Фестиваль «Лістапад» — кинособытие или статусная игрушка для номенклатуры?

О том, что такое сегодня кинофестиваль «Лістапад», говорят авторитетные эксперты.

В этом году кинофестиваль «Лістапад» остался без поддержки со стороны крупных коммерческих компаний, деньги которых составляли 60% фестивального бюджета. Правда, государство обещало помочь провести «Лістапад» на высоком уровне.

Возможно, финансовые трудности, возникшие у фестиваля, стоило бы использовать как повод, чтобы разобраться, эволюционирует ли «Лістапад», либо остановился в развитии на стадии статусной игрушки для столичной номенклатуры.

О том, что такое сегодня кинофестиваль «Лістапад», размышляют авторитетные эксперты.

 

Сергей Филимонов, создатель и ведущий популярной программы «Видимо-невидимо»:

— Любые фестивали кино лет двадцать назад утратили свое значение как мероприятия, промотирующие фильмы для зрителей. Они превратились в места для любителей всяческих торжеств, гламура, шика, дидактики и необязательного, но провозглашаемого «хорошего тона». Причем «хороший тон» может быть совсем разным, в зависимости от того, какое политическое направление поддерживает дирекция того или иного фестиваля.

В Берлине правят бал леворадикальные господа, в Каннах — политкорректные товарищи, в Венеции — эклектичная тусовка с определенным голливудским влиянием, в Торонто — бизнес и благопристойная критика «старого разлива».

Посему судьба «Лістапада» на фоне всех этих процессов, которые происходят в мире, может быть любой. Всё зависит от тех, кто оплачивает этот бал. Требуется ли им такой праздник, хотят ли они устроить банкет, тусовку, дискотеку с приглашением зарубежных гостей, «после нас хоть потоп» или предпочтут не устраивать пир во время чумы? Учитывая, что теперь любые арт-хаусные и неарт-хаусные фильмы широко доступны в интернете, фестиваль как таковой не имеет никакого практического значения, кроме как (возможно) мероприятие для чиновников Минкульта, событие для киноманов, которые не умеют пользоваться интернетом, или как форум просто для не виртуального обмена мнениями... С этой целью проще, наверное, сходить в какой-то клуб. Хотя для работников госучреждений клуб под кодовым названием «фестиваль», наверное, кажется более адекватным?

Качество фестиваля определяет степень удовлетворенности тех, кто принимал в нем участие. Не более и не менее. Чтобы сделать такой фестиваль, как «Лістапад», действительно ярким и полезным культурным событием, требуется сначала определиться, каким образом государство собирается (или не собирается?) подымать планку для развития общественного сознания. Куда это общественное сознание должно и может развиваться? Какие идеи?

Таких целей у государства в Беларуси пока не видно. Зато мы постоянно наблюдаем стремление оглуплять широкую публику попсой восточной соседки, дебилизировать зрителя российскими телесериалами и запускать в массовое сознание разного рода химер и монстров. Посему мое мнение о «Лістападе» нейтрально.

Если его хозяева в состоянии содержать фестиваль как некий виртуальный остров гуманизма, торжества справедливости, символ того, что определенный уровень культуры все-таки еще сохраняется, то почему нет? Можно только выразить сочувствие организаторам. Если хотя бы такой цели нет, то и смысл вечеринки (или чиновничьей птички отчетности) предельно мал.

 

Максим Жбанков, культуролог, киноаналитик, журналист:

— Востребованность фестиваля — вещь весьма условная и трудно определяемая. Чем ее мерять? Аншлагами? Публикациями? Бюджетом? Числом гостей?

В принципе, «Лістапад» сегодня значим как единственное на всю страну более-менее информативное «окно в Европу», демонстрационный показ актуальной экранной линейки. А больше у него ничего нет: ни четкой концепции, ни кинорынка, ни мировых премьер, ни внятной образовательной составляющей. В этом плане он — прямой наследник советских кинофестивалей как выставок достижений (между)народного хозяйства.

А насчет «известных-неизвестных» фильмов — как присутствие, так и отсутствие условно «известных» имен ровным счетом ничего не гарантирует в плане качества продукта. Много неизвестного — это, в общем, хорошо. Другое дело, что эти новости надо соответственно продвигать, подавать и рекламировать для широкой публики. Чего пока, на мой взгляд, нет.

