Любители приборного поиска написали президенту

Археологи-любители, которые занимаются поисковыми работами не ради наживы, а в качестве хобби, сейчас законодательно фактически приравнены к черным копателям.

Любители приборного поиска обратились к президенту Беларуси и в другие органы власти по поводу указа от 14 декабря 2015 г. № 485 «Аб удасканаленні аховы археалагічных аб'ектаў і археалагічных артэфактаў». Этот документ уже вступил в силу и призван поставить законодательный барьер на пути черных копателей. Однако под действие указа подпадают и археологи-любители, которые занимаются поисковыми работами не ради наживы, а в качестве хобби.

 

О чем спорный указ

Указ запрещает поиск археологических артефактов без специального разрешения Национальной академии наук и устанавливает критерии для физических лиц, претендующих на получение такого разрешения (специальное высшее образование и опыт археологических работ).

Все обнаруженные в ходе поисков либо случайно артефакты подлежат передаче государству (за исключением обнаруженных до вступления указа в силу).

Согласно документу, археологическим артефактом являются материальные объекты возрастом более 120 лет, обнаруженные в культурном слое и на момент обнаружения не имеющие владельца.

Указ обязывает Академию наук создать реестр археологических артефактов. Частные коллекционеры должны на добровольной основе зарегистрировать свои артефакты в данном реестре.

Указ запрещает продажу, обмен, дарение артефактов, за исключением включенных в реестр.

Любитель приборного поиска и нумизмат Руслан Веремей от имени своих коллег обратился к президенту с предложениями трансформировать законодательство таким образом, чтобы интересы добропорядочных любителей истории и археологии не были ущемлены.

Руслан Веремей

«Отменить указ № 485 и разработать другой»

Предлагается отменить указ № 485 и разработать другой, который будет не только отражать интересы официальной археологии, но также и любителей истории. Для его реализации могут быть созданы компетентные археологические комиссии, которые будут работать не на добровольных началах, а на профессиональной основе.

Также предлагается создать при Институте истории, музеях (или без их участия) общественные объединения любителей приборного поиска с уплатой соответствующих членских взносов, которые будут поступать в созданный Археологический фонд.

В этом фонде предлагается аккумулировать финансовые средства спонсоров, меценатов, взносы объединений любителей приборного поиска, процент от сделок по продаже артефактов и антиквариата. За счет средств фонда можно будет финансировать деятельность археологических комиссий, аукционов и проводить археологические исследования.

Авторы обращения также считают важным организовать регистрацию частных коллекций таким образом, чтобы была гарантирована безопасность артефактов и защищена информация об их владельце.

Закон превращается в дышло?

Прописанные в указе определения «поиск», «археологический артефакт», «археологический объект» даже профессионального юриста заставляют задуматься, считает Руслан Веремей.

«Например, когда человек смотрит себе под ноги и целенаправленно ищет «артефакт», то он уже совершает «поиск». А когда он визуально находит «артефакт», так сказать, нецеленаправленно, то это уже случайная находка. Вариант приборного поиска предметов, не являющихся артефактами, в указе вообще не рассмотрен, а из этого следует, что даже когда кто-либо ищет исключительно советские монеты, а ему случайно попадается более старая монета, то он уже — нарушитель закона. Как в такой ситуации доказывать отсутствие намерения искать артефакты — неизвестно», — пояснил нумизмат.

Расплывчатые определения, которые можно трактовать произвольно, превращают указ в дышло — как повернул, так и вышло, говорит Руслан Веремей:

«Вдобавок, любое поле, где был найден «археологический артефакт», автоматически превращается в «археологический объект»! Учитывая богатую историю нашей страны, посевная кампания может и не начаться, ведь на каждом поле найдется пара-тройка таких «археологических артефактов», а далее согласно указу поле должны обследовать соответствующие специалисты. Неужели в будущем планируется игнорировать законодательный запрет на земляные работы в границах «археологических объектов»? Или потом за повреждение объекта будут штрафы выписывать? С таким подходом аграрии скорее находки спрячут либо «не заметят», чем будут срывать планы посевной кампании».

Председатель Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антон Астапович согласен, что в настоящее время указ № 485 каждый трактует так, как считает нужным.

