Почему Япринцева-старшего обвиняют в укрывательстве?

Пять вопросов по самому громкому за последнее время уголовному делу.

Владимир Япринцев вскоре может выйти на свободу. За укрывательство преступления прокурор просит взыскать с него штраф в размере 1000 базовых величин (10,5 тысячи долларов). Казбеку Япринцеву и его другу Александру Арабяну повезло меньше. Для них гособвинитель запросил по 9 лет лишения свободы.

На чем держался бизнес молодежи, как они отдавали долги и почему прокурор не снял обвинения в отношении Япринцева-старшего — рассмотрим ключевые вопросы резонансного уголовного дела.

 

Вопрос первый. А было ли мошенничество?

Изначально Владимиру Япринцеву, его сыну Казбеку и партнеру последнего Александру Арабяну было предъявлено обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой в особо крупном размере (ч. 4 ст. 209 УК). Следствие насчитало ущерб около 30 млн долларов.

Мошенничество — это хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием. То есть деньги обвиняемые у потерпевших брали, а вот возвращать их изначально не собирались. Полученные средства они использовали по своему усмотрению — покрывали долги, пускали в оборот. Это версия следствия, которая базируется на переписке Казбека и Арабяна, а также на информации по их счетам. В суде прозвучало, что деньги, полученные от потерпевшего Юрия Савяка, буквально за сутки разошлись по офшорным счетам обвиняемых.

Япринцев-младший и Арабян уверяют, что контракты на поставку топлива были мнимыми, на самом деле они брали у потерпевших деньги под проценты и регулярно платили им, пока в начале 2015 года Казбек не потерял на хеджировании (страховании рисков) около 40 млн долларов. После этого на счетах молодых бизнесменов почти ничего не осталось. Мнимые контракты устраивали всех — не так-то просто провести через банк займ для офшорной компании.

Владимир Япринцев заявил, что только в общих чертах знал о деятельности сына. Отношения к его офшорным компаниям не имел, гарантийные письма, которые ему давали на подпись, не читал. О реальных проблемах он узнал летом 2015 года, незадолго до своего задержания. Это подтверждает разговор отца и сына, который зафиксировали оперативники. Телефон Казбека, кстати, прослушивали еще до возбуждения уголовного дела.

«Казик, как мне стыдно вообще, ты не представляешь, — говорил ему отец после встречи с российскими кредиторами. — Это ваши проблемы, надо, говорят, было воспитывать своих детей правильно. Казбек, ну почему я разбираюсь? Я бы решал сам! Они уверены, что вы куда-то засунули деньги, спрятали. Никто не верит, что эти деньги пропали! Я не знаю, что мне делать!»

Казбек Япринцев и Александр Арабян

Владимир Япринцев еще до ареста успел переписать на российских бизнесменов свою долю в «Трайпле» (33%) и наличными передать часть долга потерпевшим Юрию Савяку и Андрею Рабцевичу.

Доля в «Трайпле» отошла Михаилу Мамиашвили и Иосифу Аксентьеву, потому что именно их деньги Савяк как посредник переводил на счета Арабяна и Япринцева-младшего, заявили обвиняемые.

Эти слова подтверждают свидетели. Бизнесмен Юрий Чиж, в частности, заявил, что Казбек изначально не намеревался поставлять топливо Савяку, и последний об этом отлично знал. Друзья Япринцева-старшего рассказали, как они лично передавали Савяку и его партнерам деньги от Владимира Геннадьевича. Михаил Мамиашвили во время допроса в КГБ отметил, что привлек Савяка для сделки с Япринцевым, поскольку предполагал, что лично будет иметь с этого выгоду. Да и доля в компании «Трайпл», которую Япринцев-старший передал за символические 100 долларов, говорит о том, что он пытался рассчитаться по долгам сына, а не выжил из ума.

Потерпевшие на суде не скрывали, что для них главное — вернуть свои деньги, а не засадить за решетку обвиняемых. Юрий Савяк даже предложил на несколько месяцев выпустить Владимира Япринцева на свободу.

Почему же тогда они написали заявление в КГБ? Вероятно, рассчитывали быстрее получить свое. Одно дело — годами ждать взыскания долга по гражданскому иску, совсем другое — поместить обвиняемых в следственный изолятор и пригрозить статьей до 10 лет лишения свободы. Тем более, дорогу в комитет потерпевшим указал бывший партнер Владимира Япринцева — Юрий Чиж, который и сам составил заявление на друга.

 

Вопрос второй. Какова роль Чижа в этом уголовном процессе?

Юрий Чиж — ключевой свидетель по делу. По словам обвиняемых, он отлично знал о бизнесе Казбека и его партнеров. Более того, рекомендовал их некоторым клиентам. В суде звучало имя Таджудин — это бизнесмен из Объединенных Арабских Эмиратов, знакомый Чижа.

