евросоюз и Великобритания какие-то надежды на эти переговоры?

— Мне очень трудно ответить на этот вопрос. В Минске эта встреча проходит в первый раз. Конечно, мы приветствуем решение Беларуси стать площадкой для переговоров между Россией, Украиной, ОБСЕ и другими сторонами не только по ситуации в Украине, но особенно по катастрофе рейса MH17. Вы понимаете, для нас это катастрофа — десять граждан Великобритании были убиты. Для нас это приоритет.

И хотя еще рано делать категорические суждения, мы получаем все больше свидетельств, что самолет был сбит ракетой, выпущенной пророссийскими сепаратистами. Этот факт изменяет ситуацию для нас. Должно быть проведено срочное прозрачное и авторитетное расследование инцидента.

Мы обеспокоены тем, что наблюдатели ОБСЕ получили только ограниченный доступ к месту крушения. И Совет безопасности ООН ясно дал понять, что международные эксперты должны незамедлительно получить беспрепятственный доступ. Нас беспокоит возможная подтасовка и фальсификация доказательств за те две недели, которые прошли с момента катастрофы.

Это лишь усиливает необходимость того, чтобы президент Путин использовал свое влияние на сепаратистов с целью предоставления экстренного доступа к месту крушения и не снабжал их оружием, оборудованием и возможностью тренировок. Важно, чтобы тела жертв были возвращены их семьям. Мы до сих пор не получили все тела.

Говоря о переговорах в Минске, я надеюсь, что будет достигнуто решение по вопросу малазийского рейса, но я в этом не уверен. (Интервью было дано в 15:00 31 июля, до оглашения первых результатов переговоров. — Naviny.by)

— Многие белорусские политологи считают, что после того, как Беларусь предоставила площадку для переговоров, имидж официального Минска может улучшиться в глазах Запада. Возможно ли изменение подхода к Беларуси на том основании, что она теперь стала играть определенную роль в разрешении конфликта?

— Я не думаю, что будут серьезные изменения в отношениях Евросоюза и Беларуси. Решение проблемы на востоке Украины и отношения Беларуси с Евросоюзом — две очень разные вещи. Беларусь обеспечивает площадку, это только место для переговоров. То, что Беларусь предоставляет нейтральную территорию — это хорошо, но мы должны двигаться осторожно. Как и прежде, есть условия для улучшения отношений.

— Как вы считаете, есть ли сейчас какие-то новые перспективы улучшения отношений Беларуси и ЕС? Белорусская власть говорит, что есть определенные признаки этого…

— Это процесс. И когда есть нестабильность в Украине, мы не хотели бы вызывать еще больше нестабильности между Россией и Беларусью. И поэтому мы должны работать осторожно. Мы приветствуем освобождение одного политзаключенного (Алесь Беляцкий. — Naviny.by), это хороший знак. Но есть еще и другие политзаключенные, у государства слишком много контроля над гражданским обществом, есть вопросы смертной казни, свободы слова. Мы надеемся, что произойдет эволюция. Не революция, а эволюция. Есть области, в которых государство может работать над улучшением ситуации.

— Для постепенного движения вперед нужны встречные шаги. Я думаю, что белорусское правительство сейчас ждет их от Евросоюза. Кроме небольшой корректировки списка невъездных чиновников, таких шагов пока не было. Собирается ли Евросоюз идти на какие-то новые уступки, чтобы побудить белорусскую власть к эволюционный шагам, о которых вы говорили?

— Мы приветствуем освобождение Алеся Беляцкого, но об этом мы просили в течение долгого времени. ЕС действительно рассматривает пути улучшения отношений с Беларусью. Я уверен, мы сейчас находимся в процессе изучения того, что мы можем сделать. Но Евросоюз состоит из 28 стран, и мы разрабатываем свою внешнюю политику на основе консенсуса. Буду честным, в данный момент, приоритет у ЕС — стабилизация ситуации в Украине, а также стабилизация отношений с Россией.

Мы действительно наблюдаем большее количество контактов ЕС с Беларусью, например, на прошлой неделе сюда приезжал министр иностранных дел Литвы. И я думаю, в обозримой перспективе мы продолжим эти контакты. Но, как я сказал, надо работать осторожно и постепенно. Не будет резкого изменения нашей позиции. Если мы будем действовать в спешке, пытаясь ускорить темп улучшения отношений, это, вероятно, не будет вкладом в укрепление стабильности в Беларуси. Это не будет ни в чьих интересах, потому что это может прийтись не по нраву России, а мы не хотим дестабилизовать таким образом ситуацию в Беларуси и регионе. Тот факт, что в Беларуси находятся российские военные базы, также вынуждает нас работать над улучшением отношений с Беларусью осторожно, медленно и постепенно.

