Белорусская дипломатия отдувается за чужие косяки

МИД часто вынужден расхлебывать кашу, заваренную другими игроками, и отнюдь не только внешними. Тут вам и прелести нереформированной экономики, и траблы «братской интеграции», и «дело патриотов»…

Белорусская дипломатия в последние годы демонстрирует чудеса изворотливости. В 2017-м Минску вопреки перманентному ненастью во внешней политике повезло почти сухим проскочить между капельками (это отчаянное лавирование у нас гордо зовется многовекторностью).

В годовом обзоре, опубликованном на сайте МИДа, внешний мир вдохновенно обрисован зловещими резкими мазками. Отмечается разбалансировка системы сдержек и противовесов между соперничающими государствами и группами государств, расползание региональных конфликтов, вовлечение в них новых участников; усиление таких угроз, как наркотрафик, торговля людьми, киберпреступность, радикализм и терроризм.

Короче, «это АДЪ», как любят писать в соцсетях.

«В этих непростых условиях Республика Беларусь в 2017 году продемонстрировала устойчивость к неблагоприятным внешним факторам и способность к активному противодействию и смягчению их воздействия», отмечается в документе.

Стоит, однако, подчеркнуть то, о чем не могут сказать дипломаты, которым положено действовать строго в русле генеральной линии.

МИД то и дело вынужден расхлебывать кашу, заваренную не только внешними, но и внутренними игроками. Дипломаты часто оказываются заложниками их ошибок и — что еще печальнее — пороков самой выстроенной в Беларуси системы, политической и экономической.

 

Тень большой дубинки

Например, в прошлом году дипломатам пришлось из кожи вон лезть, чтобы снять раздражение Запада по поводу весенних репрессий против заводил и активистов «дармоедских» протестов.

Хотя эту бомбу заложил вовсе не МИД, а те умники, что придумали декрет № 3 — эту издевательскую обдираловку, направленную де-факто против и так обездоленных людей.

Понятно, что погасить протесты было сверхзадачей властей, и вряд ли стоило ожидать от правящего режима иной линии, кроме подавления. Но даже в рамках этой парадигмы демонстрация полицейской силы 25 марта — показательно-устрашающий разгон Дня Воли в столице (символичный кадр: группа «робокопов» в тяжелых доспехах браво винтит 80-летнего гражданина с тростью) — выглядела явным перегибом.

И уж совсем грубо было сляпано в рамках гашения протестов дело «Белого легиона». Его в итоге пришлось просто закрыть, изменяя традициям системы (типа что у нас зря не берут), — настолько оно было шито белыми нитками.

Белорусским дипломатам пришлось кулуарно обхаживать западных визави, уверяя, что весенний срыв был нелепой случайностью и больше такое не повторится. Хотя мы-то знаем: если вновь будут серьезные уличные протесты, то все повторится.

И в общем-то, уже не раз повторялось. Вспомним разгоны манифестаций в марте 2006-го (тогда схватили и посадили возглавившего шествие к столичному изолятору на Окрестина экс-кандидата в президенты Александра Козулина) и особенно в декабре 2010 года (тогда арестовали целую обойму кандидатов и еще несколько сотен активистов).

Да, ныне белорусский режим особо заинтересован в игре на западном векторе и устами больших начальников твердит, что вот, мол, мы готовы быть учениками в вашей школе демократии. Но о реальной внутренней демократизации власти при этом и не помышляют, видя в ней (и видя справедливо) угрозу авторитарной системе.

Поэтому глава МИДа Владимир Макей вынужден заниматься словесной эквилибристикой в духе «не существует некоего универсального рецепта демократии быстрого приготовления».

Да, но у нас она вообще в морозилке при выставленном на максимум регуляторе холода. Возможно, этот регулятор будет сдвигаться на считаные градусы, но не более того.

Так что МИДу остается без вдохновения излагать теорию, что белорусы не особо восприимчивы к западным ценностям и ментально предпочитают чарку да шкварку.

 

Диверсификация черепашьими темпами

Самих мидовцев высшее руководство, кстати, постоянно окунает именно в приземленные материи, вменяя в обязанность лучше продвигать отечественный товар по всем азимутам.

Минувший год в этом плане оказался сравнительно удачным после долгой рецессии в нашей экономике. По данным Белстата, за январь — ноябрь экспорт вырос на 23,4%. Но будем откровенны: рост в основном конъюнктурный. Повезло закончить на относительно неплохих условиях нефтегазовую войну с Россией, подорожали нефтепродукты, калий.

Однако при этом импорт вырос еще сильнее, так что отрицательное сальдо внешней торговли товарами увеличилось до 4 млрд 246,5 млн долларов (за 11 месяцев 2016 года было минус 3 млрд 415,6 млн).

