Санитарный кордон? Беларусь как страна победившего Гедройца

Выделение Европой средств для обустройства в Беларуси полноценных центров временного содержания совершенно логично.

Распространившаяся информация о намерении Европейского союза финансировать строительство в Беларуси центров для временного содержания беженцев была вначале воспринята многими как фальшивка. Однако получила подтверждение с обеих сторон — и с белорусской, и с европейской. В чем же дело?

Фото pixabay.com

 

«Гарун бежал быстрее лани…»

Очевидно, что речь на этот раз идет вовсе не о сирийских или иракских беженцах. О чеченцах. О тех гражданах России, которым стало не вполне уютно на исторической родине, и они пытаются найти место под солнцем в объединенной Европе. Иной раз их собирается свыше 200 человек, и стражи европейских ворот — в данном случае в соответствующей роли выступают польские пограничники — по разным причинам либо замедляют пропуск, либо его серьезно ограничивают.

Так было и в прошедшем году, когда только очень ленивые белорусские медиа не написали о проблемах чеченцев на границе.

Понятно также, что в ближайшее время ситуация вовсе не улучшится. У единой Европы регулярно возникают проблемы — то с избытком румынских цыган, то с катастрофическим количеством сирийцев, попавших под обстрелы. В Чечне уже не идет откровенная война, а российскую сторону, к тому же, подозревают в бесконечных — и относительно, как выясняется, успешных — попытках дестабилизировать ситуацию в европейских государствах. Поэтому ограничений на въезд меньше не будет, а вот больше — наверняка.

И в условиях, когда Запад принимать беженцев не захочет, а на восток они сами возвращаться вряд ли пожелают (иначе зачем бежали?), единственный выход для этих несчастных, в общем-то, людей — оставаться на месте. То есть — в Беларуси. И с этой точки зрения выделение Европой средств для обустройства полноценных центров временного содержания совершенно логично.

 

Нет ничего более постоянного, чем временное содержание

Однако со школьных лет помню я пословицу: «Нет ничего более постоянного, чем временное». Она, разумеется, и всплывает в данном случае в памяти.

До сих пор основной всплеск скандальной информации, связанной с беженцами, приходился либо на лето, либо на праздничные зимние дни. Это подтвердит любой медиа-аналитик. Потому что лето — теплый сезон, когда холод не подталкивает к возвращению, а потому можно разбить палаточный лагерь и ждать решения — что и делали некоторые беженцы при полной лояльности далеко не по-людоедски настроенных белорусских властей. Зима же, напротив, ускоряет все процессы, вплоть до психологического взрыва, когда задержки в оформлении документов вызывают рост протестов.

Создание относительно комфортабельных центров временного содержания снимает любые климатические проблемы. Теперь, похоже, можно будет ожидать до бесконечности…

Фактически открытие центров временного содержания не решает проблему скопления беженцев из России на белорусской территории, а ее серьезно консервирует. Только теперь эта проблема для белорусов из временной становится постоянной — особенно для жителей Бреста, поскольку главной точкой конфликта вокруг несчастных чеченцев был и остается Брест.

Чеченцы смогут сейчас вздохнуть с облегчением, а для брестчан все испытания только начинаются.

 

Лукашенко: еще один шаг к признанию

Если мы вспомним многолетнюю риторику Александра Лукашенко по этому поводу, то увидим закономерность. В пугающей или ласково подкупающей интонации он проводил одну и ту же мысль: мы являемся границей между Западом и Востоком. Не хотите иметь с нами дело — мы перестанем выполнять эту функцию, и к вам хлынут тысячи нелегальных мигрантов.

Их, правда, через белорусскую территорию шли далеко не тысячи, но — кто же на европейской стороне это проверит? Помните, как говорилось в известном фильме о бароне Мюнхгаузене:

— «С 8 до 9-ти — разгон туч». Что вы скажете?

— Как назло, на небе ни облачка. Глупо утверждать, конечно, что барон их разогнал, однако нельзя утверждать и обратное.

