«Пока дышал, тянулся за рюмкой». В Узде трех местных судят за жестокое убийство

Сколько участники конфликта выпили в тот день, они уже и не помнят. Но в ход шло все — вино, водка, самогон и даже спиртовые настойки.

В мае 2016 года в городе Узда произошло небывалое по местным меркам преступление. Был жестоко убит местный житель. Экспертиза зафиксировала 115 ударов, лицо и тело жертвы были обезображены. В задний проход ему засунули метровую металлическую трубу. По заявлениям правоохранителей, над жертвой издевались девять часов. Прерывались только на то, чтобы выпить очередную порцию алкоголя.

9 января Минский областной суд в выездном заседании начал рассмотрение этого дела. На скамье подсудимых — три человека. Старшему, Федору Адамовичу, 41 год. Он, исходя из материалов дела, ключевой фигурант. Формально являлся предпринимателем. Но по факту занимался продажей самогона. Многие в Узденском районе ему задолжали за пойло.

Второй фигурант, 35-летний Максим Черноус, рассказал, что Адамович вел список должников. «Он всё записывал в блокнот. Загонял людей в алкогольный транс. На ночь давал по четыре-шесть бутылок», — пояснил он.

Сам Черноус также был должен Адамовичу за алкоголь. «Потом я стал на него работать, — заявил обвиняемый. — Нужно было подготовить две квартиры к продаже, сделать косметический ремонт».

Одна квартира принадлежала убитому Ивану Махначу, вторая — 25-летнему Дмитрию Халупко. Он также проходит обвиняемым по делу. Что связывало молодого парня с другими фигурантами? Ответ банальный — бутылка.

Халупко единственный, кто признает вину. Говорит, что наносил ударе жертве, но убивать не хотел.

 

Как произошло страшное убийство?

Максим Черноус на суде вспомнил, что 19 мая планировал со своей сожительницей Татьяной садить огород. «Федя сказал, что я неделю буду свободен, ремонт делать не надо, — заявил он. — Утром встал, вышел на улицу покурить, заметил, что к дому подъезжает Адамович».

Федор Адамович

Старший товарищ сказал, что нужно поработать на участке. Федор Адамович с гражданской женой жил в Узде на улице Комсомольской. Он также фактически распоряжался домом напротив с согласия хозяйки, которая жила в интернате для инвалидов.

«Жили там Халупко и Махнач, — пояснил Черноус. — В это время в их квартирах шел ремонт. Работал фактически я один. Федя говорил, что с этими двумя бесполезно связываться, потому что они только напиться могут. Халупко даже не мог подняться, чтобы сделать фото на паспорт».

На участок поехал не только Черноус, но также его сожительница и подруга последней. «Я должен был покосить, а они — прополоть огород. Федя сказал, что потом поставит на стол, отдохнем», — заявил Максим Черноус.

Стоит отметить, что накануне компания выпивала. Продолжили с самого утра. Быстро сдали металлолом, на полученные деньги купили несколько бутылок спиртового раствора в аптеке, две бутылки вина. Лился рекой и самогон, который Адамович периодически приносил работникам.

«Мы в тот день еще ездили искать одного человека — Мицкевича, — вспомнил Черноус. — Адамович судился с Судником, тоже вроде как предпринимателем. У них была настоящая война. Адамович написал на него заявление, якобы его избили по приказу Судника. Вот этот Мицкевич должен был дать показания в суде, а Федя хотел его правильно настроить, чтобы тот что надо рассказал».

Вернувшись к дому Адамовича, собутыльники продолжили пьянку. Работали женщины, время от времени подключался Черноус.

«Потом я услышал крики. В доме ругались Адамович и Махнач, — рассказал Максим Черноус. — Адамович кричал на Махнача, мол, я тебя кормлю и пою, а ты, такой-сякой (матом) работаешь на Судника, моего врага, хочешь ему продать квартиру».