Наконец, диверсификация экспорта если и идет, то черепашьими темпами. До выполнения поставленной задачи — равномерной раскладки экспорта по трем корзинам (ЕАЭС, ЕС, дальняя дуга) — по-прежнему как до луны. За 11 месяцев прошлого года экспорт в страны ЕАЭС составил 12 млрд 426,9 млн долларов (львиная доля пришлась на Россию), в то время как в ЕС — только 6 млрд 925,5 млн.

 

«Дикий крен» — это надолго

Кстати, вам не кажется алогичным, что белорусское руководство всячески стремится уменьшить долю экспорта в рамках ЕАЭС при официальном курсе на развитие евразийской интеграции?

Этот формальный алогизм может объясняться тем, что евразийская интеграция, наверное, не так сладка и безопасна, как некогда трактовали официозные соловьи.

Она же, в свою очередь, выросла из «братской интеграции» с Россией, которую лично Александр Лукашенко раскочегаривал изо всех сил во второй половине 90-х. Тогда белорусскому начальству казалось, что оно ухватило бога за бороду. Можно не делать никаких «грабительских» реформ, а просто пристаканиться к дешевым российским ресурсам.

Халява оказалась (как это бывает практически всегда) недолгой. Москва показала великодержавный норов и стала аккуратно, методично брать за горло, Лукашенко заговорил о ненормальности «дикого крена» в сторону России — но к тому времени птичкин коготок увяз уже слишком сильно.

Оказалось, что интеграция с Москвой — именно тот случай, когда, как говорят русские, вход — рубль, а выход — два. Точнее, выхода на сегодня нет вообще (непонятливым — изучить украинский кейс).

 

Сюрпризы от союзничка

Поэтому, в частности, Беларусь была вынуждена под трубадурство о братстве по оружию проводить совместные с Россией учения «Запад-2017», которые били по имиджу Минска как миротворца и вообще самостоятельного игрока.

МИДу и здесь пришлось несладко. Министр Макей даже проронил в сердцах слишком откровенную для дипломата фразу: «Уже набило оскомину говорить, что Беларусь никогда не представляла угрозы для соседних государств и не намерена быть такой угрозой».

Отметим, что миссия была особенно неблагодарной потому, что оправдываться приходилось за себя и за того парня. Восточный союзник не сказать чтобы демонстрировал особый пиетет перед белорусским братом по оружию.

Вспомним скандал с фейковым сообщением российского Министерства обороны о том, что их танковые войска выдвигаются в Беларусь (о чем в Минске ни сном ни духом). Или как вдруг оказалось, что параллельно Россия проводит целый каскад своих учений и «проверок боеготовности», в контексте которых формальный «Запад-2017» оказывается лишь фрагментиком большой мозаики, выложенной по эскизу Москвы.

Также в русле союзнических обязательств перед Москвой (да, формальная мотивация была иной, но этот фиговый листок выглядит смешно) белорусская дипломатия была вынуждена (и не единожды) голосовать в ООН против резолюции по Крыму, что было расценено в Киеве как нож в спину.

Подпортили отношения с Киевом и похищение в Гомеле (предположительно ФСБ) украинского юноши Павла Гриба, и шпионский скандал, который не удалось разрулить тихо (и наверняка это тоже не мидовский прокол).

Если взять другой азимут, то налицо резкое ухудшение отношений с Литвой на почве строительства у нас Островецкой АЭС. Опять же: не МИД придумал этот сомнительный проект, который еще сильнее привязывает Беларусь к России и ссорит со страной ЕС, которая долго старалась быть адвокатом Минска в Европе.

 

Жесткие рамки системы

Наконец, не от дипломатов зависит реформирование белорусской экономики, без чего не повысить конкурентоспособность нашей продукции и не обеспечить устойчивый рост экспорта и эту его чертову диверсификацию.

И сколько бы ни рекламировали наши дипломаты невиданное улучшение (на бумаге) бизнес-климата в синеокой республике, инвестор будет смотреть косо, пока у властей (и в частности — могущественного силового блока) сохраняются замашки комиссара с маузером (вот сейчас вас, сволочей, экспроприируем!). Наконец, пока у нас нет независимого суда и вообще правового государства.

Короче, груз старых стратегических ошибок белорусского руководства и выстроенная им в стране система как таковая держат в жесткой рамке возможности внешней политики Беларуси сегодня и, увы, на довольно долгую перспективу.

По большому счету, это, видимо, понимает и сам Лукашенко. Во всяком случае, красноречивым, символичным стало его решение не лететь в ноябре в Брюссель, при том что впервые было получено личное приглашение на саммит Восточного партнерства.

Не думаю, что Лукашенко так уж испугался Путина. Скорее, здесь сработала мысль, которая в культовом романе выражена фразой: эх, Киса, мы чужие на этом празднике жизни!

