Лукашенко слетал к Путину, но свернул «дело патриотов», чтобы угодить Западу

Союз с Москвой для белорусского режима — это и палочка-выручалочка, и причина постоянного дискомфорта…

Никаких сенсаций визит Александра Лукашенко в Москву не принес. Не считать же эпохальным событием обсуждение отмены роуминга в Союзном государстве.

Вот когда в апреле нынешнего года белорусский официальный лидер после затяжного нефтегазового конфликта наконец замирился с Владимиром Путиным на переговорах в Стрельне под Петербургом, это было событие.

Фото пресс-службы президента РФ

Сейчас же, 30 июня на заседании Высшего госсовета Союзного государства в российской столице, Лукашенко и Путин скорее продемонстрировали своим электоратам, что положительный тренд в двусторонних отношениях сохраняется.

Этот пиар нужен и Путину, который идет на переизбрание в марте 2018 года, и Лукашенко, пережившему в феврале — марте протесты «дармоедов» на фоне плохой экономической ситуации.

Возможно, потому наиболее дискомфортные вопросы — по крайней мере публично — в ходе этого визита белорусского лидера не обсуждались. Но подводные камни в двусторонних отношениях никуда не делись.

 

Подводные камни никуда не делись

В частности, зыбки и касаются только ближайших трех лет договоренности в газовой сфере. Вероятны новые сшибки на почве так называемых интеграционных проектов.

Напомню: месяц назад заместитель премьер-министра Беларуси Владимир Семашко поведал, что Минск и Москва условились до конца года предложить друг другу по три интеграционных проекта. Это, пояснил Семашко, предусмотрено дорожной картой, подписанной 13 апреля с российским вице-премьером Аркадием Дворковичем.

Стоп, у вас нет ощущения дежавю? Да-да, правильно: нечто похожее уже было, и ранее тот же Дворкович лоббировал продвижение пятерки интеграционных проектов. Но те планы вхождения российского капитала в белорусские активы сорвались. В частности, Лукашенко резко воспротивился идее слияния МАЗа и КамАЗа, заподозрив, что иностранные акционеры заинтересованы «здесь нас опустить, закрыть». И резюмировал: «… Я на эту акцию бандитскую не пойду».

Да уж, белорусский президент и в принципе не падок на приватизацию, а в случае с российским капиталом наверняка обострены еще и соображения национальной безопасности, сохранения суверенитета. Так что новому «пакту Семашко — Дворковича» тоже вряд ли суждена легкая судьба.

Наконец, и анонсированная продажа Минску 12 Су-30СМ не выглядит царским подарком: каждый истребитель, по неофициальным данным, обойдется в 50 млн долларов, что не назовешь братской ценой. Покупать самолеты придется за счет российских кредитов, что удлинит хвост долга перед восточной соседкой.

Не удивлюсь, если белорусский лидер при случае в очередной раз возмутится, что союзник дерет три шкуры за оружие для его же защиты на западных рубежах.

 

Почему высокий гость напирал на импортозамещение?

Ну а на сегодняшней встрече с Путиным Лукашенко попробовал поиграть на великодержавной гордости россиян: «Главное для нас — это импортозамещение. Мы все-таки должны доказать всему миру, что мы — самодостаточные народы, самодостаточные государства».

На самом деле даже большой и богатой ископаемыми России изоляция, а тем паче автаркия не на пользу. Беларусь же и вовсе представляет собой малую открытую экономику (кто не в курсе: это не метафора, а строгий термин). Проще говоря, надо производить то, что лучше получается, продавать на внешних рынках, а за счет этого закупать остальное. Уповать на импортозамещение при такой модели нерационально.

Кроме того, чтобы развиваться, нашей стране (как и России, между прочим) нужны передовые (то есть, скажем прямо, западные) технологии. Замкнуться на восточную соседку для нас означает законсервировать отставание.

Наконец, белорусские власти официально утвердили цель к 2020 году диверсифицировать экспорт, равномерно разложить его по трем полочкам: Россия, Евросоюз, дальняя дуга.

Между тем по данным нашего МИДа на долю России в январе — марте нынешнего года пришлось 45,5% белорусского экспорта (и более 58% импорта). Таким образом, для достижения красивой экспортной пропорции «треть/треть/треть» нужно как раз таки уменьшать долю российского рынка.