Вот в ситуации, когда проверить невозможно, правым оказывается тот, кто утверждает очевидное. Лукашенко говорил: мы сдерживаем нелегальных мигрантов! И поскольку — в сравнении с другими границами Евросоюза — с белорусской стороны их действительно шло не так уж и много, этот пункт отмечался в неформальной табели о сотрудничестве с официальным Минском «плюсиком».

То есть, в этом направлении проблем не было. Сейчас теоретически проблема обострилась. А активности белорусского МИД при Макее можно только позавидовать — и выгодная тема была извлечена дипломатическими фокусниками подобно кролику, вдруг выпрыгнувшему из цилиндра. Правда, Европа тут же подумала, что этот кролик может превратиться во что-нибудь гораздо менее приятное — если Минск действительно откажется задерживать на своей территории всех беженцев, которые почему-либо будут сочтены как нежелательные. И диалог по этой теме интенсифицировался.

Можно сказать, что и здесь Лукашенко добился своего. С ним действительно начинают говорить как с надежным партнером.

 

Лукашенко как реинкарнация Гедройца?

Гедройц — это не литературная премия. Гедройц — это один из крупнейших мыслителей ХХ века, родившийся в Минске. Во всяком случае, один крупнейший из тех, кто пытался осмыслить роль Балто-Черноморского региона в современной истории. Собственно говоря, Ежи Гедройц и сформулировал концепцию европейской безопасности, при которой государства Межморья — от балтийских до Украины включительно — должны стать своеобразным кордоном между имперской Россией и пытающимся строить демократию Западом.

Но Гедройц настаивал на том, что реализация этой концепции требует от Запада равноправных отношений с государствами нашего региона. Только тогда, когда здесь будут построены развитые демократии, Запад может быть гарантирован от того, что имперские амбиции России выплеснутся за ее пределы.

И в этом отношении Лукашенко предлагает Западу не вполне гедройцеву концепцию: то, да не то.

Формально — да, Беларусь добровольно принимает в данном случае на себя роль кордона — но вовсе не демократического. Проблема в том, что в данном частном вопросе Запад вполне устраивает и авторитарный режим в зоне кордона. Мало того — как раз авторитарный режим его устраивает сейчас гораздо больше. Потому что демократическая власть начала бы обсуждать с населением, стоит ли открывать эти самые центры временного содержания, если да, то где именно, и т.д. А тут — никаких тебе проблем! «Разгон туч с 8 до 9-ти». Пахан сказал — пахан сделает!

А объединенная Европа с облегчением смахнет пот со лба: одной проблемой меньше.

  


  • 1. "Очевидно, что речь на этот раз идет вовсе не о сирийских или иракских беженцах. О чеченцах..." Кому - очевидно? А чего не - по мнению британских учёных...? 2. "Иной раз их (чеченцев) собирается свыше 200 человек..." Ага, вот только планируемые лагеря рассчитаны на 10 тыс. человек. 3. "а российскую сторону, к тому же, подозревают в бесконечных — и относительно, как выясняется, успешных — попытках дестабилизировать ситуацию в европейских государствах..." Какие ваши доказательства? Или очередное "Поздравляю вас, гражданин, соврамши!" как условие выделения гранта? 4. "Чеченцы смогут сейчас вздохнуть с облегчением, а для брестчан все испытания только начинаются..." Причём здесь Брест, если пунктами размещения намечены Гомельская и Могилёвская области? Ну и так, до кучи: что Лукашенко встречался с Эрдоганом - помню, а с Кадыровым - нет. Ну да, вот тогда они с Реджепом - ну конечно! - по чеченцам и договорились!
  • А почему поляки у себя не открывают?
  • Потому что это им на - фиг не нужно!
  • Чеченцы эти как правило родственники ваххабитов , которые замешаны в связах с террористами или сами террористы . Кадыров выгнал их из Чечни , разрушив их дома , назад дороги им нет . Если они осядут на территории Белоруссии , то это и будет их домом навсегда . Кто их будет кормить , ведь работать за те гроши , что платят в Белоруссии они явно не будут . Или это будут концлагеря по принципу самоокупаемости