«Нет умысла, нет доказательств». Француза Жолана Вио, возможно, не посадят

Прокурор попросила суд не лишать гражданина Франции свободы, а назначить ему в качестве наказания штраф в 3450 долларов.

В Гомельском областном суде 17 ноября закончилось судебное следствие по уголовному делу, фигурантом которого является 24-летний гражданин Франции Жолан Вио.

Он жил и работал в Лондоне, любил путешествовать — знакомиться с разными странами, культурами и людьми. Посетив девять стран, в Беларуси Жолану пришлось остаться дольше, чем он планировал — на границе у него возникли недоразумения из-за патрона. Парень был уверен, и пытался донести это до белорусских органов, что маленькая металлическая штучка — это сувенир. Но экспертиза пришла к выводу, что это патрон, причем боеспособный.

Так француз на два месяца попал в гомельское СИЗО № 3.

Судебный процесс начался 15 ноября в здании суда Гомельского района. Был допрошен сам Жолан Вио и некоторые сотрудники пункта пропуска «Новая Гута», где был задержан француз. В первый день процесса маленький зал районного суда не вместил всех желающих попасть на процесс, поэтому рассмотрение дела перенесли в более вместительный областной суд.

17 ноября в суде просмотрели запись с персонального видеорегистратора, который стал техническим свидетелем при разборках на границе. Как и показывал ранее Жолан, действительно он сам заявил о патроне-сувенире, то есть поинтересовался у таможенника, является ли сей предмет запрещенным?

Непонимание возникло из-за языкового барьера. На записи видно и слышно, как француз спрашивает таможенника, является ли вот эта пуля (bullet) запрещенным предметом. Таможенник переспрашивает: «Арбалет, какой арбалет?», и предлагает показать вещи. Жолан достает патрон, который ему подарил с уверениями, что это сувенир, друг Павел из Варшавы. И всё завертелось...

Сотрудник берет «предмет, похожий на пулю», и отправляется с ним на поиски начальства. «Николаевич, Николаевич, вы не видели Николаевича?» — видеорегистратор беспристрастно фиксирует, как таможенник открывает одну, вторую дверь, спрашивает у коллег о Николаевиче.

Оказалось, патрон нельзя было брать и ходить с ним по пункту пропуска в поисках Николаевича. «Почему ты его там не оставил?» — спрашивает начальник.

Он также спросил у своего подчиненного, где француз? Сотрудник таможни ответил, что в «зеленом» коридоре, хотя на протяжении суда неоднократно заявлялось, что Жолан пришел на досмотр по «красному» коридору. На видео слышно, как начальник поправляет таможенника: «Это же красный коридор!» Далее — протокол, осмотр, досмотр и следственный изолятор.

В суде 17 ноября допросили свидетелей — страховых агентов, которые работают на пункте пропуска, и были понятыми при составлении протокола. Их показания адвокат впоследствии подверг критике.

Так, девушки говорили, что процессуальные действия продолжались около 15-20 минут, в протоколе же указано, что около часа. Переводчиком выступал сотрудник таможни — кстати, заинтересованное лицо. По закону переводчик должен быть со стороны. Также страховые агенты говорили, что патрон был упакован в прозрачный пакет, но ранее при допросе на следствии с их слов указывалось, что пакет был бумажным. Свидетель Мария Бурлак сказала, что подписала протокол, не читая.

На суде выяснилось, что информация о порядке прохождения границы есть на стендах — но только на русском языке. Не знакомому с порядками на белорусской границе иностранцу понять, куда и как идти — в «красный» или «зеленый» коридор — не так просто, уточнить у таможенников нюансы при недостаточном уровне их английского также нелегкая задача.

В итоге все эти «человеческие факторы», в том числе доверчивость, с которой молодой француз взял в подарок патрон и не проверил, действительно ли это сувенир, привели к тому, что Жолан оказался в за решеткой.

Обвинение в суде поддерживала представитель Транспортной прокуратуры Ольга Лащенко. Она заявила, что вина француза доказана собранными по делу доказательствами — экспертизами, актами, протоколами, свидетельскими и вещественными доказательствами.

Государственный обвинитель заявила, что Жолан Вио, «имея умысел», приобрел в неустановленном месте у неустановленного лица патрон, который является боеприпасом. «В продолжение преступного умысла» он хранил и перевозил патрон. По словам Лащенко, обвиняемый имел умысел на перемещение боеприпаса через границу Таможенного союза.

Представитель прокуратуры согласилась, что в работе таможенников были недочеты. Она попросила суд исключить из обвинения по статье 295 УК часть «незаконное приобретение», а квалификацию по статье 333-1 УК формулировать как «перемещение через таможенную границу Евразийского экономического союза».

Прокурор добавила, что обвиняемый раскаивается, имеет хорошие характеристики, его показания были последовательными, поэтому обвинение не считает необходимым лишать иностранца свободы, а крупный штраф (по двум статьям — 300 базовых величин (6900 рублей)) будет достаточным для него наказанием.

