В граффити дружбы Беларуси и России «вплели» колючую проволоку

«Это улица — здесь твою работу могут уничтожить, испортить, доделать».

На мурале, нарисованном на стенах жилого дома по улице Могилевской в Минске и посвященном дружбе России и Беларуси, появился новый элемент – колючая проволока в венке девочки и букете мальчика.

Информация о «модернизации» мурала размещена на странице стрит-арт проекта Signal в социальной сети Facebook. Там же опубликованы и фотографии обновленного граффити.

Как удалось выяснить Naviny.by, колючая проволока была дорисована утром 23 октября. «Освежили» граффити два человека: один рисовал, второй «дежурил».

Учитывая, что мурал весьма внушительных объемов – занимает 6 этажей – для дорисовки новых элементов использовалась подъемная техника.

Это фото процесса дорисовки пришло нам на электронную почту без указания его авторства.

По словам жителей дома, «модернизация» граффити прошла для них незаметно. Более того, колючую проволоку на изображении некоторые жильцы разглядели только после того, как мы им рассказали о новых штрихах.

«Хотел этим сказать, что если кто-то пытается играть в стрит-арт, то он должен быть готов играть по правилам стрит-арта. Это улица — здесь твою работу могут уничтожить, испортить, доделать. Особенно, если она отвратительного качества и с пропагандистским посылом», — такое послание передал автор акции через стрит-арт проект Signal.

Удалось нам выяснить и еще одну интересную деталь — автор дорисовок лично знаком с автором оригинала. После завершения акции он покинул Минск.

Граффити, символизирующие дружбу белорусской и российской столиц, было создано в подарок Минску ко Дням Москвы — по инициативе представительства столицы России. Работу выполнил ярославский художник Артур Кашак.

Мальчик на рисунке символизирует Минск, девочка — Москву (на их майках нарисованы гербы городов).

Напомним, данное художество изначально вызвало шквал критики и стало объектом насмешек в социальных сетях.

Как отмечал координатор стрит-арт проекта Signal Олег Ларичев, в ситуации с белорусско-российскими граффити «пугает возрождение монументальной пропаганды, советского соцреализма и то, что государство осознало, что можно еще бо́льшие площади использовать для пропаганды, не только биллборды».