Цивилизованный мир прикрыл глаза на ситуацию с правами человека в Беларуси

Пока белорусское общество само не борется активно за свои права, международные организации мало чем помогут.

Хотя международное сообщество и не отказалось от попыток улучшить положение дел с правами человека в Беларуси, ожидать радикальных перемен в этом плане едва ли приходится. И дело здесь не только в изменении западных подходов и специфике политического режима, но и в состоянии белорусского общества.

В последнее время в отношениях Запада с Беларусью тема демократии и прав человека по ряду причин перестала быть доминирующей. Наглядным примером может служить принятое на днях решение канадского правительства отменить экономические санкции, введенные еще в декабре 2006 года.

 

Харасти уходит, вопросы остаются

Тем не менее, нельзя сказать, что проблема оказалась в полном забвении. Например, на прошлой неделе Совет ООН по правам человека (СПЧ) на сессии в Женеве продлил еще на год мандат специального докладчика по ситуации в нашей стране. Из 47 государств — членов Совета за принятие такой резолюции проголосовало 18, против выступило 8, воздержалось 21.

Мандат продлили, ознакомившись с докладом Миклоша Харасти, который перечислил как традиционные, так и свежие нарушения демократических прав и свобод. В документе также содержится ряд требований, рекомендаций и призывов к белорусскому руководству.

Реакция официального Минска была стандартной и вполне предсказуемой. Начальник управления информации внешнеполитического ведомства Дмитрий Мирончик назвал принятие резолюции «очередным примером двойных стандартов, которые навязываются данной структуре».

Правда, аргументация его выглядела несколько странно: дескать, «за» проголосовало откровенное меньшинство — лишь 18 членов совета из 47.

Прежде всего, решение было принято в соответствии с регламентом, поскольку несогласных оказалось еще меньше. Кроме того МИДу, наверное, следовало бы в первую очередь корить за недоработку себя, поскольку резолюцию поддержали даже страны, являющиеся партнерами Беларуси по Движению неприсоединения (ДН) — Гана и Панама, а в числе воздержавшихся таких партнеров оказалось и вовсе 16. Очевидно, что если бы все они солидарно проголосовали против, вопрос был бы закрыт.

Помнится, белорусских граждан чрезвычайно активно убеждали в том, что вступление в ДН является огромным достижением, которое принесет нам колоссальные политические и экономические дивиденды. И вот в который раз мы наблюдаем, что этих дивидендов нет.

Что выглядит еще более удивительным, воздержался даже Кыргызстан — казалось бы, верный союзник по ОДКБ и ЕАЭС. Но это только на первый взгляд, поскольку существует сильное подозрение, что тем самым Бишкек передал привет свергнутому президенту этой страны Курманбеку Бакиеву, которого Минск в свое время приютил, а потом отказался экстрадировать.

В общем, по большому счету можно констатировать сохранение в СПЧ статус-кво в белорусском вопросе. Возможно, единственным положительным моментом для белорусских властей стал уход Харасти с поста спецдокладчика в силу требований регламента. Несмотря на то, что докладчика ни разу не пустили в Беларусь, на протяжении пяти лет ему удавалось убеждать совет, что в стране, мягко говоря, не очень хорошо с демократией и правами человека.

Пока неизвестно, кто заменит Харасти, но так как белорусский режим принципиально не признает страновых резолюций и учреждаемых ими мандатов, то можно ожидать, что легкой жизни у нового спецдокладчика тоже не будет.

 

Резолюции принимаются раз за разом

По стечению обстоятельств буквально через пару дней практически те же вопросы обсуждались в ходе дебатов на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) в Страсбурге и организованных Европейской народной партией слушаний в Европарламенте.

Квинтэссенцией выступления докладчика ПАСЕ по ситуации в Беларуси Андреа Ригони можно назвать утверждение, что, «несмотря на улучшение политического климата вплоть до марта 2017 года, систематического улучшения ситуации с правами человека в Беларуси не наблюдается, государственные ограничения на политические свободы, в том числе свободу слова, ассоциации, мирных собраний и религии, сохраняются».

В итоге ассамблея, признав наличие позитивных сдвигов, все же приняла резолюцию, в которой выражается сожаление в связи с продолжением нарушений в Беларуси прав человека, вследствие чего восстановить статус специально приглашенного для Национального собрания по-прежнему не представляется возможным.

В Европарламенте на сей раз какие-то решения не предусматривались. Известно, однако, что с 1996 года там принято в отношении Беларуси порядка 40 резолюций в целом весьма критического характера.

За последние два года их было три, причем последняя датирована 6 апреля нынешнего года. В ней осуждались действия властей во время мартовских событий, когда в разных городах страны были жестко разогнаны мирные демонстрации (так называемые «протесты дармоедов»), а большое число их участников подверглось задержаниям. Кстати, среди прочего в документе был высказан призыв продлить мандат спецдокладчика СПЧ.

Так что и в этих структурах интерес к нашей стране сохраняется.

 

***

Таким образом, нет оснований делать вывод, что мир закрыл глаза на положение с демократией в Беларуси. Хотя при этом вряд ли можно спорить с мнением, что теперь этот вопрос отошел на второй план.

Вместе с тем, как показала многолетняя практика, гораздо более сильное внешнее давление к существенным сдвигам тоже не привело.

Пожалуй, уже достаточно очевидно, что главная проблема заключается в состоянии белорусского общества: оно достаточно пассивно, аполитично и не очень склонно к самоорганизации для борьбы за свои права.