А МИД ведь так старался обеспечить этот пригласительный! Но дипломатия не может прыгнуть выше пояса, переделать всю белорусскую систему. Между тем ее пороки (упакованные в стратегию некоего особого пути) вредят Беларуси, пожалуй, сильнее, чем происки враждебного внешнего мира.

 

 




Оставьте комментарий (0)
  • Плохо вы в школе математику учили. И с логикой слабовато.
  • Разве экспорт - это не то, что вывозят из страны на продажу? И почему его надо уменьшать в ЕАЭС - неужели эти товары и продукцию с нетерпением ждут в Европе?
  • Уменьшать долю -- это не обязательно уменьшать объем в абсолютных цифрах. Речь идет об изменении пропорций при общем росте. Сейчас на ЕАЭС приходится более половины белорусского экспорта, а по плану в перспективе должна быть треть. Это значит, что нужно опережающими темпами продавать в ЕС и на дальнюю дугу. Но это только хотелки, на практике не получается.
  • Тогда причём здесь "...евразийская интеграция, наверное, не так сладка и безопасна...", если наши они товары покупают? А то прям картина маслом: тока-тока собрались в Евросоюз партию товаров отгрузить, как проклятые ордынцы набежали и всё раскупили. И причём здесь ЕАЭС, если наши товары в Европе не берут? Может, методом Сивицкого предположить, что ЕАЭС нам ещё спицально и некачественное сырьё с комплектующими поставляют? Или закулисно с европейцами договариваются, штоп ничего белорусского не покупали?
  • Тогда причём здесь "...евразийская интеграция, наверное, не так сладка и безопасна...", если наши они товары покупают? А то прям картина маслом: тока-тока собрались в Евросоюз партию товаров отгрузить, как проклятые ордынцы набежали и всё раскупили. И причём здесь ЕАЭС, если наши товары в Европе не берут? Может, методом Сивицкого предположить, что ЕАЭС нам ещё спицально и некачественное сырьё с комплектующими поставляют? Или закулисно с европейцами договариваются, штоп ничего белорусского не покупали?
  • Верно, никто не спорит. Но явно не за счёт: На восток не продавайте - продавайте на запад.
  • А кто так ставил вопрос? Кажется, вы ломитесь в открытую дверь.
  • А кто так ставил вопрос? Кажется, вы ломитесь в открытую дверь.
  • Статья, строго говоря, о широком диапазоне проблем, с которыми приходится сталкиваться МИД. И речь не об объёмах экспорта туда или сюда... Это - походя. А Рика делает привычный шулерский финт, "уловка с уводом". Внимания новичка мигом отвлечено от центральных посылов статьи на второстепенное, его внимание уже отвлечено, а потом можно и поиграть с ним в споры... === Банальные развлечения для скучающего хорошо проплаченного за бюджетные бабки тролля... Kon Paliton, учтите на будущее.
  • Ну да, кто-то косноязычно - "...белорусское руководство всячески стремится уменьшить долю экспорта в рамках ЕАЭС при официальном курсе на развитие евразийской интеграции... это может объясняться тем, что евразийская интеграция, наверное, не так сладка и безопасна..." - решил одним махом отработать две темы - антироссийский вектор и Западу подкадить - а теперь кто-то виноват. Всего-то надо было сказать, что у Беларуси не получается завоевывать рынки на Западе, в силу отсутствия конкурентной продукции, поэтому возник очевидный крен на Восток. После чего идёт логичный переход на проблемы экономики и проч., а не на поиски что "кто-то кое-где у нас порой..." нам на Запад уйтить не даёт.
  • :) Ага, Рика! На Кавказе джигиты с кинжалом ходят. А в РБ как-то больше с клюшками. :)
  • Министр Макей даже проронил в сердцах слишком откровенную для дипломата фразу: «Уже набило оскомину говорить, что Беларусь никогда не представляла угрозы для соседних государств и не намерена быть такой угрозой». Дай Бог, чтобы уровень наших вооруженных сил был таков, чтобы они представляли угрозу для соседей, вообще-то.
  • Так это Лукашенко и Макей говорят, что дикий крен опасен и нельзя быть в чрезмерной зависимости от одного рынка. Это объективная опасность, а не происки. И вообще почитайте сам обзор МИД. Там на этот счет довольно дуракоустойчиво.
  • Так это Лукашенко и Макей говорят, что дикий крен опасен и нельзя быть в чрезмерной зависимости от одного рынка. Это объективная опасность, а не происки. И вообще почитайте сам обзор МИД. Там на этот счет довольно дуракоустойчиво.
  • :) Ага, Рика! На Кавказе джигиты с кинжалом ходят. А в РБ как-то больше с клюшками. :)
  • Пока московский прянник побольше западного.