Еще один повод для конфликта — Махнач предложил девушке, которая в тот день с ними отдыхала, переехать жить в его квартиру, поскольку она ушла от своего сожителя, который ее избивал.

«Федя услышал это и набросился на Ваню. Кричал, мол, какое ты имеешь право ее туда приглашать, это уже не твоя квартира, — заявил в суде Дмитрий Халупко. — Махнач должен был ему за самогон. И Адамович хотел продать квартиру, а вырученные деньги за вычетом долга забрать себе. Ваня ему расписку давал».

По словам обвиняемых, Федор Адамович нанес десятки ударов по телу Махнача — и руками, и ногами, и металлической трубой.

«Я пытался их разнять. Спрашивал у Вани, нужно ли вызвать скорую, но он сказал, что все нормально, отлежится и все будет в порядке», — рассказал Халупко.

Черноус и Халупко прячут лица

Обвиняемый назвал как минимум четыре эпизода, когда Адамович срывался и жестоко избивал Махнача. Потом засунул металлическую трубу в задний проход.

«Ваня просил его не трогать. Он тогда еще был жив, — заявил Черноус. — Помню, мы подымали его, относили на кровать».

По его словам, сам он Махнача не бил: «Два раза только дал подзатыльник, потому что он сигареты у меня стащил. Но никаких повреждений он не получил, я легонько его ударил».

Халупко признался, что несколько раз ударил погибшего, когда тот еще был жив. «Адамович нас подначивал. И потом, я был изрядно пьян. А Махнач еще оскорблял меня, мою мать. Вроде бы они некоторое время совместно проживали, но я точно этого не знаю. Ее лишили родительских прав, меня с рождения воспитывала бабушка», — пояснил обвиняемый следователю.

 

Собутыльники пили до последнего момента

Избиения собутыльники прерывали только на пьянку, в которой участвовал и потерпевший, пока еще был жив. Судя по рассказам обвиняемых, такое времяпрепровождение для них было обычным делом. По словам обвиняемых, лицо Махнача было обезображено, глаз уже не было видно, но пока он дышал, тянулся за рюмкой, и ему наливали.

Дальше картина у обвиняемых расходится. Черноус говорит, что от выпитого алкоголя ему стало плохо, что он заснул и проснулся, когда над ним уже стояла милиция. А Халупко помнит, как поздно вечером подошел к телу Махнача, проверил пульс и обнаружил, что тот уже мертв.

«Мы вызвали скорую помощь. Адамович предупредил, что милиции нужно сказать, будто бы Махнач приполз домой избитым, мол, здесь его никто не трогал. И якобы накануне смерти он сказал, что это Судника рук дело. И еще приказал убрать следы от крови», — пояснил во время следствия Дмитрий Халупко.

 

Что известно о личности фигурантов дела?

Чисто внешне по Черноусу и Халупко вряд ли можно сказать, что они закоренелые преступники, хотя первого уже судили и проговаривали к исправительным работам, а второй находился в ЛТП.

Если бы не пьянство, их жизнь могла бы сложиться по-другому. Максим Черноус, к примеру, после службы в армии пытался поступить в Военную академию. А Дмитрий Халупко окончил гимназию с оценками 7-8, учился три года в Суворовском училище, но по неизвестным причинам бросил его. Был на заработках в России.

Главный фигурант — Федор Адамович — ранее уже был судим за хулиганство.

Он заявил, что не признает вину. Когда прокурор зачитывал выводы экспертизы по поводу нанесенных Махначу травм, обвиняемый улыбался. А когда другие подсудимые давали показания против него, бросал в их адрес реплики матом.

Ему предъявлено обвинение не только в жестоком убийстве, но также в грабеже и выбивании долгов за самогон.

По материалам дела, одного из должников он увез на кладбище, где сначала угрожал отрезать ногу бензопилой, а потом заставил копать себе яму под могилу. «Он взял с собой самогон. Смотрел, как тот копает яму, и смеялся», — заявил Черноус. По его словам, Адамович сам рассказал ему эту историю.

