Наталья Рябова. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Всем в адвокатирование!

Наталья РЯБОВА

Наталья РЯБОВА

Окончила БГУ (социология), ЕГУ (философия), в 2013 году получила степень МВА (магистр бизнес-администрирования). Директор Школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA, при которой действует исследовательский проект BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования) и интерактивный сайт «Кошт урада», посвященный государственным финансам.

20 и 21 ноября в Минске и Витебске прошли мастер-классы Звиада Давдериани, директора грузинского Центра общественного развития, о теории и практике адвокатирования — проведения общественных кампаний, направленных на решение каких-то проблем, защиту интересов.

Для Беларуси это, кажется, представляет интерес, потому что у нас таких кампаний становится все больше и больше. Правда, не все они могут похвастаться хорошей организованностью, ресурсами и достижением желаемых результатов.

В 2015 году мы проводили исследование, в котором описывали опыт организаций гражданского общества в проведении кампаний адвокатирования. Одна из гипотез, которую мы не смогли подтвердить, — это предположение о том, что тихие, непубличные действия (сходить в заинтересованные ведомства и не привлекать СМИ и общественность, чтобы никого не пугать) более эффективны в наших условиях.

Часть респондентов с нами согласилась, сказав, что все так и есть, и они именно таким образом «причиняют добро» стране. Но другая часть сказала, что наоборот, пока не начнется шумиха и открытое общественное обсуждение, а то и возмущение, никто и пальцем не пошевелит. Часть не смогла определиться, что же лучше.

Грузинский опыт (где работает парламент, есть многопартийность и вообще демократия) говорит о том, что первый, непубличный путь хорош при уже существующем консенсусе, то есть когда лица, которые принимают решение, готовы слушать и сотрудничать. Если же нет — тогда уже запускается маховик обсуждений, вовлечения СМИ — вплоть до уличных акций, они в Грузии не редкость.

Рекомендации, которые дал уважаемый лектор в своем выступлении, с одной стороны просты, а с другой — иногда сложны для выполнения в наших условиях:

  1. Четко определять проблему, ее причины, заинтересованные стороны и главное — кто ответственен за изменение политики/решения. Вот с последним у нас зачастую проблема, потому что система госуправления для внешнего мира представляет собой нечто вроде черного ящика, и даже если теоретически представлять себе, какое ведомство ответственно за то или иное решение, то в реальности все может оказаться совершенно иначе, а как именно — за стенками не видно.
  2. Установить отношения с заинтересованными сторонами — правительственными организациями, НГО, работающими с этим вопросом, бизнесом, гражданами.
  3. Учитывать действия тех, кто проигрывает в случае принятия вашего предложения. Конечно, они не будут сидеть на месте, сложа руки, а наоборот, активно противодействовать. В идеале надо сделать и этой группе какое-то предложение (вы от этого конкретного шага проигрываете, но зато…). С этим у нас обычно проблемы: мы если считаем, что надо что-то запретить/разрешить/изменить, то нас мало интересуют проблемы тех, кому это невыгодно — они по умолчанию неправы, а прогресс и добро в нашем лице должны победить их отсталые взгляды.

Примеры присутствовавших на минском мероприятии организаций продемонстрировали нелегкую долю белорусских «адвокатов»: одни долго добивались принятия статьи о жестоком обращении с животными в УК, а теперь выступают против этого закона, потому что там содержатся вредные, с их точки зрения, нормы; другие устали отвечать на вопрос «Ну и что вы защитили?», потому что один и тот же сквер приходится защищать по несколько раз. Только отстоишь — приходит новый инвестор с проектом очередного торгово-развлекательного центра, и всё начинается по новой.

Бывает, уже вроде добьешься отмены чего-то вредного, а ровно это же потом тихой сапой непублично опять вернут. В общем, нелегкое это дело, и даже победа оказывается временным явлением. Но — особенно в сочетании с широкой общественной поддержкой — нужное, перспективное и призывающее к ответу власти.

И полезное для самих организаций. В нашем исследовании почти все респонденты отвечали, что даже если сама кампания не достигла полного успеха, она положительно повлияла на саму организацию, ее структуру, партнерские связи, отношения со СМИ и с целевой аудиторией. Так что это как минимум небесполезно.

Тут, правда, возникает и известная проблема безбилетника. Вроде уже много денег собрали на питание детей, я, пожалуй, воздержусь. Да у меня вся лента в Хиллари, посижу-ка я дома и не пойду на выборы, она и без меня победит. Чего я одна буду за весь подъезд заниматься установкой домофона, потом отстаиванием сквера, потом вывозом мусора, как будто это мне одной надо — у меня тоже работа и дети и есть чем заняться.

В общем, всегда есть соблазн лично не поучаствовать в чем-то (ведь наши ресурсы тоже ограничены — и временные, и финансовые, и душевные), когда есть уже организации, инициативы, другие небезразличные люди — вот пусть и занимаются.

Есть и обратный эффект — социальная фасилитация, общественное подкрепление. Раньше всякими странными общественными инициативами занимались только редкие и странные юноши и девушки, а теперь — очень даже разные слои населения смотрят друг на друга и, будучи под таким наблюдением, стараются.

Если часть социума что-то делает и считает это нормальным, это вовлекает и других, даже если они особо раньше и не задумывались. Это, к сожалению, касается как благотворительности, так и наркомании, как манеры одеваться, так и всяких стереотипов. Но вот опыт адвокатирования, участия в общественных кампаниях точно идет на пользу всем сторонам: и участникам-гражданам, и организациям, и властям, которые учатся предоставлять общественные услуги клиентам, а не распоряжаться гражданами как своими подданными. 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».