Несколько раз Юрий Чиж даже просил Казбека и Арабяна перевести деньги на счета компаний, подконтрольных «Трайплу». Там тоже были свои офшоры.

«Директором одной из ваших офшорных компаний является тот же человек, который возглавлял Edena Investments», — напомнил Япринцев-младший Чижу в суде. Бенефициаром Edena был Казбек.

Владимир Япринцев во время допроса вспомнил, как Юрий Чиж говорил ему, что надо заканчивать подписывать гарантийные письма от «Трайпла». А когда от российских бизнесменов стало известно про долг свыше 30 млн долларов, заявил, что нужно было больше контролировать Казбека и Арабяна.

Молодые бизнесмены часто бывали в кабинете гендиректора «Трайпла» и его заместителя Владимира Ботвинко. Последний тоже хорошо знал о бизнесе Япринцева-младшего и даже имел свою долю. Заявление на обвиняемых он, кстати, писать не стал. Но поспешил покинуть Беларусь.

Владимир Япринцев был задержан 11 августа 2015 года. В этот день он собирался лететь в Москву, где должен был передать Аксентьеву и Мамиашвили часть долга. Чиж об этом знал, но у него, видимо, были другие планы. Вместе с вышеуказанными бизнесменами он поехал в КГБ.

Здесь версии расходятся. Юрий Чиж настаивает, что это Мамиашвили вынудил его организовать встречу с комитетчиками. А Савяк говорит, что написать заявление в КГБ им посоветовал именно Чиж.

Пока Владимир Япринцев сидел в СИЗО, он не только потерял свою долю в «Трайпле», но также строительный бизнес в Москве. Теперь фирма принадлежит Чижу, сделки проходят через офшорные компании, сообщил в суде потерпевший Юрий Савяк.

Юрий Савяк
Юрий Савяк

Еще один важный момент — Юрий Чиж не только предоставил следствию информацию на своего друга, но также помог доставить в комитет Александра Арабяна. Тот по его просьбе приехал в Беларусь на разговор. Но вместе с водителем Чижа прямиком отправился в КГБ, где его и задержали.

 

Вопрос третий. На чем строился бизнес Казбека?

Известно, что после окончания университета Казбек Япринцев вместе с Александром Арабяном начал заниматься бизнесом. Юрий Чиж согласился передать им вместе с долгами компанию «ТрайплМеталлТрейд» (позже название изменилось на «ТМЦТ»), которая, в частности, занималась поставками цемента.

Полученную прибыль бизнесмены, по их словам, вложили в нефтяной бизнес. С контактами и поставками помогали связи и знакомства в «Трайпле». Имя отца дорогого стоило.

«Не тебе, Казик, а мне деньги доверили. Неужели ты это не понимал, сынок?!» — кричал ему отец после встречи с российскими кредиторами.

Ни Казбек, ни Арабян не смогли четко пояснить, как распределяли средства в своих офшорных компаниях. Полученные деньги они объединяли по собственному усмотрению и перегоняли со счета на счет, как считали нужным. После того, как потеряли все деньги, рассчитывали решить проблему тем, что начнут новые проекты и возьмут новые кредиты.

Александр Арабян и Казбек Япринцев также отказались рассказать, как они обналичивали средства — ведь потерпевшему Рабцевичу, по его словам, обвиняемые предлагали выдать 3 млн долларов наличными.

Также подсудимые не захотели предоставить сведения, с какими еще компаниями, кроме указанных в материалах дела, они заключали контракты.

 

Вопрос четвертый. Как бизнесмены возвращали долги?

Обвиняемые в один голос говорят, что платили Савяку и Рабцевичу проценты по займам. Однако никаких расписок они не брали.

Андрей Рабцевич в начале процесса подтвердил, что получил от Казбека и его отца 270 тысяч долларов. Деньги, по его словам, он наличными передал своему польскому кредитору в Минске. Сразу же возник вопрос, заплатил ли он налог с полученной прибыли. На это потерпевший ответил, что он не белорусский, а польский бизнесмен. А к концу судебного процесса и вовсе заявил, что не помнит, сколько именно должники передали ему денег. От ранее названной суммы в 270 тысяч долларов Рабцевич открестился. Передал ли он в таком случае хоть что-нибудь своему польскому кредитору, так и осталось загадкой.

Юрий Савяк во время процесса придерживался позиции, что он не получил от обвиняемых ни копейки. И что сделка с Мамиашвили и Аксентьевым о передаче им доли в «Трайпле» к нему никакого отношения не имеет. Что же он делал на переговорах? Говорит, просто сидел рядом.

