Татьяна Новикова. ПОЛЕМИКА. Борьба с тунеядцами в параллельной реальности

Татьяна НОВИКОВА

Татьяна НОВИКОВА

Родилась в Минске. Окончила БГУ. С 1993 по 2000 – внештатный обозреватель газет «Белорусский рынок», «Навiны», «Наша свабода», «Хроника» по таким темам как международные рынки, экология, культура. С 1992 года – участник ряда проектов общественных организаций Беларуси и стран Европы в области экологии и защиты окружающей среды. С 1994 по 1998 – главный редактор журнала экологических знаний «Белорусский климат». С 2007 года – экозащитница, участница Белорусской антиядерной кампании, общественных кампаний в защиту деревьев и природного достояния. С 2007 года – член экологического товарищества «Зеленая сеть», с 2009 – Общественного Объединения «Экодом». С 2007 по 2009 – автор проекта и редактор «Белорусского зеленого портала». С 2009 – публицист, внештатный корреспондент БелаПАН, специализирующаяся на вопросах экологии и охраны окружающей среды.

Массовые протесты белорусов против декрета № 3, выход на улицы простых, далеких от политики людей, доведенных до отчаяния, вызывает вопрос — зачем Лукашенко это было нужно?

Антиконституционность, противоречия налоговому законодательству — это еще не все грехи этого закона. Его самым проблемным местом является исполнение — для принуждения людей, не имеющих средств к существованию, нужны огромные средства — зарплаты исполнителям, налоговым инспекторам, всем тем, кто будет ходить по домам, конфисковывать бэушные телевизоры, сковородки, кастрюли и автохлам, с тем, чтобы годами продавать его в комиссионках, но так и не продать.

Экономически это абсолютно убийственный законодательный акт, его исполнение отвернет от Беларуси тех самых инвесторов и партнеров, которых ее руководство мучительно выискивает.

Для чего был введен этот декрет, почему его не хотят отменять и какой в нем великий сакральный смысл для этой власти? Ведь он не решает существующих проблем, кроме одной — разбудить людей и вывести их на улицы.

Последнюю непростую задачу этот законодательный акт выполнил гораздо лучше других. И это при том, что болевой порог у белоруса очень высок, ему лишь бы не было войны. Но именно этот декрет поднял людей, ударив по тем, кому терять уже особо нечего, кто долгие годы существует на грани выживания и от этого порядком устал.

Стороннему наблюдателю даже может показаться, что это был расчет в яблочко, что кто-то, какие-то инсайдеры в верхних эшелонах власти придумали декрет о тунеядстве, чтобы дестабилизировать обстановку в Беларуси, подвести народ к последней черте. Дальше возможны разные варианты — от помощи гаранту стабильности с востока, заканчивая вхождением в восточную соседку всеми шестью областями. Такие теории всерьез обсуждаются политологами и аналитиками, преимущественно, сторонними.

Совсем другая картина открывается изнутри, при условии знания белорусских реалий. Если сравнить государство с кораблем, то судно под названием «Беларусь» несется прямо на риф, куда направил его ни кто другой, как капитан, а экипаж, с широко открытыми глазами поднимает паруса, пытаясь ускорить ход. И проблема здесь не в суицидальных наклонностях штурмана и команды, а в том, что у них искаженное представление о происходящем — на месте рифа им видятся глубокие воды, навигационные приборы поломаны, карты истерты, расчеты врут.

Какие решения принимаются в ситуации, когда представления о ней не верные?

Можно ли думать, что кто-то может как минимум предвидеть ближайшие результаты принимаемых решений в Беларуси, где вертикаль власти и подконтрольные СМИ, институты Академии наук и система образования в целом десятилетиями искажали реальность только для того, чтобы обеспечить себя работой в долгосрочной перспективе?

И именно это они называли стабильностью.

Энергетики и экономисты выдумывали дешевую атомную энергетику и снижение зависимости от России для строительства российской АЭС с прицелом на российский кредит и хлебные места. Социологи измышляли низкие показатели безработицы и 97-процентную поддержку населения. Государственные экологи закрывали глаза на последствия Чернобыля, выдавая информацию с точностью до наоборот. Спецслужбы придумывали себе новую «работу», приписывая обычным социально активным гражданам некие демонические свойства и связанные с ними опасности.

В этой параллельной реальности, когда цифры говорят одно, а глаза видят другое, у руководства все же возникают сомнения, и оно начинает задумываться о том, что не так и кто виноват. И тогда начинается поиск крайнего, мелкого стрелочника. Мол де, все хорошо, но был один недочет, и в нем виноваты (на выбор) оппозиция, мелкие предприниматели или вот еще новая категория врагов народа: тунеядцы.

Нет, у нас все отлично! Экономика процветает, государство построило социальный рай для трудящихся, но, знаете ли, не все хотят работать на социальное государство! Есть такие хапуги, которым мало всех этих благ, сыплющихся как из рога изобилия! И вот они, эти плохие, несознательные люди, тунеядцы, живут на свои тайные доходы и сбережения, накопленные нечестным трудом, отказываются работать и никак не платят в казну! А работы у нас хоть отбавляй — хоть в силиконовой долине, хоть в каменоломне, а хочешь — переваливай грунт из карьера в карьер, благо в центре города их уже в достатке.

Удивительно то, что все эти люди, считающие себя элитой, «государевыми людьми», свято верящие в безразмерный нефтедоллар, не только занимаются мифотворчеством, но и сами верят в свои выдумки, зомбируют свое окружение.

Если на минуту представить, что все эти чиновники, их любовницы и любовники, повязанные кровными узами, всеми своими кланами держащиеся за свои теплые места, вдруг, в один день перестанут искажать реальность или даже просто захотят это сделать, то и тогда они не смогут узнать правды.

Для правды нужны специалисты, люди, которые умеют собирать информацию и считать, грамотно оценивать и прогнозировать. Если нет специалистов, приборов и алгоритмов, нужно просто научиться говорить с народом, слушать его и делать то, что он говорит.

Но это не принято. Таких людей, специалистов, способных слушать, кого-то кроме высокого начальства, в «системе» давно уже нет. «Человек системы» — это предельно лояльный дилетант с дрожащими руками, это тот, кто умеет говорить то, что от него ожидают, и кто на самом деле не знает, как добыть эту самую информацию о действительности.

В последнее время эти люди стали ходить в интернет и читать независимые СМИ, ну, чтобы как-то себя обезопасить. Но, как показывает практика, это не очень помогает и не очень уберегает от декретов номер три, от атомных электростанций, об опасности и реальных последствиях которых в высших эшелонах власти даже и думать как-то не принято.

Также как и признавать свои ошибки и отменять неправильные решения.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 

 


  • «Человек системы» — это предельно лояльный дилетант с дрожащими руками, это тот, кто умеет говорить то, что от него ожидают, и кто на самом деле не знает, как добыть эту самую информацию о действительности". Это очень мягко сказано! Человек системы это зомби с разжиженными текущими мозгами!
  • Можно согласиться. Причем это не только у нас можно такие характеристики давать. Можно привести и в других странах подобные примеры. Например в США системная Псаки и несистемный Трамп.