Спасая Лукашенко от импичмента, Россия стремилась сохранить влияние в Беларуси

Двадцать лет назад власть Александра Лукашенко висела на волоске.

Двадцать лет назад власть Александра Лукашенко висела на волоске. Если бы его тогда не поддержала Россия, то сегодня Беларусь могла бы быть совсем другой страной.

Фото 90s.by

В 1996 году противостояние президента и Верховного Совета достигло критической точки. Александр Лукашенко объявил о проведении референдума, по результатам которого он надеялся существенно расширить свои полномочия. В ответ парламент предложил вообще упразднить пост президента в стране и инициировал импичмент.

 

Выступление в Госдуме

За неделю до референдума, который состоялся 24 ноября, Александр Лукашенко поехал в Москву и выступил в Государственной думе. На заседании российского парламента присутствовали депутаты Верховного Совета XIII созыва Анатолий Лебедько, Иван Свирид, Владимир Нистюк, Николай Лозовик и Виктор Гончар.

«Это была ситуация конфликта между Верховным Советом и Лукашенко, и каждый пытался заручиться поддержкой не только внутри страны», — вспоминает Анатолий Лебедько.

«Зрел импичмент, и вопрос возникал один: «Если он будет объявлен, как поведет себя Россия?». Насколько мне потом рассказывал Семен Шарецкий (председатель Верховного Совета. — Naviny.by), Борис Ельцин ответил ему, что он поддержит того, кто будет действовать в рамках закона и Конституции. Поэтому Александр Григорьевич предпринял один из таких страховочных вариантов: он попытался упредить развертывание экстраординарных событий и поехал туда», — рассказывает еще один депутат Верховного Совета XIII созыва, который попросил не называть его имя.

По его словам, перед выступлением Александра Лукашенко фракция «Яблоко» во главе с Григорием Явлинским в знак протеста покинула зал, а лидер Либерально демократической партии Владимир Жириновский предложил стоя приветствовать будущего президента общего государства Беларуси и России.

В своей речи белорусский президент просил Россию о помощи, пугал белорусскими националистами у власти и расширением НАТО на Восток. По итогам заседания Александра Лукашенко поддержали коммунисты Геннадия Зюганова и либерал-демократы Владимира Жириновского.

«Он получил поддержку той части Думы, которая была ориентирована на риторику Лукашенко о воссоздании Советского союза», — вспоминает Анатолий Лебедько.

 

Российский десант

По возвращении из Москвы Александр Лукашенко сместил с поста главы Центральной избирательной комиссии Виктора Гончара и назначил Лидию Ермошину. В свою очередь более 70 депутатов депутаты Верховного Совета подписались под обращением об импичменте президента и передали его в Конституционный суд. Он принял дело к рассмотрению.

21 ноября в Минске в срочном порядке высаживается «российский десант» в составе премьер-министра Виктора Черномырдина, спикера Совета Федерации Егора Строева и спикера Госдумы Геннадия Селезнева.

Семен Шарецкий, Егор Строев и Геннадий Селезнев. Фото 90s.by

«И тогда, и сегодня Москва считала и считает постсоветское пространство зоной своего влияния, поэтому был отправлен этот десант. Их приезд был вызван исключительно тем соображением, что как бы ни развивался конфликт, он должен проходить под контролем Москвы», — считает Анатолий Лебедько.

«Учитывая, что серьезные экономические интересы уже были завязаны в Беларуси, они не хотели, чтобы здесь произошли серьезные катаклизмы, которые могли бы повлиять на перспективу двухсторонних отношений», — полагает депутат Верховного Совета XIII созыва, который попросил не называть его.

После долгих ночных переговоров при посредничестве России конфликтующие стороны подписали соглашение «Об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в Республике Беларусь». Свои подписи под документом поставили президент Александр Лукашенко и председатель парламента Семен Шарецкий. Один пункт соглашения завизировал глава Конституционного суда Валерий Тихиня.

 

 

Стороны договорились, что парламент отзывает предложение об импичменте, Конституционный суд прекращает данное дело, а референдум будет носить не обязательный, а только консультативный характер.

«Документ сам по себе был спорный. Ни председатель Конституционного суда, ни председатель Верховного Совета не имели права от имени руководимых ими структур такой документ подписывать», — считает депутат Верховного Совета XIII созыва, который попросил не называть его.

Вместе с тем, по его мнению, Семен Шарецкий подписал его, чтобы конфликт между парламентом не вылился в серьезные волнения, вплоть до гражданской войны.

«Часть общества очень жестко поддерживала президента, часть — Верховный Совет. Это могло привести к серьезным катаклизмам, поэтому нужно было показать миротворческий характер Верховного Совета. Мы готовы идти навстречу, чтобы республика не впала в гражданскую войну. Тем более что Семен Георгиевич Шарецкий был мягкотелым, нерешительным, поэтому, наверное, на это и пошел», — считает собеседник.

 

Спасение от импичмента

Впоследствии ратификация данного соглашения в парламенте была сорвана пропрезидентской фракцией. Это дало основания Александру Лукашенко заявить, что Верховный Совет не выполнил взятые на себя обязательства, поэтому референдум будет носить обязательный характер.