Адвокат Дмитрий Петкевич подверг критике следствие, сотрудников таможни, представителя прокуратуры. Он считает, что для того, чтобы признать Жолана Вио виновным, нет главного — прямого умысла. Защитник напомнил, что экспертиза признала француза вменяемым.

«Это абсурд — взрослый человек, путешествуя по миру, приобретает патрон, и очень желает его переместить через границу, причем сам его показывает таможеннику», — заметил Дмитрий Петкевич.

По его словам, нет доказательств того, что Жолан Вио знал о том, что патрон боевой. «Следствие не предприняло мер, чтобы, к примеру, выяснить правду и допросить Павла, который подарил патрон Жолану. У Павла и Игоря (молодой человек, который присутствовал при передаче патрона-сувенира в Варшаве, — ред.) есть страницы в соцсетях, их можно найти при желании. Следствие не приняло мер для добычи доказательств, к примеру, даже не истребовало видеозапись с персонального регистратора, а это было сделано только в суде, по инициативе суда», — подчеркнул адвокат.

Он заметил, что при первоначальных следственных действиях не было переводчика, эту роль исполняли сотрудники таможни. А по закону переводчиком должно выступать незаинтересованное лицо.

Адвокат напомнил, что все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого: «Есть грубые нарушения процессуального законодательства. К примеру, по протоколу. Он составлялся около часа, а понятые говорят — 10-20 минут. Также понятые показали, что фотографирование не делалось, но оно было».

«Порядок составления протокола был нарушен. В связи с этими нарушениями протокол не мог служить доказательством и лечь в основу обвинительного заключения», — заявил Дмитрий Петкевич.

«Нет умысла, нет доказательств, необоснованно применены квалификационные признаки как «незаконное приобретение, незаконное перемещение». Не указаны время, способ, место приобретения. Версия с подарком следствием не проверялась. В части незаконности перемещения через границу прокурор отказалась от формулировки «пересечение государственной границы», а оставила только «пересечение границы ЕАЭС», но ведь эти границы совпадают», — отмечал в выступлении защитник.

«Сколько еще можно попирать права иностранного гражданина? Его оставить в местах заключения, я считаю, можно только именем революции, но, к счастью, у нас должны судить именем Беларуси», — добавил Дмитрий Петкевич.

Он считает, что два месяца в СИЗО для его подзащитного достаточный срок, чтобы понять, что надо быть более внимательным к выбору друзей и изучению законов тех стран, которые хочешь посетить. Также адвокат уверен, что оправдательный приговор поднимет авторитет Беларуси в глазах европейского сообщества. Защитник французского гражданина попросил суд оправдать Жолана Вио. В крайнем случае, применить к нему статью 70 Уголовного кодекса, то есть назначить более мягкое наказание, чем предусматривают инкриминируемые статьи.

Судья Тамара Заставнецкая отложила последнее слово и, возможно, приговор до 20 ноября. Еще одни выходные Жолан проведет на улице Книжной, 1а. Это адрес СИЗО.

 


  • Эти от стыда не сгорят. Потому что стыда не знают. А, раз стыда не знают, то и интеллигенцией не страдают. Шариковы, короче говоря, вершат судьбы людей в стране.
  • Эти от стыда не сгорят. Потому что стыда не знают. А, раз стыда не знают, то и интеллигенцией не страдают. Шариковы, короче говоря, вершат судьбы людей в стране.
  • маразм крепчал... мне кажется что француз за сие дияние уже достаточно отбыл наказание находясь в сизо, оправдать и отпустить с миром попутно извиняясь, раздули из мухи слона
  • Эти от стыда не сгорят. Потому что стыда не знают. А, раз стыда не знают, то и интеллигенцией не страдают. Шариковы, короче говоря, вершат судьбы людей в стране.
  • В теории боеприпасы не запрещены, а ограничены в гражданском обороте(требуются разрешительные документы). Фактически француз устно задеклорировал патрон, а дальше некомпетентность таможни!
  • Действительно! Умысла НЕЗАКОННО ввезти боеприпас у бедолаги не было . Об этом и говорит то, что он поинтересовался у томоженника о законности перемещения данного боеприпаса. Ну и возникает вопрос , об освобождении от наказания за добровольную выдачу оружия о боеприпасов, как быть с этим ????
  • Я без понятия, кто тут всех "минусует" но я постарался к расставленным "минусам" пришлёпнуть свои "+1", их компенсируя... поясняю: судебная система РБ - это кака (не пишу грубее). И попробуйте опросить сотню человек на улице, руководствуясь здравым смыслом: - Ребята, а вам маленький патрон в кармане приезжего француза - он вам сильно жить мешает? Вот от таких простых вещей и должна отталкиваться судебная система. Снаряженный фабрично патрон, но не имеющий оружейного оформления, в виде оружия со стволом, к тому же нужного калибра - это ничто. Что-то вроде петарды. Из рогатки им стрелять? Но здесь проявляется панический ужас выпучившего от страха государства, тайком осознающего, что оно за годы натворило. Оружие, боеприпасы... "А шизофреники - вяжут веники, А параноики - рисуют нолики"... Это и имеем. Дурдом.