В комментарии для Naviny.by Антон Астапович отметил, что до сих пор не созданы археологические комиссии при исполкомах, которые должны заниматься артефактами. Таким образом, сказал эксперт, открытым остается вопрос — кто и как будет вести эту работу.

По сути, указ однозначно запрещает лишь использовать металлодетекторы и другое специальное оборудование на археологических памятниках: «Понятно, что там могут копать только археологи согласно действующему законодательству».

Приборный поиск в остальных случаях, сказал Антон Астапович, «нужно регулировать, не запрещать».

«Запрет ничего не даст, — сказал Антон Астапович. — За пределами охранных зон поиск должен регулироваться путем соответствующего лицензирования и контроля деятельности любителей поиска. Важно, чтобы они были обязаны отчитываться в том, что нашли и где. При этом важно четко организовать выдачу разрешений на поиск, причем на определенный период».

Десятки тысяч копателей и полсотни археологов

Любители приборного поиска предлагают государству сотрудничество и приводят в качестве примера Великобританию, где только за первый год совместной работы официальной науки и любителей приборного поиска было найдено 57,5 тысячи артефактов. Были открыты многочисленные клады и новые археологические памятники, о которых официальная наука даже не догадывалась.

Руслан Веремей отмечает, что в стране около полусотни археологов, которые «не могут исследовать даже те объекты, которые давно известны». В тоже время, по оценочным данным, на руках у населения сейчас находится несколько десятков тысяч металлодетекторов. Что можно противопоставить этой армии?

«Археологов мало, зарегистрированных археологических объектов много, а на полях, которые ежегодно обрабатываются, археологические объекты, если они там есть, вообще не открыты! Разве археологи будут проводить раскопки там, где археологических объектов, возможно, нет вообще, имея значительный список неисследованных объектов? Как минимум, не в этом столетии», — отметил Руслан Веремей.

Он обратил внимание, что археологические работы на стройплощадках в исторических центрах белорусских городов фактически не проводятся — на это нет ни времени, ни денег.

«Никакой застройщик не будет тратить много времени на исследования, поскольку утвержден план строительства. Любая задержка строительства — это огромные финансовые потери. Какое уж тут историческое наследие, когда вопрос идет на миллиарды рублей потерь. Почему в таких случаях официальная наука жертвует нашим наследием ради интересов инвестора или застройщика? А сколько строек проводится вообще без археологического надзора? Некоторым за это выписывают штрафы, про некоторых даже не знают», — отмечается в письме на имя главы государства.

Коллекционеры уходят в подполье

Рынок антиквариата и артефактов пополняется во многом благодаря любителям поиска. Однако коллекционеры, чтобы отвести удар от себя, стараются отмежеваться от любителей приборного поиска.

Законодательство в области коллекционирования вообще разработано очень слабо, считает Руслан Веремей:

«О чем можно говорить, если коллекционер, который приобретает, например, монету Российской Федерации достоинством в одну копейку, автоматически подпадает под ответственность за незаконные валютно-обменные операции! Хорошо, если точно известно, что монета все еще находится в обороте, а если это монеты Уганды или Кении? Там они могут также быть в обороте. А монеты США? Цент 1870 года продолжает оставаться законным платежным средством! А монеты других стран, старше 120 лет, приобретенные за границей, разве имеют отношение к историческому наследию Беларуси? Согласно указу — имеют, а по факту?»

Чтобы вернуть «археологические артефакты» из частных коллекций в научный оборот, планируется создать специальный реестр. Однако любители археологии сомневаются, что этот замысел будет реализован — слишком много требований к коллекционерам и слишком мало гарантий.

«Наследие у нас одно на всех, и большой ошибкой будет не подпускать к его сохранению людей, которые на добровольных началах действительно заботятся о нашей истории и культуре. Только вместе, общими усилиями можно будет дать новый толчок развитию исторической науки, открыть неизвестные страницы нашей истории, повысить престиж профессии историка и археолога, и только вместе можно защитить наше наследие и дать бой настоящим черным копателям», — говорится в обращении.

 


  • да мне и не нужны эти манеты ни ранние ни поздниемд заставил ленивого человека в возрате 51 год зониматся культурным спортом ходьба по 10 15 км с другом авчаркойи сабаке хорошо и мне полезно для споривного здоровьяа долбаные артифакты могу все сдать в музеи республики .если они нужны им всем привет.а барыжничать мелочью гнусно недостойно.порядочному человеку