Другие материалы рубрики «Культура»

  1. «Вы не поймете, кто есть кто». В Минске создан инклюзивный театр с участием детей с аутизмом
    25 мая театр провел первую на большой сцене и в костюмах репетицию, на которую позвали и журналистов.
  2. Стрит-арт. Известных белорусов увековечат в граффити
    Команда витебских художников StreetSkills планирует в этом году проехать по разным городам Беларуси и запечатлеть в граффити известных деятелей культуры, науки и спорта.


Культура

Год культуры в Беларуси: «Зарница», «Минская лыжня» и субботник


Совет министров постановлением № 51 утвердил план мероприятий, приуроченных к Году культуры. Похоже, чиновники от культуры не обрадовались своему счастью — их сфера попала в приоритет на целый год, а очень даже огорчились — это ведь сколько теперь суеты и бумажной работы. И, по-видимому, чтобы облегчить свою участь, записали в план не только профильные мероприятия, которые из без Года культуры проводить все равно бы пришлось, но и позаимствовали события в календарях коллег-чиновников из других ведомств. А вот некоторые действительно важные вещи забыли — скорее всего, по незнанию.

 

План Года культуры как оксюморон

План с первых строчек удивляет: в него включена разработка основ государственной культурной политики. Получается, в стране не только не смогли сформулировать основы государственной идеологии, но и в культурной политике конь не валялся!

Фраза о разработке государственной культурной политики в плане Года культуры «звучит, как оксюморон», считает исследователь визуальной культуры Лидия Михеева.

«Культурная политика в Беларуси есть однозначно. Возможно, включение в программу этого пункта показывает, что с культурой будет проделано примерно то же самое, что и с идеологией или что культуру приравняют к идеологии», — отметила эксперт в комментарии для Naviny.by.

Что составляет суть культурной политики в Беларуси? Лидия Михеева считает, что ее можно охарактеризовать одной фразой — «запрещено всё, что не разрешено»:

«Люди, работающие в этой сфере, исходят из того, что им ничего нельзя, пробуют найти зону свободы, делают какие-то культурные фестивали, выставки. И при непосредственном столкновении с некой силой, государством, узнают, где есть зона разрешенного».

При этом государство ведет культурную политику в очень специфичном виде: «Это белорускость советского разлива, вроде «Дожинок» или «Славянского базара». Нечто несколько сентиментальное, несколько провинциальное. При этом культурный продукт, которого ждет государство, должен быть политически нейтральным и при этом поддерживать сентиментальные ценности большинства жителей Беларуси. По сути это означает, что продукт должен быть бессодержательной попсой».

Характерно, что и высокую культуру пытаются сделать приземленной, приблизить к гламуру и попсе. Например, то, что принимается в Беларуси за современное искусство на официальном уровне, в мире имеет другое содержание, отмечает Лидия Михеева:

«Например, в оперных театрах европейских стран представлены ультрасовременные трактовки и неоднозначные прочтения классики. У нас такого в принципе не может быть».

В план включен пункт по разработке и внесению в правительство проекта программы «Культура Беларуси» на 2016-2020 годы. Уже заканчивается первый месяц 2016 года, а о содержании программы еще даже не слышали.

Культуролог Максим Жбанков обращает внимание, что культурная политика может пониматься как набор каких-то действий, например, запрещающих, разрешающих или перехватывающих, как это случилось с «Днём вышіванкі», который теперь будет проводить и БРСМ. А можно говорить о программе действий с приоритетами и элементами стратегического планирования.

«Такого понимания политики нет и никогда не было в Беларуси. Для того чтобы сформировать такую политику, надо привлечь экспертов, причем важное значение имеет их подбор по принципу яркости и оригинальности мышления, а не по принципу лояльности к власти, как это осуществляется в Беларуси. По большому счету, пул государственных экспертов воспроизводит морально устаревшие представления о том, что и как должно быть в культуре. Сама идея управлять, возглавить культуру, которую пытается реализовать государство — идея авторитарного режима, родом из советского прошлого».

 

Дежавю белорусской культуры

«Славянский базар в Витебске», «Александрия собирает друзей», «Музыкальные вечера в Мирском замке» — эти фестивали проходят ежегодно и также включены в план Года культуры.

В целом в нем слишком много мероприятий, которые и без того проходят периодически, либо имеют к культуре очень далекое отношение. А иногда — и то, и другое сразу.

Например, в плане Года культуры прописаны неделя финансовой грамотности детей и молодежи, информирование населения по вопросам деноминации рубля и даже (несмотря на очевидную абсурдность формулировки) повышение информационной культуры населения регионов путем предоставления доступа к порталу белорусских СМИ

Республиканская военно-патриотическая игра «Зарница», «Минская лыжня-2016», республиканский субботник, республиканский полевой лагерь «Спасатель» — эти мероприятия тоже есть в плане Года культуры.