В ходе процесса постоянно менялись требования потерпевших по поводу размера ущерба. Савяк в итоге остановился на сумме около 24 млн долларов (именно столько, исходя из контрактов, он и перечислил на офшорные счета Казбека и Арабяна). Рабцевич запросил почти 8 млн долларов, при том что по контракту он перевел около 3 млн. В еще 5 млн долларов оценил свои проценты и убытки.

Итого выходит около 32 млн долларов, которые требуют взыскать солидарно с Япринцева-младшего и его друга Арабяна.

Примечательно, что прокурор в прениях не стал указывать сумму ущерба, деликатно уточнив, что оставляет этот вопрос на рассмотрение суда. В первоначальном обвинении он заявлял о сумме около 30 млн долларов.

 

Вопрос пятый. Почему Япринцева-старшего обвиняют в укрывательстве?

18 июля после встречи с главой государства председатель КГБ Валерий Вакульчик прокомментировал дело Япринцева.

«Если по поводу Казбека и Арабяна все достаточно понятно, то много вопросов возникает в отношении Владимира Япринцева. Он помогал сыну решать возникающие проблемы, подписывал гарантийные письма от «Трайпла», не имея на это полномочий. Это не мошенничество непосредственно, а пособничество в мошенничестве», — сказал Вакульчик.

К тому моменту по материалам из зала суда общественности уже стало понятно, что прямых доказательств вины Япринцева-старшего в мошенничестве (по ч. 4 ст. 209 УК) у следствия нет. Ожидалось, что в прениях прокурор заявит о переквалификации.

И на заседании 11 августа гособвинитель действительно заявил: в суде не подтвердилось, что Владимир Япринцев участвовал в предварительном сговоре и намеревался обманным путем завладеть средствами потерпевших. Но подтвердилось ли это в ходе следствия, раз бизнесмену предъявили такое обвинение, фактически год продержали в СИЗО и довели дело в таком виде до суда?

Особых противоречий в показаниях участников процесса не было. То есть и следствию, и суду они давали практически одну и ту же информацию. Добавилось разве что документов, подтверждающих, что потерпевшие понесли убытки.

Несмотря на то, что по старой белорусской традиции всем было всё понятно, никто и не надеялся, что прокурор заявит о невиновности Япринцева-старшего. Вопрос был только в том, как именно его подведут под статью.

И вот как. По мнению гособвинителя, Владимир Япринцев знал о преступных действиях сына и его партнеров, но в правоохранительные органы об этом не сообщил, поэтому следует признать его виновным в укрывательстве преступления (ч. 1 ст. 405 УК) и обязать заплатить штраф размером 10,5 тысячи долларов.

Выходит, зря бизнесмен переписал свою долю в «Трайпле». Чтобы быть чистым перед законом, ему следовало написать заявление на сына и его партнеров?

Конституционный суд по этому поводу пояснял следующее: нередко для родственников страх перед наказанием, которое угрожает их близкому человеку, является наиболее значимым мотивом, из-за которого происходит укрывательство преступления. Необходимо учитывать степень опасности заранее не обещанного укрывательства преступления, совершаемого из корыстных или иных низменных побуждений, и укрывательства, мотивы которого обусловлены только родственными чувствами.

Те самые гарантийные письма, которые не глядя подписывал Владимир Япринцев — главный козырь в руках обвинения. А также переписка сына с товарищем, где они, в частности, договариваются припугнуть несговорчивого клиента громким именем Владимира Геннадьевича.

Именно авторитет отца убедил потерпевших дать деньги Казбеку. И он, надо сказать, этим удачно пользовался. До поры до времени.


  • Комментировать, ввиду недостатка достоверной информации, невозможно. Это скорее сюжет для большой драмы. И каждый режиссер прочтет эту драму по своему.
  • ...и всё это бля...во творится в стране,где 95% Житвут за чертой бедности!
  • ...и всё это бля...во творится в стране,где 95% Житвут за чертой бедности!
  • ВЛАДИМИР - с ДНЕМ РОЖДЕНИЯ! И пусть этот День Рождения будет единственным в за стенках. Терпения тебе, светлых дней и скорейших встреч дома - с родными, близкими, ВЕРНЫМИ ДРУЗЬЯМИ! Каждый из нас грешен в этом мире, но не каждый может с достоинством осознать тот или иной промах в жизненном пути. Ты Человек с большой буквы! Я горжусь тем, что знакома с тобой. Мне очень понятна твоя боль - боль предательства близких людей, не могу назвать их именем друг. Пусть это останется на их совести, если она у них есть. Как здесь принято говорить - будет лучше! Так пусть так и будет.
  • Был и остаётся спортсменом с большой буквы