Новая редакция закона о СМИ. Белорусские власти опять хотят прижать интернет?

«Возможно, уже послезавтра все те ограничения, которые планируются на завтрашний день, окажутся смешными. Но живем-то мы сегодня».

Власти, судя по заявлениям, готовят изменения в закон о СМИ, которые коснутся в первую очередь интернет-изданий и социальных сетей. Все предыдущие решения властей в этом направлении приводили к ужесточению условий работы интернет-СМИ. Эксперты полагают, что новые поправки станут очередным закручиванием гаек.

Фото Pixabay.com

Едва заняв кресло министра информации, Александр Карлюкевич анонсировал подготовку изменений в закон о СМИ.

В передаче «Клуб редакторов» в эфире телеканала «Беларусь 1» Карлюкевич заявил, что новая редакция этого закона должна быть тесно связана с процессами, которые происходят в электронных средствах массовой информации и социальных сетях. При этом подчеркнул, что обсуждать изменения в закон до его принятия преждевременно.

С учетом того, что предыдущие изменения, принятые в конце 2014 года, ужесточили законодательство в медиасфере, перспектива новых поправок настораживает журналистов и независимых экспертов.

 

Драконовские поправки уже вносились

В декабре 2014 году буквально за четыре дня дополнения и изменения в закон о СМИ были приняты Палатой представителей сразу в двух чтениях, одобрены Советом Республики и подписаны президентом. С 1 января 2015 года они вступили в силу.

Действие обновленного закона (за исключением требования о государственной регистрации) распространилось на информационные интернет-ресурсы.

Мининформ получил право без суда ограничивать доступ к ресурсу, владельцу которого вынесли два письменных предупреждения за год. Также ресурс может быть сразу заблокирован, если в ведомстве решат, что он распространил материал, запрещенный к распространению в соответствии с законодательными актами Беларуси.

При этом в закон о СМИ был добавлен расплывчатый запрет распространять информацию, способную «нанести вред национальным интересам Республики Беларусь».

Независимая журналистская общественность раскритиковала эти поправки. По оценке представителей Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), обновленный закон дал властям дополнительные инструменты для ограничения доступа к интернет-СМИ. Принятие поправок в БАЖ связали с предстоявшими в 2015 году президентскими выборами.

Тогдашний представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович назвала поправки большой угрозой свободе слова и средств массовой информации. «Эти поправки основываются на неопределенно сформулированных юридических положениях и дают государству обширное право чинить препятствия любой информации, размещенной в интернете. Они также налагают функции квазицензуры на распространителей информации», — заявила Миятович.

БАЖ подготовила свой пакет предложений по улучшению законодательства в сфере СМИ, направляла его в Палату представителей и Мининформ. Но депутаты и чиновники твердо стояли на позиции, что белорусское законодательство в сфере СМИ в предлагаемых журналистской организацией улучшениях не нуждается.

И вот сейчас Карлюкевич заявляет, что назрела необходимость новых изменений, которые коснутся интернет-СМИ и соцсетей.

 

Чиновники точат зуб на социальные сети?

Медиааналитик Павлюк Быковский отмечает, что белорусские власти «сразу хотели регулировать сферу интернет-СМИ», но при разработке проектов возникли затруднения с формулировкой, что такое интернет-СМИ. Поэтому в обновленном законе было сказано, что информационным интернет-ресурсам не требуется регистрация.

«С одной стороны, закон о СМИ дал Мининформу возможность регулировать все сайты, а не только СМИ. С другой стороны, устное заявление прежнего министра информации Ананич о том, что сотрудники интернет-СМИ получают те же права, что и сотрудники традиционных СМИ, оправдалось лишь отчасти. Крупные издания, такие как TUT.by, могут аккредитовываться и ходить на разные мероприятия, а сотрудники небольших региональных сайтов этим правом воспользоваться могут далеко не всегда. Все зависит от каких-то личных взаимоотношений между редакцией и местными властями», — отметил Быковский в комментарии для БелаПАН.

