Идеолог-коммунист сменил профессора на посту министра образования

«Хуже не будет, потому что хуже некуда».

Президент отправил в отставку министра образования Михаила Журавкова, назначив на его место первого секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Беларуси, до сегодняшнего дня являвшегося заместителем председателя Мингорисполкома, где, кроме прочего, курировал идеологическую работу. 

Игорь Карпенко и Михаил Журавков

 

Смотрите, кто пришел

52-летний Игорь Карпенко — чиновник с большим стажем и немалым управленческим опытом. По образованию он учитель — окончил Минский государственный педагогический институт. Должен был преподавать историю и обществоведение, но в школе работал только пионервожатым, а потом занимался комсомольской работой, которая и вывела его в люди.

Был депутатом Палаты представителей третьего и четвертого созывов, откуда его в июле 2011 года забрали в Мингорисполком — заместителем председателя. Карпенко курировал идеологическую сферу, общественно-политическую и социально-культурную деятельность, образование, здравоохранение, физическую культуру, спорт и туризм, социальную защиту и пенсионное обеспечение.

Еще в 1984 году вступил в КПСС. С развалом Советского союза сохранил верность красному партбилету, возрождал Коммунистическую партию Беларуси, которую и возглавил в октябре 2012 года. На всех выборах кандидаты от КПБ поддерживают линию власти, а на президентских — Лукашенко.

Его ревностное отношение к советской истории проявилось, когда в прошлом году на семинаре для идеологических работников он предложил на законодательном уровне ввести ответственность за фальсификацию событий Великой Отечественной войны.

Также Игорь Карпенко заявлял, что период переименования улиц в Минск окончился в 90-х, и что Революционная — самое безобидное с точки зрения идеологии название для улицы.

В 2011 году как председатель Минской городской избирательной комиссии оказался в списке белорусских чиновников, которым запрещен въезд на территорию Европейского союза.

А в феврале этого года Игорь Карпенко возглавил официальную белорусскую делегацию в Сирию. В Дамаске будущий министр образования передал Башару Асаду послание от президента Беларуси со словами поддержки и подарил картину «День Победы».

 

Смотрите, кто ушел

Журавков был назначен на должность в самом конце декабря 2014 года. Все эти неполные два года он продолжал заниматься наукой в БГУ — университете, из кресла первого проректора которого он и пришел в министры.

За два года, которые Журавков возглавлял Минобразования, страна вступила в Болонский процесс, но преимуществ участия в Европейском пространстве высшего образования наши студенты и академическое сообщество особо не ощутили. Да, белорусские студенты массово уезжают учиться за границу, но не в рамках Болонского процесса. В школе начали появляться новые программы, но и это не изменило сути.

Белорусская школа остается заидеологизированной, русскоязычной, а подготовка в ней к поступлению в вуз слабая. Это показывают результаты централизованного тестирования, необходимость которого впервые за много лет была поставлена под сомнение.

По сути, имя человека, который сидит в кресле министра образования, не имеет большого значения. Проводником политики в этой, как и в других сферах, является президент. Как скажет, так и будет. Чиновникам важно только правильно интерпретировать его инициативы.

И все же, когда Министерство образования возглавляет человек с идеологически устаревшими и скомпрометировавшими себя политическими взглядами, это вызывает определенную тревогу.

«У страны есть шанс провалить дорожную карту, которую Беларусь должна выполнять после вступления в Болонский процесс в 2015 году», — отметил в комментарии для Naviny.by член Общественного Болонского комитета, эксперт в сфере образования Владимир Дунаев.

Он напомнил, что именно при Журавкове Беларусь стала частью Европейского пространства высшего образования: «И в этом есть заслуга Журавкова. Именно он занимался, пусть и в усеченном виде, выполнением положений дорожной карты. Тот документ, по сути, является планом реформ в системе образования Беларуси».

При Журавкове, сказал Дунаев, стала развиваться рамка квалификаций для колледжей и училищ, которая должна приблизить образовательные стандарты к требованиям рынка труда. Вот-вот должна была появиться, но не успела, новая редакция Кодекса об образовании.

«Многое, что делал Журавков, казалось половинчатым, — сказал Владимир Дунаев. — Например, его несколько наивная попытка сразу после назначения продвигать белорусский язык встретила отпор главы государства. При этом министре были первые за много лет выступления студентов. Журавков не поддержал молодых людей, но репрессий также не последовало, резких телодвижений не было. Его позиция была невнятной. Можно сказать, что хуже в образовании за неполных два года его руководства не стало, но и улучшения не было».

Так или иначе, отметил Дунаев, Журавков — профессор, из академической среды, он был важен как человек, понимающий, что происходит в сфере образования. По словам Дунаева, несмотря на «проклятия Лукашенко» в сторону Болонского процесса, Журавков публично говорил о том, что будущего у Беларуси нет, кроме как находиться в Европейском пространстве высшего образования.

Однако самому слабому месту белорусского образования — средней школе — старый министр не уделял должного внимания. Журавков не признал, что возвращение средней школы на 11-летку было ошибочным, отметил Дунаев.

Репетитор по физике и математике Евгений Ливянт напомнил, что уже бывший министр давал немало обещаний, «но все новости в образовании были только в будущем времени»: «Не сделано ничего. Поэтому я расцениваю как позитивный шаг, что министра поменяли. Я слышал о Журавкове хорошие отзывы как о человеке, но это образованию не дало ничего».

Тревожит Евгения Ливянта одно — «Журавков дал обещание абитуриентам, что в этом году они смогут сдавать не три, а четыре ЦТ, сертификаты которых будут действительны в течение двух лет». Соответственно этому обещанию многие будущие абитуриенты строят свою программу подготовки. «Но не было принято никаких документов. Кто ответит за эти обещания?» — отметил Ливянт.

Что касается принадлежности нового министра Игоря Карпенко к коммунистической идеологии, то, говорит Ливянт, «учителям, как пролетариату, нечего терять, кроме своих цепей. Им все равно, кто министр, потому что школа и министерство живут в разных мирах».

«Журавков не смог ни избавить школьников и учителей от обязательной подписки, ни от излишней бюрократии. Кто знает, может, Карпенко сможет. Думаю, что хуже не будет, потому что хуже некуда», — резюмировал Евгений Ливянт.