Часть депутатов Верховного Совета под давлением отозвали свои подписи под обращением об импичменте президента, поэтому Конституционный суд не смог возобновить дело.

Как известно, по результатам референдума белорусы поддержали президентский вариант Конституции, который наделил Александра Лукашенко «царскими полномочиями». Выходит, что российские власти фактически спасли Лукашенко от импичмента.

«Это не была беспристрастная сторона, это не был арбитраж. Это были люди, которые приехали с установкой, что в конечном итоге в этом противостоянии Лукашенко должен выйти победителем. Он был и остается стратегическим союзником Москвы», — полагает Анатолий Лебедько.

Россия опасалась, что в случае импичмента Александра Лукашенко Беларусь может развернуться на Запад. Еще свежи были воспоминания о том, как подобные события происходили в Прибалтике.

«Для них Александр Григорьевич был предсказуемым и зависимым, поэтому они хотели его сохранить. Если бы Шарецкий в соответствии с Конституцией возглавил Беларусь в ранге временного президента и были объявлены новые президентские выборы, то многие события развернулись бы совсем по-иному», — считает депутат Верховного Совета XIII созыва, который попросил не называть его.


  • 21 ноября в Минске в СРОЧНОМ порядке высаживается «российский десант» в составе премьер-министра Виктора Черномырдина, спикера Совета Федерации Егора Строева и спикера Госдумы Геннадия Селезнева. +++ срочней не бывает Сяргей Калякін сьцьвярджае, што ініцыятыва кампрамісу Вярхоўнага Савету з Лукашэнкам першапачаткова зьявілася зусім не ў Маскве, а сярод дэпутатаў. «Сьпікер Вярхоўнага Савету Сямён Шарэцкі знаходзіўся ў прыяцельскіх стасунках з Ягорам Строевым, які ў той час узначальваў верхнюю палату расейскага парлямэнту. Ён папрасіў у яго дапамогі .. . Тады зь яго ініцыятывы адбылася першая нарада ў Смаленску, куды мяне зацягнуў сам Шарэцкі. Туды прыляцеў Строеў, Генадзь Селязьнёў і Валеры Сяроў (намесьнік прэмʼер-міністра Расеі). Сустрэча была нефармальная.(радыё СВАБОДА)
  • 21 ноября в Минске в СРОЧНОМ порядке высаживается «российский десант» в составе премьер-министра Виктора Черномырдина, спикера Совета Федерации Егора Строева и спикера Госдумы Геннадия Селезнева. +++ срочней не бывает Сяргей Калякін сьцьвярджае, што ініцыятыва кампрамісу Вярхоўнага Савету з Лукашэнкам першапачаткова зьявілася зусім не ў Маскве, а сярод дэпутатаў. «Сьпікер Вярхоўнага Савету Сямён Шарэцкі знаходзіўся ў прыяцельскіх стасунках з Ягорам Строевым, які ў той час узначальваў верхнюю палату расейскага парлямэнту. Ён папрасіў у яго дапамогі .. . Тады зь яго ініцыятывы адбылася першая нарада ў Смаленску, куды мяне зацягнуў сам Шарэцкі. Туды прыляцеў Строеў, Генадзь Селязьнёў і Валеры Сяроў (намесьнік прэмʼер-міністра Расеі). Сустрэча была нефармальная.(радыё СВАБОДА)
  • Если бы Шарецкий в соответствии с Конституцией возглавил Беларусь в ранге временного президента и были объявлены новые президентские выборы, то многие события развернулись бы СОВЕМ по-иному», — считает депутат Верховного Совета XIII созыва, который попросил не называть его. === СОВСЕМ совсем! Цитата из выступления С. Шарецкого на III съезде Партии Коммунистов Белорусской 17 декабря 1994 года:«Давайте от слов перейдем к делу – создадим комитет по ВОССозданию СССР. Вы наши политические единомышленники. Мы готовы вместе с вами бороться за голоса избирателей на выборах нового Верховного Совета. И кто из нас выиграет неважно. Ваша победа – это наша победа». «Когда дело дошло до Фороса, то Е.С.Строев вспомнил и обо мне. Я был приглашён в числе примерно двух десятков человек на беседу к М.С.Горбачичёву. В числе присутствующих там были уже знакомые мне А.Н Яковлев, Е.С.Строев, А.А.Никонов и М.И.Лапшин, с которым мы познакомились на XIX партконференции, а также не сходивший к тому времени с экранов телевизоров Ю.Черниченко». (Книга «Аграрная партия Беларуси и ее идеалы» С. Шарецкий, 1995, стр. 248). 21.12. 1994 г. «Белорусская нива», С. Шарецкий: «Как гром среди ясного неба А что же делал во время совершенного ПРЕСТУПЛЕНИЯ в Беловежской пуще президент СССР – гарант целостности государства? Почему он не приказал арестовать преступников? На этот вопрос, заданный МНОЮ Михаилу Горбачеву, он ответил, что думал будто «Верховный Совет СССР и Верховные Советы союзных республик не утвердят беловежских соглашений».
  • Считает и полагает Анатолий Лебедько и неназванный собеседник. Не, ну раз так, то оно, конечно...