Другие материалы рубрики «Политика»

  1. На пороге новой холодной войны. Беларусь обозначает нейтралитет
    Проводившаяся в течение двух последних десятилетий политика настолько прочно привязала нашу страну к России, что вырваться из «братских» объятий чрезвычайно сложно.
  2. Ренессанс лозунга. Безопасность снова становится фишкой Лукашенко
    И вот на фоне обезумевшего мира выходит к работягам (в темном костюме и темной же рубашке-поло, но фигурально весь в белом) строгий и мудрый белорусский вождь…


Политика

Встретились Путин и Порошенко, а сливки снял Лукашенко


Кто бы мог подумать, что конфликтный, недипломатичный по натуре Александр Лукашенко вдруг предстанет, без преувеличения, перед всей планетой в обличье миротворца? Но это случилось в Минске 26 августа 2014 года.

 Фото УНИАН

Правда, сама встреча в формате Таможенный союз — Украина — ЕС, как и прогнозировали эксперты, чудесами не увенчалась. На итоговую пресс-конференцию поздно вечером хозяин мероприятия вышел один.


Без прорывов

«Всем нам хотелось бы прорыва и конкретных договоренностей по урегулированию конфликта в Украине, но уже сам факт нынешней встречи — несомненный успех», — заявил Лукашенко.

Итак, прорывных конкретных договоренностей нет — только рабочие, промежуточные. В частности, условлено, что встречи контактной группы в формате Украина — Россия — ОБСЕ будут проходить в Минске на регулярной основе. А к 12 сентября рабочая группа выработает предложения для снятия озабоченности Таможенного союза по поводу соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

Ответ же на главный вопрос — когда прекратится война на украинской земле — так и остался висеть в воздухе. При том что Беларусь выносила на встречу свой вариант итогового документа, который журналисты назвали черновиком «Минского мира».

Наблюдатели обратили внимание на то, что Владимир Путин (кстати, и на сей раз не изменивший своей манере опаздывать: его самолет приземлился в Минске с часовой задержкой, когда остальные уже ждали) практически ничего не говорил о войне на востоке Украины, как будто его и впрямь больше всего на свете терзает вопрос состыковки двух зон свободной торговли.

Со своей стороны, и украинский президент Петр Порошенко, вопреки гипотезам шутников из социальных сетей, выглядел чрезвычайно сдержанным.

Судя по фрагментарным данным, трудными и также отнюдь не прорывными оказались двухчасовые переговоры Путина с Порошенко с глазу на глаз, прошедшие поздно вечером 26 августа.

Российский президент постфактум подчеркнул: Москва-де не может говорить об условиях прекращения огня в Украине, поскольку это внутреннее дело самой Украины. Читай: мы там не при делах.

Похоже на то, что Москва и Киев пока не нащупали возможностей реального компромисса.

Украинское руководство, по мнению ряда экспертов, чувствует достаточно сил, чтобы задушить сепаратизм в ходе антитеррористической операции. Кремлю же, говорят в среде аналитиков, выгодно поддерживать горячий конфликт на востоке Украины как можно дольше, чтобы связать Киев по рукам и ногам, а зимой выступить с сильных позиций в больном как для Украины, так и для Европы газовом вопросе.


Подарок судьбы для белорусского президента

Но хозяин мероприятия не покривил душой, назвав успехом уже то, что оно состоялось. Во всяком случае, для самого Лукашенко этот саммит стал очередным подарком судьбы, фантастическим шансом подправить свой, казалось бы, безнадежный международный имидж, не идя при этом на уступки Западу по части демократии и прав человека.

В ходе заседания президентов стран Таможенного союза, Украины и представителей ЕС белорусский официальный лидер артикулировал красивые фразы-призывы (отбросить политические амбиции, подумать о людях, прекратить кровопролитие и т.п.), к которым вряд ли могут придраться даже его политические недруги.

Некогда названный последним диктатором Европы и сам грубо обозвавший главу Еврокомиссии Баррозу, белорусский руководитель 26 августа галантно («Я очень рад, что вам понравился Минск») пообщался с баронессой Эштон, главой дипломатии Евросоюза.

Уже сама телекартинка с этой встречи — сильный пропагандистский козырь. Смотри, электорат, никакой я не изгой, со мной считаются, меня уважают!

Между прочим хозяин намекнул баронессе, что пора бы уже пересмотреть и двусторонние отношения белорусского режима с Брюсселем: «…Встретиться хотелось, может быть, по другому поводу, но, к сожалению, у нас здесь, в Европе, дела складываются неважно».

Оцените смысловую нагрузку как бы ненароком оброненного выражения «у нас здесь, в Европе». Авторитарный лидер, находящийся под санкциями ЕС, элегантно переводит себя в статус не просто полноправного партнера Брюсселя, но и одного из вершителей судеб континента.

Брюссель накануне усердно подчеркивал, что госпожа Эштон будет заниматься в Минске только украинским вопросом. Но уже самим согласием на саммит в столице «последней диктатуры Европы», а тем более личной встречей главы европейской дипломатии с Лукашенко Евросоюз косвенно продемонстрировал и смягчение позиции в отношении белорусского режима.



Дан старт «минскому процессу»?