— Это неожиданное заявление. Белорусские аналитики убеждены, что когда отношения Европы с Россией становятся напряженными, у вас появляется больший интерес налаживать отношения с соседями России…

— Нет, у нас есть такой интерес — улучшать отношения.

— Но не внезапно?

— Конечно. Мы должны работать очень осторожно с белорусскими коллегами. И с украинскими. И с российскими, если уж на то пошло. В Украине очень серьезная ситуация. Мы не можем мыслить в категориях игры с нулевой суммой. Мы заинтересованы в улучшении отношений, у Беларуси есть общая граница с Евросоюзом. Но в то же время Беларусь является частью одного военного союза с Россией. И когда нарастает напряженность, все смотрят на свои военные альянсы и соглашения. Именно поэтому, глядя на то, что происходит в Украине, мы решили поддержать наших союзников по НАТО в Прибалтике и Польше. Точно так же и Беларусь — тесный союзник России — обращает внимание на свои военные соглашения. Последнее, что мы хотим сделать, это усилить напряженность между НАТО и ОДКБ.

— Правильно ли я вас понял, ЕС заинтересован в медленном эволюционном, а не в быстром улучшении отношений с Беларусью, чтобы не раздражать Россию?

— Вне зависимости от того, как развиваются отношения с Россией, Евросоюз считает, что если Беларусь считает себя европейской страной, она должна приблизиться к европейским ценностям.

То, что сейчас происходит в соседнем государстве, очевидно не приветствуется Европой, и мы очень четко выражаем наше мнение по этому поводу. И мы не хотим делать ничего, что расширило бы конфликт в регионе. Как я и сказал, у нас есть свой военный альянс, у Беларуси — свой. Поэтому мы должны действовать очень осторожно, чтобы не допустить эскалации напряженности в регионе.

— Поговорим о более мирных вещах. Недавно посольство Великобритании прекратило прием документов на получение визы и передало эти полномочия частной компании «Телеперформанс Лимитед». Почему вы приняли такое решение?

— Это часть большого процесса. У нас в Великобритании началась работа с коммерческими партнерами, которые управляют нашими визовыми центрами. Для нас есть преимущества, например, увеличение количества визовых центров по всему миру с возможностью расширяться дальше. Например, семь лет назад мы имели в мире только 150 визовых отделов. Сейчас у нас 300 визовых центров. Это означает увеличение числа городов, в которых можно получить визу.

Меняется и процесс получения визы. Заявители должны регистрироваться у наших коммерческих партнеров, подавать туда документы и биометрические данные. В Беларуси это «Телеперформанс». Сейчас офис этой компании находится в «Президент-отеле». Раньше решение принимал визовый отдел посольства, сейчас визовые заявки отправляются в Москву, где их рассматривают сотрудники департамента по визам и иммиграционным вопросам МВД Великобритании, а персонал компании «Телеперформанс» не принимает участия в рассмотрении заявления. Это разделение обязанностей.

— Изменилась ли стоимость виз?

— Нет. В отличие от других стран, переход к такой системе в Беларуси не привел к повышению цены. Повышения цен не будет.

Но сейчас у нас здесь временный офис. «Телеперформанс» планирует открыть в Беларуси постоянный центр, и будет возможность оказывать приоритетные услуги. Это значит, что люди смогут получать визу быстрее, чем обычно, за дополнительную плату. Вообще, наш стандарт — 15 рабочих дней с момента подачи документов до принятия решения визовым отделом посольства в Москве.

— Но есть сведения, что некоторым заявителям приходилось ждать свои визы гораздо дольше, вплоть до семи недель. Как часто у вас бывают подобные задержки и что посольство делает, чтобы их не было?

— Я не могу комментировать отдельные случаи. Я понимаю, что во время закрытия визового отдела посольства и открытия нового визового центра были проблемы. Мы работали с коллегами в Москве, которые обрабатывают заявки, чтобы улучшить обслуживание. Сейчас мы работаем, исходя из стандарта в 15 рабочих дней. Надо понимать, что 15 рабочих дней — это норма для обычной туристической визы. Кроме нее есть еще визы на постоянное место жительство, там стандарты больше.

Очень важно, чтобы люди, которые хотели получить визу, обращались на сайт «Телеперформанс». Иногда возникают проблемы, но заявители должны следовать процедуре.

— Если говорить об экономических отношениях Беларуси и Великобритании, есть ли здесь какие-то достижения?

— Объем торговли между Беларусью и Великобританией невысок. Есть разница между экономиками. В Великобритании это частный бизнес, здесь, я думаю, к сожалению, вес государственных компаний очень велик. Есть примеры очень успешных компаний в Беларуси, к примеру, в сфере IT, и есть инвестиции из Великобритании. Но я думаю, что для привлечения большего числа британских компаний необходимы реформы экономики. Я думаю, что обеспечение открытости своего рынка должно быть приоритетом для Беларуси.