Быковский предполагает, что в новой редакции закона может появиться норма, которая приравняет к журналистам всех сотрудников интернет-СМИ или же, напротив, проведет грань между ними и традиционными СМИ.

В свою очередь, председатель правления БАЖ Андрей Бастунец отмечает, что, судя по словам министра информации, сейчас идет работа по усилению контроля над интернетом, в том числе социальными сетями.

«Если за оскорбление или клевету уже сейчас можно наказать, что и происходит периодически, в административном или уголовном порядке, то распространение недостоверной, по мнению госслужащих, информации в соцсетях не преследуется, — сказал Бастунец в комментарии для БелаПАН. — Не исключаю, что власти хотят распространить право Мининформа блокировать сайты и на социальные сети, включив их каким-то образом в определение «средство массовой информации», и расширить возможности применения штрафов за высказывания в сети».

Теоретически это требует внесения изменений не только в закон о СМИ, но и в Кодекс об административных правонарушениях.

«Но мы видим, с какой легкостью часть 2 статьи 22.9 КоАП (устанавливающую ответственность за незаконное изготовление и/или распространение продукции СМИ. — ред.) применяют к кому угодно, — подчеркивает Бастунец. — Припишите блогера к субъектам СМИ — и получите «правовое обоснование» для привлечения его к ответственности по этой статье. Впрочем, были уже случаи, когда обходились и без какого-либо правового обоснования».

 

Призрак арабской весны

Быковский же напомнил о высказываниях первого заместителя министра информации Игоря Луцкого, который во время прошлогодней парламентской кампании объяснял, что если кандидат планирует вкладывать деньги в продвижение в соцсетях, то он должен сделать это официально.

«То есть это должно финансироваться из избирательного фонда. Это не прописано ни в законе о СМИ, ни в Избирательном кодексе, прямой формулировки не было, но это была позиция Мининформа, — поясняет Быковский. — Не исключено, что каким-то образом норму, которая касается распространения информации и отношений с рекламой в соцсетях, попытаются вложить в закон о СМИ. Я не уверен, что это легко сделать, поскольку там очень трудно перенести из сферы традиционных СМИ в сферу социальных сетей нормы права. Но посмотрим, что придумают».

Контроль над соцсетями, подчеркивает медиаэксперт, есть и сейчас, при нынешнем законодательстве.

«Действуют Уголовный и Гражданский кодексы. Оскорбления, мошенничество и прочие вещи, которые могут совершаться онлайн, регулируются законодательством», — сказал Быковский.

Он добавил: «Другое дело, что до 2015 года за эту сферу несло ответственность Министерство связи и информатизации. А после 2015 года главным по коммуникациям в интернете, сайтам и социальным сетям стало Министерство информации, которое больше озабочено не защитой канала коммуникации, а его содержанием. Боюсь, что сейчас будет какое-то развитие дальше в этом направлении».

При этом Быковский считает, что протестный потенциал социальных сетей преувеличивается.

«Во время арабской весны роль соцсетей активно обсуждалась, в том числе и в Беларуси. Были публикации даже в журнале «Беларуская думка» и газете «СБ. Беларусь сегодня» (издания Администрации президента. — ред.), — сказал эксперт. — Но если брать реальных специалистов, они говорили, что влияние «Твиттера» и «Фейсбука» на тогдашние волнения преувеличено».

Быковский предполагает, что «в какой-то мере те, кто может претендовать на контроль над массовыми коммуникациями, а также те, кто занят национальной безопасностью, сознательно преувеличивают значение социальных сетей, чтобы получить новые контракты и работу, дополнительное финансирование».

 

Управлять интернетом нужно с учетом интересов общества

Эффективность мер по ограничению свободы в интернете зависит от того, какие цели ставятся и какие свободы ограничиваются. Например, борьба с детской порнографией ведется по всему миру, и достаточно эффективно, отмечает Быковский.

