Проблему безопасности движения у школ надо было решать еще вчера

Предметно и основательно о вопросах безопасности мы начинаем задумываться лишь тогда, когда непоправимое уже случилось...

Ошибки прошлого ничему нас не учат. Это печально, но это факт. Предметно и основательно о вопросах безопасности мы начинаем задумываться и делать что-то конкретное лишь тогда, когда непоправимое уже случилось.

Вот и за проблему безопасного дорожного движения возле школ столичные власти схватились по горячим следам трагедии — гибели ребенка, попавшего под машину прямо у крыльца школы № 23 в микрорайоне Сухарево.

Третьеклассник Владислав Грудьев погиб вечером 13 ноября. Мальчик выбежал из-за припаркованного перед входом в школу автомобиля и угодил под колеса двигавшегося по проезду «Порше Кайен». В отношении водителя «Порше» возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 317 УК (нарушение правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Следователи полагают, что трагедии не произошло бы, если бы автомобиль «Порше Кайен», с какой бы скоростью он ни двигался и в каком бы физическом состоянии ни находился его водитель, не оказался на территории школы, проигнорировав требования запрещающего движение знака.

Однако под запрещающий знак в тот вечер (да, наверняка, и в прежние дни тоже) проехало около 20 автомобилей — столько их насчитали инспекторы ГАИ возле школьного крыльца. В тот день проходили родительские собрания, и многие приехали на своих авто. Это обстоятельство, отмечают в Следственном комитете, который занимается этим делом, сыграло в трагедии немаловажную роль.

Как отметила в комментарии для Naviny.by директор школы № 23 Оксана Кокарева, проблема заезда машин на территорию учебного учреждения значительно шире, чем несоблюдение ПДД. Речь идет о культуре отношений, ведь уже существующих запрещающих знаков было вполне достаточно, если бы эти знаки не игнорировались родителями. По словам Оксаны Кокаревой, ей постоянно приходилось бороться с людьми, нарушающими ПДД, хотя «школа имеет воспитательную и образовательную, но не карательную функцию».

«Отмечу, что как только я стала директором новой школы в 2009 году, сразу поставила вопрос об ограждении, которого до сих пор нет, — сказала Оксана Кокарева. — Мы просили поставить хотя бы запрещающие знаки, что было сделано. Просьбу о шлагбауме, как видите, удовлетворили только теперь. Однако шлагбаум проблему безопасности комплексно не решит. Когда мы говорили с родителями о безопасности, нас чуть ли не равняли с землей. У меня спрашивали: «Что, это ваша частная территория?». Доходило до того, что родители на территории школы обучали своих детей вождению автомобиля, меняли там резину, оставляли ненужную здесь же. Отмечу, что мы неоднократно вызывали милицию, когда жители микрорайона, родители наших учеников в частности, нарушали законодательство, находясь на территории школы».

шлагбаум СШ № 23. Фото tut.by

Сейчас решается вопрос об установке вокруг школы № 23 ограждения. «Думаю, что этот вопрос решится», — сказала Оксана Кокарева, отметив, что собственных средств на проведение таких работ у школы нет. Но появилась другая проблема: с установкой шлагбаума возник вопрос подвоза детей с инвалидностью, для которых в школе создана безбарьерная среда — высаживать детей у шлагбаума и везти дальше на коляске, либо разрешить машинам подъезжать прямо к крыльцу?

Директор школы отметила, что привести ребенка в школу и забрать его оттуда — это задача родителей, учителя не имеют возможности заниматься этими вопросами. Старшеклассников, конечно, за руку водить никто не станет, но, говорит Оксана Кокарева, если есть возможность сопроводить ребенка, особенно в темное время суток и если необходимо пересекать проезжую часть, то такой возможностью пренебрегать не стоит.

Во дворы школ ходят пить пиво

Сегодня огражденные территории в Минске имеют, в основном, школы, построенные еще в советские времена. В микрорайонах-новостройках же заборами обносят, как правило, только садики.

«Школы должны быть огорожены, — уверена бывшая директор одной из минских школ. — И даже при наличии ограждения мне приходилось обращаться в милицию с просьбой разобраться с людьми, которые оставляют машины во дворе школы, куда заезжать нельзя. У нас получается так: если люди привыкли ходить или ездить через школьный двор, их невозможно переубедить. Были случаи, когда молодые мамы с колясками приезжали в школьный двор, чтобы выпить там бутылку-другую пива и, конечно, оставить нам мусор после «банкета».

Проблема охраны территории школ является актуальной не только в плане безопасности детей, но и в плане безопасности самой школы, отметила собеседник Naviny.by. Сторож не имеет права выходить из здания, соответственно, ночью территория остается бесхозной, и там может произойти всё, что угодно.

Как говорит бывший директор школы, требовать от родителей выполнения определенных правил безопасности труднее, чем от детей. И так фактически в каждой школе: «С родителями приходится по каждому пункту договариваться, много спорить. Однако если все время говорить им о требованиях безопасности, настаивать на соблюдении правил, многого можно добиться».

