«Допускал угрозу жизни населения». В Гомеле судят новых мясомахинаторов

За последние пять лет это третий громкий процесс, связанный с махинациями на Гомельском мясокомбинате.

12 сентября в Гомельском областном суде началось рассмотрение резонансного уголовного дела о махинациях с мясом, в которых были замешаны заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Василий Пивовар, генеральный директор ОАО «Гомельский мясокомбинат» Ричард Стефанович и еще восемь начальников, в основном из служб ветеринарного контроля.

Журналистов, находящихся в зале, не покидало ощущение, что где-то мы уже это видели и слышали. Не прошло и пару лет, как за махинации с мясом судили двух зампредов Гомельского облисполкома. Не прошло и пяти лет, как рассмотрели «дело мясокомбината» с рекордным количеством обвиняемых — 29 человек, начиная от генерального директора и заканчивая грузчиками.

И вот опять!

В декабре 2015 года были задержаны генеральный директор мясокомбината Ричард Стефанович, замминистра сельского хозяйства и продовольствия Василий Пивовар и начальники по линии ветеринарии, призванные следить за тем, чтобы на столы белорусов попадали свежие продукты.

Проверки мясокомбината начались в 2015 году, когда Комитет госконтроля и Администрация президента получили информацию о безобразиях на Гомельском мясокомбинате.

КГК поручил проверить правдивость сведений о гнилом мясе Минсельхозпроду. Администрация президента сбросила обращение в Гомельский облисполком, тот — в региональный комитет по сельскому хозяйству и продовольствию. На комбинат поехали проверяющие.

И действительно обнаружили в холодильных камерах мясо «темного, практически черного цвета, с неприятным запахом, загрязненное, порченное грызунами, с пометом грызунов».

Всего в таком состоянии хранилось 178 тонн свинины и говядины на сумму более 7,2 млрд «старых» рублей. Нарушения очевидны, но контролеры ничего не предприняли, запрет на переработку и реализацию мяса не наложили, а на мясокомбинате начали заметать следы — часть испорченного мяса отправили на Оршанский мясоконсервный комбинат, где из него изготовили консервы — более 3 тысяч банок (следствие уверяет, что консервы были изъяты правоохранительными органами и не дошли по потребителя).

Почему так произошло? У следствия есть ответ на этот вопрос. В частности, прокурор сообщил о телефонном звонке директора мясокомбината Стефановича замминистра сельского хозяйства Пивовару.

«В ходе телефонного разговора Стефанович сообщил Пивовару информацию, позволившую ему сделать для себя однозначный вывод о том, что ОАО «Гомельский мясокомбинат» хранил сырье ненадлежащего качества. Пивовар получил от Стефановича завуалированную, но понятную для обоих по содержанию просьбу об оказании незаконного влияния на подчиненных Пивовара с целью сокрытия фактов. Пивовар высказал согласие оказать в интересах Стефановича незаконное влияние на подчиненных... Пивовар достоверно знал о недоброкачественном мясе, но он допускал угрозу жизни и здоровья населения, относился к этому безразлично, желая оказать содействие своему товарищу Стефановичу», — объяснил на суде представитель прокуратуры.

Работа комбината не была приостановлена, а директор получил предупреждение от замминистра об очередной проверке и совет как можно быстрее избавиться от протухшего мяса.

«Предприняв меры конспирации, Пивовар позвонил Стефановичу с чужого телефона и рекомендовал в течение ближайшего времени принять меры для избавления от недоброкачественной продукции», — уточнило обвинение, которое на процессе представляют сразу три прокурора.

Такие действия замминистра расценены по ч. 3 ст. 425 УК — бездействие должностного лица. Защищает Пивовара, кстати, известный адвокат Дмитрий Горячко.

Судят и бывшего главного ветеринарного врача Гомельской области, начальника управления ветеринарии комитета по сельскому хозяйству и продовольствию облисполкома Аллу Лозовскую. На данный момент она трудится в иной организации.

Лозовская, по версии следствия, также достоверно знала о гнилом мясе, но «не исполняла действия, которые она могла и должна была совершить в силу ее должностных обязанностей». Она ознакомилась с фотографиями, которые ей предоставили после проверки комбината подчиненные, но ходу делу не дала. Более того, «совместно с начальником городской ветеринарной станции содействовала в предоставлении новых фотографий заместителю председателя облисполкома Максименко».

Первый зампред областной вертикали Александр Максименко, кстати, также был фигурантом данного дела, но потом уголовное преследование было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Также Лозовская совместно со Стефановичем уговаривала директора Калинковичского мясокомбината срочно принять свинину или говядину. В обвинении не прозвучало, согласился ли директор на такую сделку. Лозовской, как и Пивовару, инкриминируется статья 425 УК (бездействие должностного лица).

Ричарда Стефановича обвиняют в том, что небрежное и недобросовестное исполнение им своих обязанностей повлекло уничтожение государственного имущества и причинение ущерба в крупном размере — 7,2 млрд рублей (до деноминации).

По версии обвинения, руководитель мясокомбината, желая формально выполнить доведенные показатели социально-экономического развития, сознательно допускал нарушения подчиненными действующих санитарных норм.

Директор неравномерно распределял ежедневное поступление скота на убой. Холодильные камеры были переполнены, мясо хранилось штабелями, с нарушением санитарных норм, на деревянных подтоварниках, которые «не поддавались мойке и дезинфекции». «Лишнее» мясо хранилось в транспортных коридорах, покрывалось плесенью, грызлось крысами и мышами.

Оборудование в холодильном цеху имело практически стопроцентный износ, ремонта в помещении не было давно. Разморозить камеры было невозможно из-за снеговой шубы и смерзшихся туш.

«Допускались случаи передачи продукции с истекшими сроками годности в колбасный цех, что влекло выпуск недоброкачественной продукции и ее дальнейшую реализацию в торговой сети, в том числе в дошкольные учреждения», — отмечает обвинение.

Сотрудник прокуратуры проводит заочную экскурсию по мясокомбинату: не было ремонта, имелись дефекты стен и выбоины, все камеры холодильного цеха, за исключением трех, требовали ремонта, ржавчина, шесть камер имели значительные повреждения, не проводилась дезинфекция тех камер, где хранилось мясо с плесенью. В декабре на мясокомбинате при проверке нашли мясо, срок годности которого истек еще в марте.

При перерыве в судебном заседании Ричард Стефанович отметил в комментарии для БелаПАН, что вину он не признает полностью. Мотивировка такой позиции будет озвучена им на следующих заседаниях.

 

 


  • гомель вообще средоточие белорусского зла, отмороженные бандиты, продажная милиция, неграмотные чиновники. Вышеприведенное - верхушка айсберга.
  • Ну а директор, главный ветврач комбината что не видели такого бардака?
  • Интересно, а что происходит на других мясокомбинатах минском гродненском,брестском, борисовском и так далее?
  • Это точно,братва там была самая отмороженная...
  • Ну а директор, главный ветврач комбината что не видели такого бардака?