Консолидация оппозиции: своя рубашка или общие цели?

Избирательные кампании показывают, что оппозиция может прийти к общему знаменателю, но договоренности не всегда выполняются политическими игроками…

 

Парламентские выборы 23 сентября в Беларуси прошли традиционно и предсказуемо. Шаги и выводы субъектов политического процесса были очевидны еще до самой избирательной кампании: власти заявили о формировании нового полномочного парламента, оппозиция — о многочисленных нарушениях и манипуляциях с явкой избирателей. По версии оппозиционных сил, выборы вообще не состоялись.

Согласно официальным данным, явка избирателей на парламентских выборах составила 74,2%. В Брестской области проголосовало 74,2% избирателей, в Витебской — 80,7%, Гомельской — 76,6%, Гродненской — 79,2%, Минской — 76,1%, Могилевской — 79,9% и Минске — 59,2%.

В том, что официальная явка будет достаточной для признания выборов состоявшимися, не приходилось сомневаться уже после объявления результатов досрочного голосования. За пять дней перед 23 сентября в стране проголосовало 25,9% избирателей.

В итоге избрано 109 из 110 депутатов. Фамилии большинства из них можно было предсказать уже после регистрации кандидатов.

Прогнозируемо обеспечены мандаты на новый срок всем баллотировавшимся депутатам Палаты представителей нынешнего созыва, а их оказалось 21. Среди новых депутатов немало номенклатуры. Получить кресла в нижней палате Национального собрания удалось трем десяткам чиновников уровня председателя райисполкома, начальника отдела, комитета или управления райисполкома, помощника президента, заместителя председателя облисполкома, председателя Совета депутатов, сотрудника Комитета государственного контроля. Нашлось место в законодательной власти судьям и прокурорам (три человека), представителям силовых ведомств (шесть человек).

Фактически единственная интрига на выборах была связана с Гомельским-Новобелицким избирательным округом № 36, по которому единственным кандидатом числился представитель Либерально-демократической партии Сергей Мельников. Округ стал безальтернативным после неожиданного снятия с выборов теперь уже экс-помощника президента по Гомельской области Игоря Прокопенко, освобожденного от должности 6 сентября.

Однако сенсации не получилось: хоть выборы в округе и состоялись, большинство проголосовало против Мельникова. Повторные же выборы ЦИК приводить не спешит. По мнению главы Центральной комиссии Лидии Ермошиной, надеяться на высокую явку избирателей, когда выборы проходят только в одном округе, бесполезно. Поэтому повторные выборы могут совместить с местными, которые еще не скоро.

Сама Ермошина прошедшую кампанию назвала «спокойной, малоконфликтной, достаточно успешной и результативной».

В отличие от нее, оппозиция заявляет, что выборы не состоялись, так как, мол, более половины избирателей страны не пришли на участки.

Впрочем, полагают эксперты, особо радоваться оппозиции вряд ли стоит: низкая явка, зафиксированная независимыми наблюдателями, связана скорее с общей апатией населения, чем с кампанией бойкота.

Как отмечает политолог Денис Мельянцов, оппозиция до и во время избирательной кампании уделяла слишком много внимания внутренней борьбе.

«Большинство тем, которые обсуждали оппозиция и СМИ, касались бойкота и участия в выборах, но они совершенно не интересуют простого избирателя. Темы, которые действительно волнуют жителей конкретных округов (местные проблемы либо проблемы общенационального уровня, такие как вопросы дальнейшего экономического развития, связанные с модернизацией, политической ориентацией и так далее), затрагивались лишь частично», — сказал аналитик.

Поэтому, полагает эксперт, оппозиция «скорее дезориентировала даже ту аудиторию, которая ее поддерживает, нежели предлагала какие-то конструктивные варианты решения проблем, которые реально волнуют людей».

Среди главных причин низкой эффективности действий оппозиции на выборах — отсутствие единой стратегии. Эксперты не раз подчеркивали, что оппозиции нужна была любая, но, главное, общая позиция: либо бойкот выборов, либо участие в них.

На деле же послания оппозиции звучали вразнобой. «Это привело к тому, что население вообще не понимает, чего хочет оппозиция. Хотя выборы всегда предоставляют собой хорошую возможность донести, по крайней мере, самое главное до максимального количества избирателей через выступления, дебаты и так далее. К сожалению, оппозиция полностью этой возможностью не воспользовалась», — считает Мельянцов.

Таким образом, различным оппозиционным силам в первую очередь стоило бы думать не о пиаровской выигрышности и корпоративной выгоде своей позиции, а о консолидации, которая сделала бы позицию политических оппонентов режима понятной для каждого избирателя.

По сути, ничего невозможного в консолидации нет. «Здесь главное — сесть лидерам партий и движений за круглый стол и между собой договориться о единой позиции. Но для этого придется умерить свои амбиции, придерживаться достигнутых договоренностей, невзирая ни на какую политическую конъюнктуру. Прошедшие же избирательные кампании показывают, что оппозиция может прийти к общему знаменателю, но договоренности не всегда выполняются политическими игроками», — отметил Мельянцов.

Эксперт уверен, что оппозиционным силам необходимо выработать хотя бы «минимальную платформу, на которой они будут не конкурировать, а усиливать друг друга».

Однако пока такое объединение демократических сил маловероятно. Даже при единстве во мнении, что настоящих выборов в Беларуси нет, разные структуры оппозиции с малопонятным избирателю рвением доказывают правильность лишь собственных тактических шагов.

«Сейчас большинство политических сил заявили, что будут ориентироваться на президентскую кампанию, начинают к ней готовиться. Но пока никаких качественных различий между сегодняшней ситуацией в лагере оппозиции и тем, что происходило накануне президентских выборов 2006 и 2010 годов, наблюдать не приходится. Поэтому сложно сделать вывод, что следующая президентская кампания в разрезе участия в ней оппозиции будет отличаться в лучшую сторону», — резюмирует эксперт.