Виноваты все, но что делать?

Резонанс у трагедии возле школы № 23 был такой, что свое мнение пришлось высказать даже главе государства.

«…Вы построили новую школу. Почему вы не огородили эту площадку и всю школьную территорию забором? Значит, вы (городские власти) виноваты,заявил Александр Лукашенко. — Что это за позиция школьного коллектива: мы обратились в ГАИ. Мы, родители, передали вам детей, которые пришли в школу, и вы головой за это отвечаете. У нас сегодня учитель пришел, как к станку, четыре часа отбыл и ушел. Неважно, какие дети. В семьи они давно не ходят. Что это за позиция такая? И родители виноваты. Заняли всю площадку личными автомобилями».

Упреки главы государства сразу по нескольким адресам — и руководству школы, и родителям, и ГАИ, и местным властями — это как раз и есть свидетельство того, что ответственность по вопросам безопасности настолько распылена, что этими вопросами, похоже, вообще никто не занимается.

И такая ситуация повторяется от трагедии к трагедии.

Обрушилась кровля спортзала в краснопольевской школе — начали по всей стране счищать с крыш снег. Погиб возле школы ребенок — стали ставить шлагбаумы и запрещающие знаки. А кто мешал предусмотреть это еще вчера?

Сейчас столичная ГАИ отчитывается о предпринятых мерах реагирования. Все школы взяты на особый контроль. Инспектора дежурят там и по утрам, и по вечерам. По результатам проверки 247 столичных школы выяснилось, что у 180 из них есть проблемы с обеспеченностью безопасности движения. По словам заместителя начальника управления ГАИ ГУВД Мингорисполкома Вадима Гаркуна, руководству некоторых из этих школ ранее уже указывалось на имеющиеся недостатки. Но если недостатки не выправлены, значит в этом есть и доля вины ГАИ, не проявившей необходимой настойчивости.

Да, некоторые должностные лица ГАИ привлечены к строгой дисциплинарной ответственности. Заместитель начальника управления ГАИ ГУВД Мингорисполкома Константин Страх и начальник отдела ГАИ администрации Фрунзенского района Юрий Жихарев подали рапорты об отставке. Но в данном случае отставка высокопоставленных сотрудников ГАИ больше похоже на попытку уйти от ответственности, чем взять ее на себя или попробовать, засучив рукава, исправить ситуацию — так, чтобы подобные трагедии были исключены в принципе.

Деньги на безопасность нашлись — после трагедии

Как сообщил начальник УГАИ Мингорисполкома Дмитрий Корзюк сегодня на внеочередном заседании городской комиссии по обеспечению безопасности дорожного движения, директор школы № 23 обращалась в Госавтоинспекцию Фрунзенского района по факту установки дорожных знаков, ограничивающих движение и стоянку на местном проезде — такие знаки были установлены. Кроме того, школа обращалась в местные органы власти с просьбой установить шлагбаум или ограждение, но поскольку школа находится внутри микрорайона и не выходит на улицы с интенсивным движением, просьба была проигнорирована.

Фото агентство Минск-Новости

Теперь вот, после гибели ребенка, и шлагбаум оперативно установили, и освещение поменяли, и деньги на решение проблемы в масштабе города нашлись — и немалые. Как объявлено, более 100 млрд. рублей планируется затратить на оборудование подъездных путей к минским школам и детсадам ограждающими конструкциями и видеокамерами.

Еще 150 млрд. рублей потребуется на замену и установку ограждающих конструкций и организацию на должном уровне освещения на территории учреждений образования.

Также предлагается разработать маршруты безопасного движения школьников, организовать дежурства добровольных дружин или постов охраны, проконтролировать выполнение предписаний Госавтоинспекции, выданных после трагического случая, больше внимания уделить обучению школьников правилам дорожного движения.

Мэр Минска Николай Ладутько на сегодняшнем совещании сказал, что «это трагическое событие должно стать поворотной точкой» в работе столичных властей, правоохранительных органов, управлений образования.

Всё это хорошо, но ребенка матери не вернешь, а точки в вопросах безопасности надо ставить заблаговременно.




Оставьте комментарий (0)
  • "Сегодня" этот бедный ребенок возле школы погиб. И все забегали, засуетились, имитируют бурную деятельность. "Завтра" с другим ребенком беда случится и будут в другом месте имитировать бурную деятельность. Но это не прекратиться в стране никогда, пока мы все вместе будем имитировать.... Был на родительском собрании, еще до трагедии с ребенком. Речь шла в том числе и о "фликерах" для детей. И вот что я там услышал. Руководство школы: "Купите и оденьте своим детям фликеры, а то ГАИ будет проводить операцию "Пешеход" и при их отсутствии у детей, вас оштрафуют". Я выпал в осадок от этой фразы. Фликер не для безопасности ребенка, а для ГАИ! И это говорит учитель! В этом и есть вся характеристика нас, белорусов (на данный период)!