Дело авторов Регнума. Белорусские власти между двух огней

Начальство в Минске недовольно наскоками российской пропаганды, но не готово создавать сильный противовес ей, ограничивается фрагментарными и в основном карательно-цензурными действиями…

До 12 лет лишения свободы грозит белорусским гражданам — авторам российского агентства Регнум, суд над которыми начался в Минске 18 декабря. На скамье подсудимых — Юрий Павловец, Дмитрий Алимкин и Сергей Шиптенко. Все трое обвиняются в разжигании национальной вражды, а Павловец и Шиптенко — еще и в незаконной предпринимательской деятельности.

Фото svaboda.org

Реакция на процесс в белорусском независимом сообществе неоднозначная.

С одной стороны, только ленивый не говорил об опасности российской пропаганды (которая показала свою разрушительную мощь в конфликте Кремля с Украиной), о том, что надо давать отпор наскокам великодержавников на белорусскую независимость, язык, историю. А уж фигуранты дела в этом плане выражений особо не выбирали.

С другой стороны, в Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ), например, памятуют и о такой ценности, как свобода высказывания. Белорусские независимые СМИ сами под постоянным прессингом, они для чиновников враги и пятая колонна. Сегодня карающая длань державы обрушивается на одних, а завтра — на других. И, к слову, уже был симметричный прецедент, когда судили блогера Эдуарда Пальчиса за его войну в интернете против экспансии «русского мира».

Белорусские правозащитники не исключают, что список тех, кого они признают политзаключенными, может расшириться в результате процесса на регнумовцами. Мол, нам могут не нравиться их писания, но вопрос в том, надо ли за это сажать в тюрьму.

Стоит добавить, что в среде критиков режима белорусское правосудие имеет неважную репутацию. А уж дело Регнума априори воспринимается как политическое.

 

При чем здесь предпринимательство?

«Начало процесса оправдывает самые худшие ожидания», — заявил в комментарии для Naviny.by председатель БАЖ Андрей Бастунец, который был сегодня в Мингорсуде.

В частности, по его мнению, хотя в ряде публикаций авторов Регнума и «присутствует то, что называют языком вражды», обвинение в разжигании национальной розни основано «на крайне спорном экспертном заключении».

Также тревожит председателя БАЖ то, что гонорары двух фигурантов дела, полученные от сотрудничества с иностранными (в этом случае российскими) СМИ, следствие трактует как доход от незаконной предпринимательской деятельности. «С таким подходом можно обвинять людей практически любых творческих профессий», — считает Бастунец.

Беспокоит собеседника и то, что, как он полагает, в обвинительном заключении присутствуют попытки приравнять критику в адрес белорусских властей (другой вопрос, обоснованную или нет) к разжиганию национальной розни.

По мнению руководителя БАЖ, противовес российской пропаганде нужно создавать, в частности, за счет допуска на наш медиарынок украинских, польских и других телеканалов. Также отечественным каналам следует создавать больше оригинальной продукции, желательно на белорусском языке, отметил Бастунец.

 

«Русский мир» из каждого утюга

Главная проблема не в конкретных публицистах, а в том, что «белорусские власти отдали информационное пространство на откуп России», считает Андрей Елисеев, аналитик исследовательского центра EAST (Варшава). В результате белорусская аудитория в основном получает российскую картину мира, заявил эксперт в комментарии для Naviny.by.

Например, из девяти телеканалов основного пакета в Беларуси — четыре «гибридных», то есть с большой долей российского контента (ОНТ, «РТР-Беларусь», «НТВ-Беларусь» и де-факто СТВ). К ним примыкает «Мир». Очень популярны у белорусов российские сайты, социальные сети, отмечает Елисеев.

По его мнению, белорусские власти предпринимают фрагментарные карательные действия — убирают из трансляции российские одиозные шоу, в которых затрагивается здешнее руководство, теперь вот, судя по всему, намерены покарать публицистов имперского толка. Но, скажем, еще одного фигуранта дела РегнумаЮрия Баранчика достать не могут (он в Москве, и Россия его не выдает).

