Из КВН — в КГБ. Как таможенник помогал чекистам, а оказался в СИЗО

Пятый месяц суд Центрального района Гомеля рассматривает уголовное дело, фигуранты которого — бывшие таможенники. Их обвиняют в «организации беспрепятственного проезда через границу» различных грузов за взятки. В наручниках оказались представители двух отделов Гомельской таможни — оперативно-поискового и по борьбе с контрабандой. Следствием считает их «организованной преступной группой». После задержания обвиняемые писали в КГБ явки с повинной, но на суде почти все заявили, что оговорили себя и коллег под психологическим давлением чекистов.

 

Прокурор просил сделать суд закрытым

12 декабря государственное обвинение выступило в суде с ходатайством проводить дальнейшие слушания в закрытом режиме.

Представитель прокуратуры ссылался на возможное разглашение государственных секретов, на закон об оперативно-розыскной деятельности, дела оперативного учета, а также на статью 37 закона о СМИ (которая ограничивает доступ журналистов к сведениям, составляющим государственные секреты, коммерческую, личную или иную охраняемую законом тайну, сведениям о системе организации, об источниках, способах, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности).

Адвокаты и обвиняемые не поддержали ходатайство, мотивируя это тем, что большая часть обвиняемых и свидетелей уже допрошена, и никто никаких государственных секретов не разгласил.

Судья решил продолжить рассмотрение дела в открытом режиме. Родственники обвиняемых вздохнули с облегчением: заседания для них — возможность увидеть своих близких. В феврале будет два года, как бывшие таможенники находятся под стражей.

 

«Все показания придуманы сотрудниками КГБ»

Допрос бывшего таможенника Дмитрия Погарцева, которого следствие называет одним из организаторов преступной группы, начался 8 декабря, но даже четырех судебных заседаний не хватило — допрос продолжится 26 декабря.

Мужчина в черном свитере, облокотившийся на решетку, — Дмитрий Погарцев

Погарцева задержали в январе 2016-го — за месяц до того, как на Гомельской таможне начались массовые задержания. В УКГБ по Гомельской области он написал явку с повинной. Но на суде открестился от показаний.

Обвиняемый утверждает, что оговорил своих коллег под давлением сотрудников КГБ, вину не признает, а всё, что ему инкриминируется — «это полная ложь», которую выдумали сотрудники КГБ «с целью улучшения показателей по службе».

«Я от всего сердца хочу попросить прощения у своих коллег. Я их оговорил под жесточайшим психологическим давлением и шантажом. Все показания придуманы сотрудниками КГБ», — заявил Погарцев в суде.

Показания, которые давали на него бывшие коллеги, Дмитрий Погарцев отвергает — «они, как и я, дали их под психологическим давлением».

Обвиняемый упрекнул следователей в незнании элементарной арифметики — взятку в 2 тысячи российских рублей они разделили между четырьмя таможенниками, но каждому досталось по 400 рублей. «Я вообще задумался о квалификации и профессиональной пригодности сотрудников КГБ», — заметил Погарцев.

Дмитрий обладал в городе широким кругом знакомств — его знали как активного участника КВН. В таможне он трудился на должности старшего оперуполномоченного оперативно-поискового отдела. Проработал десять лет — с 2004-го по 2014-й. Уволился, оформил ИП, но бизнес не пошел. Устроился на работу в частную фирму. А подрабатывал тем, что сопровождал украинку, которая возила продукты в Гомель.

Сегодня жительница Чернигова Людмила Гончаренко, она же — Елена Швед, — один из ключевых свидетелей. Ранее за нарушения женщине был запрещен въезд в Беларусь, но она решила эту проблему, изменив имя и фамилию.

В нашу страну украинка возила орехи, сало, кофе, чай, спиртное. Говорят, отдавала на реализацию на Центральном рынке. Но Погарцев утверждает, что жительница Чернигова возила товары только для личного потребления, в чем прокурор усомнился — попробуй съешь за сутки 30 кг. Но по закону к Гончаренко придраться сложно, нормы провоза она не нарушала, так как никогда не ездила одна.

Погарцев, по его словам, просто помогал украинке перевозить товары через границу, за поездку имел 50 долларов. Гончаренко обратилась именно к нему, так как у него были связи в правоохранительных органах и он хорошо владел нюансами таможенного законодательства.

 

«Сотрудники ГАИ взятки брали, мозырские таможенники — брали, а гомельские отказались»

По словам Погарцева, работая с Людмилой Гончаренко, ему пришлось столкнуться с фактами дачи взяток должностным лицам белорусских государственных органов. Однако, утверждает обвиняемый, среди них не было сотрудников гомельской таможни.