Но Федор Адамович всё отрицает.«Я для себя гнал самогонку. Ну, Семашко (один из потерпевших. — Ред.) приходил ко мне. Я ему по 200 грамм наливал, иногда полторашку давал. Жалко его было, он в таком состоянии был. Записывал всё себе в тетрадку. Думал, пойдет на работу, отдаст долг. Пол-литра самогона — 40-50 тысяч».

Семашко, по словам Адамовича, задолжал ему 5 млн рублей за последние пять лет.

«Это что, 200 литров выходит?» — уточнил судья.

«Ну, не знаю, он постоянно ко мне приходил», — заявил обвиняемый.

Судя по всему, дела у него шли неплохо, по Узде он разъезжал на внедорожнике «Ниссан Террано». «Это мама собирала деньги с пенсии и купила машину для меня», — убеждал он суд.

Никакого бизнеса у Федора Адамовича, по словам других обвиняемых, не было. Занимался он только самогоном и «помогал» продавать квартиры тем, кто ему был должен за самогон.

«Он говорил, у него были знакомые адвокаты в Минске, через которых все это можно было решить», — заявил Максим Черноус.

Махнач после продажи квартиры должен был остаться жить в доме напротив Адамовича — том самом, который принадлежал соседке. А Халупко — переехать к теще Федора Адамовича. «Конкретные суммы мы не оговаривали. Федя просто говорил: потом, малой, разберемся», — вспомнил Дмитрий.

Что касается убийства, то и здесь Адамович отрицает свою вину.

«Я за Ваней смотрел. В три часа ночи приходил, проверял, чтобы он хоть с сигаретой не заснул, — рассказал обвиняемый в суде. — Он мне квартиру хотел как благодарность подарить. Но я собирался ему взамен домик какой-нибудь купить».

В день трагедии, по словам Адамовича, он заходил к соседям: «Поздно вечером зашел, увидел, что у Вани все лицо в крови. Спросил у Черноуса и Халупко, что случилось, но они не могли ничего ответить, пьяные были».

О личности убитого известно, что он был зависим от алкоголя, его часто можно было увидеть в городе на вокзале и у магазина, где он просил милостыню — на алкоголь.

  


  • Адамович-жестокая тварь, видно по фэйсу. Таких надо лишать жизни.
  • Адамович-жестокая тварь, видно по фэйсу. Таких надо лишать жизни.
  • Ему предъявлено обвинение не только в жестоком убийстве, но также в грабеже и выбивании долгов за самогон. А чем выбивание долгов за самогон отличается от выбивания долгов по Декрету № 3??? Кто знает (опустим, чтов первом случае выбивает физ.лицо, а во втором - государство). Кстати, тут хоть за какой-то товар деньги выбиваются, а государство выбивает "просто так", за по сути пустой звук.
  • спадзяюся Адамовіч ужо ніколі не паявіцца на Уздзеншчыне
  • Адамовчиу расстрел, Холупко 20
  • Единственное, чего я хочу-это, чтобы высокий суд осудил Адамовича по-справедливости! Ведь фактически он убил моего отчима! Еслибы Холупко с Аламовичем не связался-был бы на свободе! Ведь Адамович специально давал в долг самогон. Он никогда его не продавал!
  • Виталий! Адамович специально давал самогон в долг! Чтобы потом с % его вернуть! А Черноус и Холупко лишь пешки в этом деле!
  • А я бы эту пад.у расстрелял прилюдно на глазах уего близких!!!!!!!!!!!!!!!!!
  • А я бы эту пад.у расстрелял прилюдно на глазах уего близких!!!!!!!!!!!!!!!!!
  • Анатолий! Всё верно! Ведь он даже на суде не признаёт своей вины! Сидит так, будто он покойного не трогал!