При этом власти только реагируют на отдельные раздражители, «нет системного подхода к защите национального информационного пространства», считает Елисеев. Хотя многое, по его мнению, можно сделать уже сегодня без дополнительных затрат.

Например, ныне в Беларуси около 90% телеканалов в пакетах кабельного телевидения имеют российское происхождение. При этом к трансляции разрешено несколько десятков западных каналов, но их редко включают в свои пакеты кабельные провайдеры. Можно было бы законодательно предписать им, чтобы не менее 30% каналов было нероссийского производства, отмечает собеседник Naviny.by.

А вообще EAST разработал целый ряд рекомендаций белорусским властям, как усилить информационную безопасность страны.

В частности, предлагается ввести ограничения на трансляцию зарубежных новостных программ в сетке «гибридных» телеканалов, создать более благоприятные условия для производства и трансляции местного медиапродукта, чтобы заместить им произведенный за рубежом контент.

Подчеркивается, что следует прилагать дальнейшие усилия для популяризации белорусской национальной идентичности и культуры, «которые служат своеобразным щитом в отношении неоднозначного зарубежного контента».

Наконец, отмечают эксперты, важно поддерживать регулярный подлинный (а не формальный) диалог с журналистским сообществом, либерализовать медиарынок с целью создания более привлекательных условий для частных инвесторов.

 

«Братская интеграция»: слишком уж коготок увяз

Да, все логично, но наивно полагать, что белорусские власти так вот и ухватятся за советы EAST. Что-то по мелочам, возможно, используют. Но вот диалог с журналистским сообществом у властей выборочный. Например, в конце 2014 года поправки в закон о СМИ (как потом оказалось, драконовские) обсудили только в лояльном профессиональном союзе, а БАЖ оказался не у дел.

Сейчас ситуация может повториться: ходят разговоры, что готовится новая редакция закона о СМИ, которая зажмет интернет, социальные сети. И плохим симптомом стала блокировка на днях Мининформом острого политического сайта «Белорусский партизан».

Да и на частных инвесторов в медиасфере здешнее начальство смотрит косо. Для него слово «приватизация» вообще ругательное, а уж «приватизировать идеологию», как иной раз пафосно заявляется, и вовсе ни-ни.

Непросто и с белорусизацией. Власти делают ее в основном казенно, потому что боятся дать много воли своим внутренним оппонентам. Напротив, когда устои начинают пошатываться, наверху готовы сварганить «дело патриотов» (ставшее, пожалуй, главным фейком и позором 2017 года).

Вдобавок (а может и в первую очередь) белорусское руководство в вопросе противодействия российской пропаганде опасается разозлить Кремль. Отсюда и паллиативы.

Да, и вот какой пикантный момент. Авторов Регнума задержали год назад, в разгар нефтегазового конфликта с Москвой, когда дело дошло и до элементов информационной войны. Но в апреле нынешнего года Александр Лукашенко и Владимир Путин раскурили фигуральную трубку мира. Москва дала скидку на газ на последующие два года, готова дать в 2018-м 24 млн т нефти, то есть под завязку.

В общем, эмоции остыли, в двусторонних отношениях мир, дружба, жвачка, и вполне вероятно, что дело Регнума превратилось для Минска в большой батхерт. Накажешь строго — вызовешь недовольство Москвы. Подойдешь либерально — решат, что здесь дали слабину, меж тем как белорусское руководство культивирует тезис о своей ненаклоняемости.

Так или иначе, Минск озабочен лавированием, а не тем, чтобы кардинально перестроить медиасферу, в том числе и для системной блокировки российской пропаганды. Статус союзника, огромная экономическая и политическая зависимость от Москвы (особенно с учетом ее крутого нрава: см. украинский кейс) не позволяют особо взбрыкивать.