Меняться естественно и необходимо. Любой проект должен расти. Но в этом плане у «Лістапада» очень узкий коридор возможностей. Просто потому, что он делается здесь и сейчас. Пока он другим быть не умеет и не может. Чтобы стало иначе, должна измениться культурная политика и, соответственно, статус частных культурных инициатив и «несистемных» авторов. Что, в свою очередь, тесно увязано с наличием/отсутствием сдвигов в политической сфере.

 

Андрей Полупанов, руководитель Мастерской социального кино sockino.by:

— Каждый год проводится кинофестиваль «Лістапад» и каждый год он для меня далекий и непонятный. Что-то в нем есть такое искусственное и нарочитое. Наверное, не зря он оказался под угрозой в этом году. В него перестали верить. До тех пор, пока что-то не изменится.

Я не сильный знаток, как должен выглядеть правильный фестиваль. Но точно уверен, что фестиваль — это часть индустрии. Это мероприятие, которое привлечет зрителей в белорусское кино, познакомит зрителя с актерами и режиссерами (у нас беда с этим, российские — звезды, а свои — непонятно кто, и это стыдно). Кинематографисты должны получить поддержку в виде контактов с продюсерами, продюсеры — с другими продюсерами и т.д. Если мы хотим поднять с колен на ноги белорусское кино, то все мероприятия, которые так или иначе касаются кинематографа, необходимо направлять на это!

Заниматься зрителем и баловать его никому неизвестным артом — это прекрасно. Но что это даст?

 

Тарас Тарналицкий, журналист, кинообозреватель:

— Из действующих секций «Лістапада» больше всего вопросов вызывает «Национальный конкурс». Во-первых, создание специальной категории изначально ставит в незавидное положение белорусское кино, которое, несмотря на живучие в общественном сознании стереотипы о «партизанфильме», достаточно многообразно. Здесь есть талантливая документалистика и анимация, встречаются неплохие художественные короткометражные работы, созданные независимыми авторами-любителями и выпускниками Академии искусств.

Выделение этого творческого многообразия в особую категорию, с одной стороны, помогает нашим немногочисленным авторам ощущать свою востребованность, придает смысл их дальнейшей работе. Но в перспективе тепличные условия, созданные дирекцией «Лістапада» для национального кино, выйдут боком для белорусского кинопроцесса. Качественный продукт может появиться только в конкурентной среде, которой белорусские режиссеры пока что лишены. Их надо отпустить в свободное плавание, достойные выплывут.

 

Андрей Курейчик, драматург, сценарист, режиссер:

— Мы все еще не создали внятную культуру финансирования мероприятий искусства такого уровня. Занимаясь сейчас производством кино, поиском денег для фильма, я понимаю, что ни бизнес-сообщество, ни деятели культуры еще не разработали внятные правила, которые позволяют абсолютно прозрачно и честно финансировать мероприятия такого уровня, как «Лістапад».

Когда на фильм или фестиваль уходит несколько сотен тысяч долларов, а правил нет — это плохо. Кроме того, у нас такая страна, где меценатство никогда особо не поощрялось. Все думают, что меценатство — это чистой воды рекламные услуги: ты даешь деньги, а тебя обязаны рекламировать. От отсутствия правил возникает бесконечное количество трений и вопросов.

Думаю, что вместо того, чтобы заниматься разработкой Кодекса о культуре, лучше бы просто приняли внятный закон по меценатству в нашей стране. Он бы четко обозначил, какие льготы и преференции дает финансирование банками, коммерческими организациями культурных мероприятий. Появилось бы понимание, какие обязанности возникают у организаторов фестиваля или режиссера картины: обязан он все время показывать банк или нет. Мы этих правил не имеем, поэтому у бизнеса и культуры абсолютно дикие отношения.

Если говорить о содержании «Лістапада», то к нам привозят ровно те же фильмы, которые ездят по фестивалям нашего региона. Одни и те же фильмы можно встретить на московском, минском, варшавском кинофестивалях. Далеко не самые лучшие картины ездят по этим фестивалям. Вопросы по качеству фильмов возникают потому, что формат фестиваля внятно не обозначен.

 

 

Использованы фотографии Александра Tarantino Ждановича, Антона Цыркина, cinemaschool.by, budzma.org, TUT.by




Оставьте комментарий (0)