Против страха. Что дает оппозиции сбор подписей

Оппоненты режима пытаются разбудить гражданскую активность через инициативы сбора подписей.

За придание бело-красно-белому флагу статуса нематериальной историко-культурной ценности подписались около 10 тысяч человек, заявил 19 октября в Минске инициатор акции Дмитрий Дашкевич. Он доволен результатом вне зависимости от того, как власти отреагируют на собранные подписи.

Эта одна из многих кампаний по сбору подписей, устроенных оппозиционными структурами, и даже не самая массовая. Формально подписи собирались для передачи в Министерство культуры, но Дашкевич, один из лидеров зарегистрированного в Чехии общественного объединения «Молодой фронт», в интервью радио «Свобода» прямо говорит: это делалось для того, чтобы люди, ставя подписи, преодолели страх, а уж как чиновники отреагируют на итоги кампании — дело десятое.

То есть в сборе подписей более важным выступает фактор пробуждения гражданской активности, чем фактор достижения заявленной при сборе подписей цели.

Нечто подобное активисты белорусского возрождения делали в Минске в перестроечные годы. В столице советской Беларуси была очень популярна газета «Вечерний Минск», за которой в обед выстраивались в киоски такие очереди, что на всех могло не хватить. Часть тиража выходила на белорусском языке, но вот она особым спросом не пользовалась. Сторонники белорусизации должны были отстоять очередь и заявить по-белорусски: «Дайце мне, калі ласка, «Вячэрні Мінск» на беларускай мове».

Казалось бы, что такого в этом действии, обычное дело, но это было реальное испытание, причем непростое, так как большинство столичных жителей были горожанами в первом или втором поколении и активно старались избавиться от белорусского языка как маркера деревенскости.

Для активиста было важно преодолеть свой страх говорения по-белорусски «перед чужими» (перед единомышленниками это делать было проще), в то время как инициаторы этого испытания говорили о том, что цель всего этого действа — в демонстрации множества людей, говорящих по-белорусски, а также создании спроса — чтобы газету продолжали издавать по-белорусски.

При этом предполагается, что человек в любой деятельности осознает цель своих действий и воображает ожидаемый результат. Но человек в толпе, в потоке таких же, как он сам, начинает чувствовать и осознавать себя по-другому. Этот опыт также важен для политической силы, ведь рефлексия одиночки и группы отличается, так же как и результаты, которые они могут себе воображать.

Подобные инициативы, с одной стороны, можно сравнивать с курсами личностного роста, участников которых для преодоления робости заставляют что-то просить у незнакомых людей. С другой стороны, это целенаправленное действие меньшинства, которое хочет, чтобы большинство его заметило, чтобы люди вне их группы увидели саму возможность такого поведения и, может быть, сами стали его практиковать.

Кроме того, при благоприятном стечении обстоятельств меньшинство может избрать такой стиль поведения, как будто оно является большинством, и действительно им стать, так как очень многие люди стремятся не отличаться от того, что считают массовым, популярным или модным.

Сбор подписей вне зависимости от заявленных целей является конкретной работой, которую могут выполнять рядовые общественные и политические активисты (лидеры могут дискутировать между собой и давать интервью журналистам). Не секрет, что вот такой конкретной работы катастрофически не хватает, без нее хиреют общественные объединения — люди забывают, что они записались в ту или иную партию или организацию, если их регулярно не мобилизуют для чего-то. Это как с мышцами, которые без работы атрофируются. Таким образом, процесс сбора подписей нужен самим сборщикам, может быть, больше, чем достижение заявленного результата.

Этот аргумент также работает на стратегию участия оппозиции даже в априори несправедливых выборах. Потому что появляется возможность использовать тот же сбор подписей за выдвижение кандидата, агитационную кампанию как минимум для тренинга актива. Минувшая же парламентская кампания показала, что можно добиться и большего — даже депутатских мандатов.

Но у подобных инициатив есть еще и цель завоевывать «территорию свободы». Эту цель уже довольно буднично провозглашают в последнее время белорусские оппозиционеры (прежде всего Николай Статкевич, трактующий уличные протесты тоже как способ преодоления гражданами страха).

Отметим, что некий консенсус между правящим режимом и его оппонентами относительно допустимых проявлений политической активности довольно подвижен, на его рамки влияют разные факторы. И только на практике можно узнать, что сегодня позволяется, а что нет вне зависимости от писаного права.

Вспомним, что в 2011 году правоохранительные органы стремились задержать участников молчаливых акций протеста, при том что люди не несли транспарантов и не кричали лозунги. А вот сейчас можно в центре Минска в людном месте, где даже в период выборов запрещено собирать подписи за выдвижение кандидатов, повесить бело-красно-белые флаги, поставить транспарант и агитировать граждан поддержать оппозиционную инициативу. Милиция не задерживает сборщиков подписей.

То, что на них составляют протоколы и, вероятно, оштрафуют, не видно обывателю. Зато ему видно, что использование бело-красно-белого флага допускается властями.

А вот дальше есть еще один вопрос. При сборе подписей люди оставляют свои данные и, как шутят в соцсетях, КГБ будет благодарен сборщикам за составление списков неблагонадежных. Может быть, действительно силовики проанализируют подписи и сделают какие-то свои выводы, но ведь важно и то, что тысячи людей посчитали эту угрозу не страшной для себя.

Все это имеет терапевтический эффект после той травмы, которое белорусское общество получило при массовых репрессиях после президентских выборов 2010 года.

Может ли политик победить, собирая подписи за что либо — от придания бело-красно-белому флагу статуса нематериальной историко-культурной ценности до отставки действующего главы государства? Нет, конечно. Этот инструмент точно не дает прямой победы, но может быть одним из слагаемых успеха.

Мобилизация своих сторонников внутри организации и в широких слоях общества помогает ощутить настроения и оценить степень поддержки той или иной идеи. Поэтому не следует переоценивать значение сбора подписей. Тренировка не заменяет бой за титул чемпиона, но без тренировки не выиграть бой.