Одним словом, культурной работы в этом году хватит всем ведомствам — от Минспорта до Минобороны.

«Такое расширенное понимание культуры — одна из серьезных проблем. Налицо формальный подход, стремление впихнуть в план как можно больше мероприятий для галочки, для отчета», — уверена Лидия Михеева.

«Этот набор мер как раз и демонстрирует уровень мышления государственных экспертов от культуры, — отмечает Максим Жбанков. — Мы видим проявление навязчивой идеи о том, что народ надо просвещать, им надо управлять, что культура может исходить только из государственных инстанций».

Однако, подчеркивает эксперт, «настоящая культура создается не начальством, а реальный культурный процесс не нуждается в разрешении или тем более в запрещение. Я подозреваю, что власть страшно боится неподконтрольной живой бесцензурной культуры».


«Дзень вышыванкі» с БРСМ — эффективный, но неэтичный ход

Среди мероприятий Года культуры есть и «Дзень вышыванкі», который инициирует БРСМ. При этом фестиваль национальной культуры «Дзень вышыванкі» уже успешно проводится два года.

Разработчиком концепции и формата этого фестиваля является Никита Бровка, координатор «Арт Сядзібы» — некоммерческой организации, которая занимается популяризацией белорусской культуры. Первые два «Дня вышыванкі» с успехом прошли в октябре и декабре 2014 года в Минске.

Как рассказал Никита Бровка, никто из госорганов или прогосударственных организаций не обращался к активистам «Арт Сядзібы» как к инициаторам «Дня вышыванкі» в Беларуси с предложением вместе провести это мероприятие.

По словам Бровки, с одной стороны хорошо, что государство вслед за общественными активистами «делает уклон на развитие всего белорусского». С другой стороны, сказал он, если государство «проводит мероприятие, используя идею, формат и название, впервые употребленное «Арт Сядзiбой», то было бы честно, если бы оно предложило партнерство».

В данном случае государство занимается перехватыванием, перевербовкой, использованием неформальных идей в своих собственных интересах, отметил Максим Жбанков.

Лидия Михеева считает это попыткой использовать наиболее декоративные элементы национальной культуры. Заимствование идеи происходит сознательно, с целью отнять инструмент у альтернативных культурных сообществ — белорусской интеллигенции и интеллектуалов, чтобы использовать его в своих целях: «Это может быть эффективный ход властей для достижения определенных целей, но неэтичный».


Юбилеи. Кого забыли

В плане мероприятий Года культуры упоминаются знаковые даты, указаны мероприятия, посвященные знаменитым представителям белорусской культуры — юбилярам 2016 года.

В их числе Цётка — 140-летие, Максим Богданович — 125-летие, Кондрат Крапива — 120-летие, Иван Мележ и Иван Шамякин — 95-летия и Владимир Мулявин — 75-летие (его уже отметили).

К сожалению, в плане нет нескольких не менее знаковых дат. В 2016 году исполняется 465 лет со дня смерти Франциска Скорины, 60 лет со дня смерти Якуба Коласа, 80 лет исполнилось бы Геннадию Буравкину. В сентябре 85 лет исполняется Нилу Гилевичу — единственному из ныне живущих народных поэтов Беларуси.

Максим Жбанков отметил, что в случае, когда юбилеи празднуются с государственным размахом, суть творчества юбиляра часто теряется. Например, при всем уровне демонстрации признания властями значимости Мулявина, сказал Максим Жбанков, до сих пор нет нормального издания собрания сочинений «Песняров».

«Это очень показательно для юбилейной политики. Фактически воспроизводится поток резонансных шумов. При этом сами эти люди и реальное значение их творчества остаются в тени. Культура — это то, что реально делается людьми, то, что действительно важно. Классиков залить золотом не требует никаких усилий. Культура не становится более живой, когда город заставляют памятниками. Культура подменяется директивами и рапортами. В целом Год культуры и план его проведения — это наш опыт манипуляций, опыт управления тем, что, строго говоря, в управлении не нуждается», — сказал Максим Жбанков.

Год культуры мог бы стать возможностью приблизить людей к национальной культуре, сказала Лидия Михеева. Другое дело, что «к этому событию нужно было готовиться заранее, продумывать концепции и определять институции, которые могли бы рулить процессом». Однако план сделали, судя по всему, быстро, и «нет в нем пространства для зарождения чего-то нового».

«Не думаю, что Год культуры поможет белорусской культуре. Однако она в Беларуси есть, ею занимаются — кто-то в государственных учреждениях, кто-то вопреки всему, что здесь происходит. В любом случае, годом бескультурья 2016-й не станет», — считает Михеева.

Оценить материал:
Средний балл - 4.70 (всего оценок: 10)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • день вышиванки, скоро белорусам придется вспомнить как лапти плести.