Тихое нащупывание путей нормализации отношений Беларуси с ЕС идет уже не первый месяц. И хотя прорыва на минской встрече не произошло, сам факт ее проведения здесь поспособствует этому процессу.

При этом Лукашенко исподволь продавливает свой вариант отношений с Западом: на прагматичной геополитической и экономической основе, без особых политических уступок.

Учитывая, насколько Беларусь привязана к России, можно сказать, что белорусская дипломатия выжала максимум из геополитического маневрирования в связи с украинским кризисом. И это сейчас позволяет снимать сливки с процесса замирения.

Поскольку решено сделать Минск площадкой для дальнейших переговоров по украинскому вопросу, то, как отмечает аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов, «дан старт «минскому процессу», чем бы он ни был».

В этом контексте, как отметил в комментарии БелаПАН директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман, «на второй и третий план отходят многие проблемы в отношениях Минска и Брюсселя, в том числе проблема политзаключенных. Это не значит, что прямо сейчас начнется любовь и белорусского президента будут целовать в Европейском союзе, но это — качественно другой уровень взаимодействия».


Минус для перемен, плюс для независимости

На фоне ослабления трений с Евросоюзом и США очередная президентская кампания в 2015 году становится для Лукашенко еще более легкой технической задачей.

Белорусская оппозиция, и так полуразобраннная, фактически оказывается вне игры. Западу не до сценариев некой призрачной «картофельной революции», когда стоит задача обуздать Россию.

Таким образом, авторитаризм Лукашенко лишь усиливает свои шансы на долгожительство. И это большой минус для сторонников перемен в Беларуси.

Вместе с тем, разморозка отношений с Западом — на пользу белорусской независимости, и это большой плюс.

Ведь именно аннексия Крыма и подогревание сепаратизма на востоке Украины показали, сколь уязвима перед великодержавными замашками России Беларусь.

Да, и на саммите в Минске белорусское начальство лишний раз убедилось, что Путина на мякине не проведешь и ухо с ним надо держать востро.

Высокий московский гость не преминул мазнуть хозяев упреком, что «реэкспорт запрещенных к ввозу на территорию Российской Федерации товаров из стран ЕС уже идет через Беларусь». Мол, некие деятели нагло переклеивают этикетки — и гонят.

Короче, удастся ли много наварить экономически на конфронтации Москвы с Западом — большой вопрос.


Если понадобится сажать — Запад будет побоку

Тем не менее, в плане пиара, политических дивидендов урожай Лукашенко на ниве Минского саммита — похлеще разрекламированного давеча белорусским президентом урожая арбузов с личного участка.

Другое дело, что без политических изменений внутри Беларуси настоящего сближения с развитыми демократическими странами все равно ожидать не приходится, угроза новой холодной войны будет висеть перманентно.

Вспомним: точно так же, как сейчас, Минск выжал максимум из геополитики и улучшил отношения с Западом после того, как в 2008 году разразилась российско-грузинская война. Но разгром оппозиционной Площади в декабре 2010 года поставил крест на той оттепели.

Новое вероятное улучшение отношений с ЕС и США тоже вряд ли будет устойчивым. Потому что удержание власти для Лукашенко — сверхзадача. И если ради этого понадобится снова разгонять, сажать — об имидже в глазах западников он будет думать в последнюю очередь.

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Вообще говоря, белорусские нацдемы, с энтузиазмом воспринимавшие майданы, должны уйти с белорусского политического поля, потому что местный избиратель в своей массе не приемлет майданов. За майдан — значит против белорусского народа. Хотя, полагаю, у некоторых нацдемов еще есть время для корректировки своей позиции. Очередной срок Лукашенко даст им возможность провести работу над ошибками. Читать полностью: http://naviny.by/rubrics/opinion/2014/08/26/ic_articles_410_186409/
  • А я ни с кем и не спорю. Я высказываю свое мнение и если кто цитирует меня, я отвечаю. Оппозиция на этот раз не воспользовалась случаем и не устроила показуху перед еврочиновниками, "барацьбитов" за справедливость на Украине, не организовала в Минске уличную акцию протеста против российского агрессора в поддержку Украины, перед лицом еврочиновников и западных журналистов. Так что здесь нет никакого спора, а есть мое мнение, с которым каждый волен согласиться или не согласиться.
  • )))) Не, я ужо упэўнены, што "В Волковыске 20-летний парень после принятия психотропа начал выть, как собака" толькі таму, што народ не поддерживает оппозицию!!
  • Шлёма. Изыди, Сатана. :) Я ж и написал, о математическом округлении "в свою сторону". Я тебя не виню, зная, что у тебя миссия такая. Но если иногда в спорах истина и рождается, то в равновесных спорах-диалогах. А твой алгоритм диалога мне давно виден; следователь и подследственный. Это уже большинство, имевшее с тобой дело, давно раскусило. Так что я беззлобно махну рукой. Имеешь полное право быть как тот "Неуловимый Джо" из анекдотов. :)
  • А я у тебя про нее ничего и не спрашиваю. Я сам говорю, что народ не поддерживает акции оппозиции.
  • А как по-другому? Он по-твоему ездил к нему договариваться, чтоб не дружить с ним?