Погарцев рассказал, что сотрудники ГАИ Добрушского РОВД, дежурившие на трассе, «вымогали» у Гончаренко деньги за проезд.

«Она боялась, потому что была украинкой, и не хотела проблем. А сотрудники ГАИ угрожали в случае отказа платить завезти ее в РОВД для разбирательства. Она согласилась платить — 50 рублей за проезд, 500 тысяч старыми. С какой целью она платила, я не знаю, сотрудники ГАИ ее просто обманывали», — сказал бывший таможенник.

Он пытался убедить гаишников, что платить им не за что, но те, по словам Погарцева, были непреклонны: «Хочет ездить — пусть платит». Взятки для ГАИ всегда передавались «путем рукопожатия», отметил Погарцев.

В подтверждение своих слов обвиняемый рассказал о проведенном КГБ в отношении добрушских гаишников оперативном эксперименте, в котором он участвовал. Только почему-то за взятки сотрудники ГАИ, кроме одного, не были наказаны судом, отметил Погарцев.

Также обвиняемый подтверждает, что взятки брали мозырские таможенники, которые дежурили у населенного пункта Селище на белорусско-российской границе. В данный момент они приговорены к немалым срокам. Погарцев был свидетелем на суде.

Он не отказывается от своих показаний на следствии по тому делу. Мол, обращался к мозырским таможенникам, говорил, что Гончаренко не нарушает закон, но те сказали: «Пусть платит сорок долларов за машину».

Что касается гомельских таможенников, то Погарцев настаивает, что никто из них никогда взятки не брал. Что подтверждается тем же самым оперативным экспериментом, в котором Погарцев выступал в роли «взяткодателя» — предлагаемые деньги таможенники не взяли.

В январе 2016 года Людмила Гончаренко была задержана сотрудниками КГБ в Добрушском районе и дала в областном управлении показания на гомельских таможенников, которым, по ее словам, платила за беспрепятственный проезд.

Погарцев утверждает, что сотрудники КГБ знали о запрете Гончаренко на въезд в Беларусь, но, получив нужные им показания, отпустили ее, и женщина спокойно уехала в Украину.

 

«В той ситуации любой бы подписал то, что скажет КГБ»

Погарцев был осужден ранее по статье 328 УК — за наркотики. Получил 7,5 лет, сейчас обжалует приговор. Он утверждает, что дело по наркотикам было возбуждено, чтобы повлиять на него и получить нужные показания на бывших коллег.

До мая 2016 года Погарцев вообще был свидетелем по делу гомельских таможенников, но потом стал не только обвиняемым, но и одним из руководителей якобы действовавшей на таможне ОПГ.

Погарцев вновь и вновь говорит, что во время следствия на него оказывалось давление, что в гомельское СИЗО к нему приходили сотрудники КГБ и напоминали, чтобы он ни в коем случае не отказывался от данных ранее показаний.

В выступлении на суде Погарцев подчеркнул, что дело по взяткам было возбуждено с целью «улучшения показателей по службе сотрудников КГБ». Обвиняемый предположил, что после громкого дела, связанного с задержанием гомельских чекистов в 2014 году, они всеми силами «пытались доказать, что еще чего-то стоят, что-то могут». Погарцев рассказал, что один из сотрудников КГБ, посещая его в СИЗО, сообщил, что уже получил майорское звание.

Судя по всему, Погарцев имел ввиду освобождение от должности в 2014 году начальника гомельского УКГБ, а также слова главы государства в послании к народу и парламенту о том, что «возбуждено уголовное дело в отношении аж четырех руководителей управления Комитета госбезопасности по Гомельской области, по-моему, во главе с начальником, которые организовали заказную проверку коммерческой структуры в интересах конкурентов».

Правда, о судьбе тех «четырех руководителей» общественность так и не узнала. СМИ пытались — но безрезультатно.

О давлении со стороны КГБ Погарцев впервые заявил только на суде. «Почему молчали раньше?» — поинтересовался судья.

«Раньше я был практически в заложниках. Заявить или пожаловаться я не мог. Когда вы находитесь в той ситуации, когда с вас никак не могут слезть, я думаю, что любой подпишет то, что скажут сотрудники КГБ», — заметил обвиняемый.

Бывший таможенник утверждает, что его шантажировали семьей, пятимесячным сыном, при каждом допросе говорили: «Помни о жене, помни о сыне».

 

 




Оставьте комментарий (0)
  • Интересно, уже идет служебное расследование по действиям и фабрикации дел в КГБ?
  • Не то, чтобы верю в кристальную честность таможенников, но суд в закрытом режиме? Явно что то не так с доказательной базой!