Так что риторика и практические цели союзников, мягко говоря, не вполне совпадают.

Другое дело, что диверсификация белорусской внешней торговли идет туго. В частности потому, что нереформированным отечественным предприятиям все труднее конкурировать на требовательных мировых рынках.

И понятно, Минску никогда не помешает толкнуть лишнюю партию МАЗов (этот бренд продолжает терять позиции в России) или тракторов восточным соседям.

Наверное, в этом контексте и стоит понимать слова Лукашенко о важности импортозамещения: пусть обложенная западными санкциями Россия вместо буржуинских брендов покупает белорусские.

 

Параллельно продолжается игра с ЕС и США

Показательно, что визит Лукашенко в Москву совпал с освобождением из-под стражи последних фигурантов скандального «дела патриотов» (дела «Белого легиона»). 30 июня вышли под подписку о невыезде Виктор Мороз и Мирослав Лозовский, больше на Володарке (так в народе называют столичный СИЗО № 1) никого из «легионеров» не осталось.

Власти спешили очистить Володарку от потенциальных политзаключенных до начала минской сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ, которая пройдет с 5 по 9 июля. Потому что иначе светили крайне жесткие резолюции, а получать тряпкой по морде на таком важном в пиаровском смысле мероприятии, в родных пенатах, было бы очень нелепо. Теперь есть надежда, что градус критики как минимум снизится.

Впрочем, белорусскому начальству важен не столько пиар как таковой (хоть и впарить обывателю насчет европейского признания наших сермяжных реалий тоже нелишне), сколько положительный тренд в отношениях с Западом.

Сохраняется этот тренд (а он оказался под угрозой после весенних разгонов «дармоедских» маршей и, главное, ареста «легионеров») — значит, больше шансов на западные кредиты, инвестиции, технологии.

Кстати, недавнее размещение Беларусью еврооблигаций на 1,4 млрд долларов тоже объясняется, кроме всего прочего, нежеланием складывать яйца в одну, московскую, корзину. Уж если не обойтись без новых заимствований, то лучше хотя бы диверсифицировать внешний долг.

 

От Москвы Лукашенко никуда не деться

В общем, сколько ни трубит белорусская пропаганда о безальтернативном выборе народа и братской интеграции с восточной соседкой, на самом деле идет сложная многослойная игра. Даже сам Лукашенко в минуты откровенности заявлял, что лететь на одном крыле внешней политики, сохранять дикий крен в сторону Москвы негоже.

Сейчас, например, официальный Минск испытывает немалый дискомфорт из-за того, что в сентябре придется в рамках военного союзничества проводить совместные с Россией учения «Запад-2017» на белорусской территории, вблизи границ НАТО.

Эти маневры напрягают натовских соседей Беларуси (да и Украину), приходится перед ними на каждом шагу оправдываться по принципу «докажи, что ты не верблюд».

Когда-то под ядерным зонтиком России белорусскому руководству было комфортно костить Запад в хвост и гриву, а теперь вот «братство по оружию» стало фактором, который осложняет столь важный сегодня диалог с проклятыми буржуинами.

Осложняет же потому, что больно уж одиозным стал имидж восточных братьев по оружию после Крыма.

Именно после Крыма стало особенно четко видно, что интересы двух похожих по природе авторитарных режимов серьезно расходятся. В частности, Минску чужды великодержавные амбиции. Напротив, как раз на фоне конфронтации Кремля с Западом белорусским властям удалось с этим самым Западом поправить отношения.

Но при этом, как ни парадоксально, привязка к Москве даже усиливается. В частности потому, что по западным правилам белорусская экономика играть не может. И по западным политическим правилам перестраивать свою систему Лукашенко тоже не готов.

Так что придется и дальше крутиться между двух огней.

 

 


  • ГЕЙФРУКТ.
  • "Сохраняется этот тренд (в отношениях с Западом) — значит, больше шансов на западные кредиты, инвестиции, технологии..." "Пилите, Шура, пилите..."
  • Диагноз: Лукашенко головного мозга.
  • Жертва зомбоящика. Вангуйте еще.
  • Диагноз: Лукашенко головного мозга.
  • Жертва зомбоящика. Вангуйте еще.