«Дело семнадцати». Вилюга просит встречи с сотрудниками КГБ

Главный фигурант заявил, что у него есть особо важная информация для спецслужб.

Восьмой месяц в Минском городском суде продолжается процесс по самому громкому уголовному делу, связанному с распространением спайсов. На заседании суда 9 ноября стало известно, что ключевой свидетель является опиумным наркоманом и давал показания в состоянии ломки. А главный фигурант Константин Вилюга просит сотрудников КГБ посетить его в СИЗО на Володарке. Говорит, что обладает ценной информацией.

На сегодня в процессе были запланированы прения. Но судья начал заседание с вопроса, стоит ли приобщать к материалам дела приговор по делу еще одной группы распространителей спайсов.

 

«Дело семнадцати» пытались увязать с «бандой Зайцева»

Речь идет о так называемой «банде Зайцева». 25-летний Юрий Зайцев, по версии следствия, являлся организатором преступной группы. На скамье подсудимых тогда оказалось сразу 11 человек. Потерпевшей по делу проходила мать 16-летнего подростка, который умер после употребления психотропов.

Подсудимым было предъявлено обвинение в незаконном обороте и контрабанде наркотиков (ч. 3, 4 ст. 328), в организации преступной группы и участии в ней (ч. 1, 2 ст. 285), причинении смерти по неосторожности (ч. 1 ст. 144). По версии следствия, обвиняемые в 2013 и 2014 году продавали в Минске спайсы.

После допроса нескольких фигурантов было принято решение продолжить судебное заседание в закрытом режиме. Родственники и пресса смогли присутствовать только на оглашение приговора, это было в марте 2016-го. А приговор был суровым.

Как работали злоумышленники? В интернете размещали объявление о продаже курительных смесей. Клиент должен был перевести деньги на электронный кошелек. Оплату принимали даже биткоинами. После этого покупатель получал сообщение со ссылкой, по которой указывалось, где именно спрятана доза. Информация эта удалялась автоматически после просмотра. Закладки оставляли в подъездах, у станций метро или в заброшенных гаражах.

В группе была выстроена четкая иерархия — кто-то занимался изготовлением, другие были закладчиками. Доходы распределялись в зависимости от роли участника.

Важный момент — изготовляли наркотики, по сути, такие же потребители. У некоторых, правда, не было зависимости. Руководители преступной группы направляли им ингредиенты и инструкцию. Понятно, что за процессом никто не следил. В обвинении фигурируют такие магазины как Tobaccoshop, Zakупон.by, Go Daddy. 

По сути, та же схема была и в магазине LegalMinsk, который, по версии следствия, организовал Константин Вилюга — ключевой фигурант «дела семнадцати».

Константин Вилюга

Сегодня в суде прозвучало, что министр внутренних дел Игорь Шуневич доводил до сведения председателя Следственного комитета Валентина Шаева информацию о том, что «дело семнадцати» связано с «бандой Зайцева» — якобы существует международный преступный синдикат. Однако из СК пришел ответ, что целесообразней установить место нахождения Зайцева. Этот парень, кстати, до сих пор на свободе, хотя и объявлен в международный розыск.

В Главном управлении по борьбе с организованной преступностью и коррупцией заявляли, что оперативники одновременно работали сразу по нескольким крупным распространителям — Кот (Вилюга), Витя Свояк и Жора (Юрий Зайцев).

«Вилюга специально направлял правоохранителей на Зайцева, чтобы от него отошли, — рассказывал начальник 3-го управления по противодействию экстремизму ГУБОПиК Михаил Бедункевич. — И если люди Вилюги будут рядом с сотрудниками, они будут знать, какая информация у оперативников есть на LegalMinsk».

По «делу семнадцати», напомним, обвиняемыми проходят два бывших оперативника КГБ и один из ГУБОПиК. Именно они, по версии следствия, обеспечивали «крышу» наркобизнесу.

Константин Вилюга и другие обвиняемые настаивают: «банда Зайцева» не имеет отношения к их уголовному делу, а значит, приобщать приговор нецелесообразно. Но суд в этом вопросе встал на сторону прокурора и приобщил не только этот приговор, но и еще два, где фигурируют уже осужденные распространители спайсов. Они, по версии гособвинения, имели отношение к LegalMinsk. А раз они уже осуждены за незаконный сбыт наркотиков и психотропов, этот аргумент может отразиться и на судьбе фигурантов «дела семнадцати».