Если говорить про политический активизм, то в России, например, преследуют за перепосты политических заявлений в соцсетях.

«В Беларуси я таких прецедентов не знаю, — отмечает аналитик. — Но были случаи наказания людей за то, что они поставили лайк под материалом порнографического характера, не подозревая, что по белорусскому законодательству становятся распространителями порнографии».

Контролировать же коммуникацию в соцсетях и мессенджерах государству сложнее, как и препятствовать этой коммуникации, так как у пользователей всегда есть возможность уйти на новые площадки.

«Новые технологии — это действительно вызов для спецслужб и правоохранительных органов. И они не всегда успевают перекрыть такие коммуникации. Но следить за ними могут», — сказал Быковский.

Со своей стороны, Бастунец подчеркивает, что власти давно держат соцсети на контроле.

«Вспомните 2011 год, когда КГБ жестко преследовал администраторов сетевых сообществ, связанных с «молчаливыми протестами» или акцией «Стоп-бензин». С той поры государство все больше и больше пытается регулировать интернет-сферу, — сказал руководитель БАЖ. — Сейчас, кажется, вплотную занялись соцсетями, чтобы получить еще один механизм контроля над ними».

«Я, к слову, не против контроля и определенных ограничений, но в тех рамках, которые установлены Конституцией и Международным пактом о гражданских и политических правах. И ограничения эти в интернет-сфере должны устанавливаться на основе консенсуса между гражданским обществом, бизнесом и государством. Именно это называется управлением интернетом, а не односторонние властные решения людей, которые, возможно, и не очень-то в теме», — отметил Андрей Бастунец.

 

Технологии опережают цензоров

По словам Бастунца, о готовящихся изменениях в закон о СМИ в БАЖ узнали из «Клуба редакторов». «И то хорошо, — говорит он. — В прошлый раз, в 2014 году изменения внесли тихой сапой. Кажется, тогда не только БАЖ, но и депутаты узнали о законопроекте в сфере СМИ только на сессии».

Он отметил, что 11 октября БАЖ обратилась к министру информации с предложением провести встречу, чтобы обсудить актуальную ситуацию в сфере СМИ и возможные изменения законодательства.

«Кроме того, мы попросили предоставить нам законопроект об этих изменениях, включить представителя БАЖ в рабочую группу и вынести проект на общественное обсуждение», — рассказал Бастунец.

Эффективны ли попытки власти ограничить интернет?

«Раньше мы наивно считали, что «вода путь найдет» и если инфопоток перекрыть в одном месте — он пойдет другим путем. Анонимайзеры, Tor и другие сервисы действительно дают возможность обойти преграды. Однако пользуются ими далеко не все. Большинство, не найдя доступа к привычному сайту или социальной сети, переключится на другие. Впрочем, активные пользователи и лояльная аудитория конкретного сайта, скорее всего, найдут обходные пути», — считает собеседник.

Бастунец подчеркивает, что развитие технологии всегда опережает усилия тех, кто ее пытается «взять в рамки». «Возможно, уже послезавтра (условно) все те ограничения, которые планируются на завтрашний день, окажутся смешными. Но живем-то мы сегодня», — сказал руководитель БАЖ.


  • И с кем тогда будут воевать такие вот глупые тролли?
  • С такими ко ..... ми как ты.
  • с мельницами
  • С такими ко ..... ми как ты.
  • "Карлюкевич заявил, что новая редакция этого закона должна быть тесно связана с процессами, которые происходят в электронных средствах массовой информации и социальных сетях. При этом подчеркнул, что обсуждать изменения в закон до его принятия преждевременно." Совершенно правильно говорит товарищ министр. Беларусь - государство демократическое, местами даже народное, а потому главный его принцип - "Я начальник, ты дурак". Значит, и представителям СМИ совершенно незачем суетиться. Вот когда Главный Начальник утвердит законопроект, а "народные депутаты", не приходя в сознание, проголосуют, вот тогда суть поправок и до тех, кого это касается, доведут.