Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Лукашенко не скрывает, что на парламентских выборах пустит в ход административный ресурс
    А может, президент по ошибке обнародовал бумагу с грифом «Для служебного пользования»?..
  2. Сергей Наумчик: я все время хотел вернуться
    День своего возвращения на родину Сергей Наумчик по эмоциям мог бы сравнить с днем, когда Беларусь обрела независимость.


Политика

Беларусь стремится в Совет Европы исключительно по инерции

 
Новые надежды депутатов Палаты представителей, что стране восстановят статус специально приглашенного в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ), могут быть развеяны высшей властью Беларуси.
 
 
27 января председатель комиссии Палаты представителей по международным делам Виталий Бусько сообщил журналистам, что новый председатель ПАСЕ — испанский парламентарий Педро Аграмунт в своем выступлении особо выделил отношения с Беларусью, затронув при этом тему возвращения статуса. «И мы очень надеемся, что получим его», — сказал Бусько.
 
Руководитель делегации Национального собрания по осуществлению контактов с ПАСЕ Николай Самосейко, комментируя свои встречи 28 января в рамках зимней сессии ПАСЕ в Страсбурге, отметил, что Парламентская ассамблея Совета Европы хотела бы видеть Беларусь в европейской семье, а представителей белорусского парламента — в ПАСЕ.
 
По словам Самосейко, такой вывод он сделал после серии встреч в Страсбурге, в том числе с председателем ПАСЕ Педро Аграмунтом и спецдокладчиком по Беларуси Андреа Ригони. «Во всех этих встречах лейтмотивом было желание видеть представителей Беларуси, в частности парламентариев, в ПАСЕ», — сказал он.
 
Педро Аграмунт
Председатель ПАСЕ Педро Аграмунт
 
 
Все неплохо начиналось
 
История непростых взаимоотношений нашей страны с Советом Европы насчитывает уже почти четверть века. Причем поначалу все шло нормально: Беларусь запросила статус спецприглашенного еще в декабре 1991 года и получила его 16 сентября 1992-го, что позволило участвовать в работе ПАСЕ, хотя и без права решающего голоса.
 
Через полгода в СЕ была направлена официальная заявка на вступление в качестве полноправного члена. Затем были сделаны такие обязательные шаги, как присоединение к Европейской культурной конвенции и к Венецианской комиссии Совета Европы «Демократия через право».
 
Осенью 1994 года состоялся официальный визит в Беларусь делегации Совета во главе с председателем Комитета министров Станиславом Даскаловым и генеральным секретарем Даниэлем Таршисом, по итогам переговоров была предложена целевая программа сотрудничества для подготовки к вступлению.
 
 
Почему отобрали статус
 
Рассмотреть выполнение этой программы планировалось на осенней сессии ПАСЕ 1995 года. Однако весной не удалось выполнить одно из главных требований к стране-претенденту — избрать парламент (шла ожесточенная борьба между ветвями власти, явка избирателей оказалась низкой), и процесс был заторможен.
 
Более того, политические противоречия внутри страны стали усугубляться. Их пиком стало противостояние осенью 1996 года между Верховным Советом и президентом по вопросу проведения конституционного референдума. В попытке содействовать разрешению конфликта в октябре Минск посетила председатель ПАСЕ Лени Фишер, но Александр Лукашенко отказался с ней встречаться.
 
Кроме того, Венецианская комиссия дала отрицательную оценку президентскому варианту конституции на том основании, что в случае его реализации будет практически ликвидировано равновесие ветвей власти.
 
В итоге 13 января 1997 года, после того как Лукашенко провел референдум и распустил Верховный Совет, Бюро ПАСЕ лишило Беларусь статуса «специально приглашенного».
 
 
То оттепель, то заморозки
 
С тех пор взаимоотношения между Беларусью и Советом Европы складывались неоднозначно.
 
Если на первых порах взаимодействие с официальным Минском было довольно жестко ограничено, то после президентских выборов 2001 года подходы Страсбурга несколько смягчились. Возникла идея трансформации режима путем вовлечения его в пошаговый процесс: демократическое реформирование в обмен на постепенную отмену наложенных ограничений.
 
Однако в 2004 году ПАСЕ приняла две жесткие резолюции по Беларуси, подготовленные кипрским депутатом Христосом Пургуридесом — об исчезнувших политиках и о нарушениях свободы СМИ. В результате взаимодействие было вновь надолго фактически прервано.
 
Причиной нового смягчения стала известная белорусско-европейская «оттепель» 2008-2010 годов. В июне 2009 года ПАСЕ приняла резолюцию, в которой говорилось, что статус специально приглашенного будет возвращен после введения в стране моратория на смертную казнь. Но после жестокого разгона манифестации в день президентских выборов 19 декабря 2010 года процесс сближения был снова прерван.
 
 
А зачем туда рваться?
 
Сегодня, как видим, в Минске снова подумывают, как избавиться от неприятного статуса единственного европейского государства, не являющегося членом Совета Европы. Ход мыслей вполне логичный, ведь отношения с «цивилизованным миром» вроде бы понемногу налаживаются.
 
Николай СамосейкоНиколай Самосейко считает, что участие в деятельности ПАСЕ, а на первом этапе это получение статуса специального приглашенного, для Беларуси «дало бы присутствие на всех европейских площадках с правом высказывания своего мнения по любым вопросам, с правом доведения своих позиций, в том числе исходя из интересов Беларуси».
 
 
Насколько вероятно достичь цели?
 
В апреле прошлого года после слушаний по Беларуси, проведенных комитетом ПАСЕ по политическим вопросам, тогдашний председатель ассамблеи Анн Брассер заявила: для возвращения статуса недостаточно, чтобы Беларусь подписала около десятка конвенций Совета Европы, необходимо выполнить три условия — ввести мораторий на смертную казнь, освободить политзаключенных и провести свободные выборы.
 
Николай Статкевич и другие политзаключенные перед выборами-2015 вышли на свободу. По поводу же остальных условий есть серьезные сомнения.
 
В частности, на днях был обнародован итоговый отчет БДИПЧ ОБСЕ, в котором говорится, что прошедшие 11 октября 2015 года президентские выборы вновь показали, что Беларуси еще предстоит значительный путь к выполнению соответствующих обязательств ОБСЕ. А поскольку все панъевропейские структуры тесно взаимодействуют между собой, то это заключение явно не останется без внимания ПАСЕ.
 
Точно так же не видно сдвигов и в отношении смертной казни, хотя разговоры о возможном моратории идут уже добрый десяток лет.
 
Тот же Николай Самосейко считает, что «Беларуси рано или поздно придется решать этот вопрос для восстановления статуса специального приглашенного», но когда это может произойти, «никто не скажет».
 
Белорусский парламентарий также отметил, опираясь на свои впечатления от общения с представителями ПАСЕ, что «сейчас они, может, даже и сожалеют о такой резолюции, но европейцы — это педанты, и, наверное, не стоит надеяться, что они отступят от этого условия».
 
Но главная проблема в том, что по большому счету членством в Совете Европы не слишком озабочено высшее белорусское руководство. С Западом у него связаны сугубо меркантильные расчеты, тогда как по линии Совета Европы можно получить разве что доступ граждан страны к Европейскому суду по правам человека, в чем белорусский режим едва ли сильно заинтересован.
 
  
Оценить материал:
Средний балл - 4.60 (всего оценок: 10)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • А зачем вообще нужен этот гадюжник?
  • ну если кредит под 0 % тогда да