адвокат Марина Андрейчик

бывший сотрудник КГБ Игорь Корицкий

«Если я не ошибаюсь, было допрошено порядка 80 свидетелей из числа уже осужденных, — заметила адвокат Марина Андрейчик, которая представляет интересы бывшего сотрудника КГБ Игоря Корицкого. — Теперь мы будем наполнять дело всеми этими приговорами? Данное доказательство недопустимо. Нет прямой связи с нашим уголовным делом».

 

Ключевой свидетель судим, зависим от наркотиков

Сегодня в суде прозвучало, что ключевой свидетель Александр Громыко (известный также по кличке Волк) — опиумный наркоман и в 2015 году был осужден за незаконный оборот наркотиков.

Изначально Громыко по данному уголовному делу проходил обвиняемым, но позже с него сняли все обвинения (по ст. 20 УК). Считается, что он помог следствию изобличить преступную организацию. В отношении него приняты специальные меры безопасности — показания в суде он дает по скайпу.

Ранее свидетель заявил, что был чуть ли не правой рукой Вилюги. Именно он был первым курьером в этом наркобизнесе. Позже поднялся по карьерной лестнице. Занимался расфасовкой, передавал другим курьерам на продажу курительные смеси. Свое место он потерял из-за зависимости к наркотикам.

После того, как он попал в больницу, вместо него начала работать Алина Терегеря — еще одна обвиняемая, которую называют руководителем группы по Минску. Ее, кстати, оперативники задержали прямо с наркотиками.

Громыко также пояснял, что возил на экспертизу правоохранителям вещества, а те, в свою очередь, сообщали — запрещенный это товар или пока еще нет.

Когда-то Кот и Волк были друзьями, но теперь готовы рассказать всю подноготную друг друга:

— Ты являешься наркозависимым лицом? — спросил Вилюга у Громыко сегодня.

— Нет, — заявил тот.

— Почему в материалах дела есть рапорт ГУБОП о том, что ты опиумный наркоман?

— Прошу снять этот вопрос, — заявил Волк.

— На момент задержания у тебя были следы на руках от инъекций? — уточнил Кот.

— Прошу снять этот вопрос.

— Как ты себя чувствовал первые дни в СИЗО? Учитывая, что ты являешься опиумным наркоманом, у тебя ведь началась ломка.

— Прошу снять этот вопрос, — снова повторил Громыко.

— Мог ли ты осознавать, какие показания даешь, если у тебя был синдром отмены?

— Прошу снять этот вопрос.

— Ты был осужден в 2015 году по 328 статье (незаконный оборот наркотиков. — ред.)? — уточнил Вилюга.

— Да.

— Отбываешь наказание?

— Да.

— А где?

— Прошу снять это вопрос, — заявил Александр Громыко. 

 

Вилюга: мы не понимаем, за что здесь сидим

После допроса свидетеля Константин Вилюга заявил, что просит о встрече с сотрудниками КГБ. Говорит, что у него есть «особая информация». Ранее он уже писал в Комитет госбезопасности и Генпрокуратуру. В частности, жаловался на давление со стороны следствия и оперативников ГУБОП.

«Десять дней назад я отправил жалобу, однако мое обращение, похоже, не выпускают из СИЗО № 1, — пояснил обвиняемый. — Поэтому я хочу через журналистов сейчас обратиться».  

По его словам, это не касается «дела семнадцати», но представляет особый интерес для спецслужб. Какие именно факты он хочет озвучить чекистам, в суде так и не прозвучало.

Но судья Сергей Хрипач сделал замечание подсудимому: «Вы можете обращаться только к суду. Здесь вам не трибуна для выступлений!» 

«У меня чрезвычайно важная информация для КГБ, поэтому я использую все возможности. Два года я лишен всех прав, прописанных в Конституции. И не только я, но и другие обвиняемые, — заявил Вилюга. — Мы не понимаем, за что здесь сидим». 

«Скоро поймете», — коротко прокомментировал судья.

На 10 ноября запланированы судебные прения. Первым выступит прокурор. Он, в частности, заявит, какого наказания, по его мнению, заслуживают обвиняемые. 

 

 

Фото Сергея Балая