Тема празднования столетия БНР может как объединить оппозицию, так и рассорить

Нельзя исключать, что при разработке плана празднования достигнутый оппозицией консенсус может быть подвергнут очень серьезному испытанию на прочность.

Белорусская оппозиция не верит в выборы, а ряд ее лидеров и вовсе считают практически единственным доступным инструментом политической борьбы уличные акции, но не могут пока найти для них настоящего повода. А вот власти имеют шанс перехватить у оппозиции празднование столетия Белорусской Народной Республики (БНР).

Представители деморганизаций договариваются о совместном праздновании 100-летия БНР, 15 января. Фото из фейсбука Павла Северинца

Провозглашение БНР в марте 1918 года — это важнейшее событие в плане становления белорусской государственности, пробуждения национальной идентичности. Во всяком случае — по версии национально-демократических сил, почти полностью находящихся сейчас в рядах политической оппозиции.

Что касается властей, то лишь в начале 90-х они соглашались с такой интерпретацией роли БНР, а после избрания в 1994 году Александра Лукашенко президентом в официальном дискурсе вновь возобладала советская интерпретация БНР: мол, это была фикция или антисоветская провокация иностранных буржуазных кругов.

 

Поворот Лукашенко к БНР

Впрочем, в последние годы и на официальном уровне уже не возбраняется ведение дискуссий о позитивном значении БНР.

В декабре прошлого года и сам президент выступил с заявлением, что I Всебелорусский съезд 1917 года отражал идею самоопределения Беларуси: «Это народное собрание продемонстрировало важнейшие ценности, значимые для нас до настоящего дня: свое государство, его социальный характер и тот факт, что только народ, его воля, коллективный разум и лидеры могут стать подлинным источником независимости».

Глава государства не упомянул, что съезд хотя и был разогнан большевиками, но по сути дал толчок созданию БНР. Однако если уж президент хвалит I Всебелорусский съезд, то это вполне может быть сигналом для государственной пропагандистской машины, что теперь нет необходимости отрицать значение БНР для современной Республики Беларусь, хоть та и ведет свою родословную от Белорусской ССР, провозглашенной в Смоленске 1 января 1919 года на партконференции большевиков.

Таким образом, для пропрезидентской организации, например БРСМ, открывается возможность перехватить у оппозиции празднование столетия БНР, как это уже было с модой на вышиванки и субботником в Куропатах. Конечно, такие мероприятия официоз проводит без души, для картинки, для галочки, но что в таком случае останется оппозиции?

Огосударствление празднования юбилея БНР грозит отобрать у оппонентов правящего режима монополию на 25 марта: уже и без них улицы и площади города будут заняты праздником, к которому можно присоединиться, но который уже нельзя возглавить.

Кстати, лидер Партии БНФ Григорий Костусев в декабре прошлого года обращался в Администрацию президента и другие органы с предложениями отпраздновать столетие БНР на государственном уровне. В высоких кабинетах оппозиционера выслушали, но внятного ответа ему не дали. А что, если предложения Костусева все-таки услышали и решили использовать по своему усмотрению?

 

Статкевич пытался взять инициативу на себя

8 января прошло предварительное заседание рабочей группы оргкомитета празднования Дня Воли под эгидой незарегистрированного Белорусского национального конгресса (БНК). По итогам встречи сопредседатель БНК Николай Статкевич распространил заявление, в котором призвал всех, кто разделяет идею совместного празднования столетия БНР, присоединяться.

Предложение объединяться вокруг БНК и Статкевича (который давно не в ладах с оппозиционным мейнстримом) вполне ожидаемо вызвало критику со стороны лидеров Партии БНФ и организаций, уже объединившихся в правоцентристскую коалицию. Статкевичу и его соратникам напомнили, что уже давно создан оргкомитет празднования столетия БНР во главе с Радимом Горецким.

«Мы считаем, что абсолютно неправильно пытаться приватизировать эту акцию, как это делает Николай Статкевич»,написал в «Фейсбуке» заместитель председателя Партии БНФ Алексей Янукевич.

В свою очередь председатель входящего в правоцентристскую коалицию движения «За Свободу» Юрий Губаревич раскритиковал предложение Статкевича не за перетягивание одеяла на БНК, а за предложенный формат празднования.

В сообщении Статкевича сказано, что рабочая группа предлагает организовать 25 марта массовое шествие в столице от площади Якуба Коласа к площади Независимости, «но в то же время открыта к обсуждению других вариантов». Статкевич говорит о намерении обратиться в Мингорисполком с заявкой на проведение праздничного шествия.

Между тем закон о массовых мероприятиях не позволяет столичным властям санкционировать такой маршрут по причине близости к административным зданиям и таким режимным объектам, как станции метро. Кроме того, вовсе не факт, что в рабочей группе Статкевича есть хоть один человек, кто мог бы выступить официальным заявителем акции — закон запрещает выступать в этой роли тем, кто привлекался к ответственности за нарушение правил проведения массовых мероприятий.

Губаревич полагает, что наилучшим форматом празднования столетия БНР стал бы заполненный под завязку зал «Минск-Арены» «на концерте наших исполнителей», «а так будет как всегда — кто в лес, кто по дрова, измеряя «успех» количеством людей, поставленных под дубинки».

Таким образом, первоначальное обсуждение формата празднования началось со старого спора белорусской оппозиции — лезть на рожон и будь что будет или действовать по правилам и гарантировать безопасность участников санкционированных мероприятий.

 

Что в арсенале оппозиции работает вообще?

«У нас нет другого механизма давления (на правящий режим. — ред.), кроме массовых уличных акций. Это единственный действенный механизм. Что-то другое в различной степени может действовать по второстепенным вопросам для власти, но только при условии, что сзади маячит возможность и уличных акций», — сказал Статкевич в интервью БелаПАН.

Пожалуй, с этими словами могли бы согласиться и другие оппозиционные лидеры, если бы не безразличие этого политика к тому, будет ли уличная акция в разрешенном или запрещенном формате. Лидерам зарегистрированных партий приходится беспокоиться как о безопасности своих членов, так и о том, чтобы не потерять регистрацию организации.

Статкевич подчеркивает, что для него важно показывать пример уличной борьбы, чтобы разбудить общество: «Мы создаем возможность акций, держим площадку свободы в центре столицы. Потом, когда общество созревает к каким-то действиям, оно начинает использовать эту площадку. Полтора года мы выходили проводить в центре Минска акции. Когда общество созрело, как в феврале прошлого года, даже объяснять не надо было, куда выходить, причем без подачи заявок на проведение акции».

Однако, по сути, единственный пример успешной акции Статкевича в прошлом году — «Марш возмущенных белорусов», собравший 17 февраля в Минске от 2,5 до 3 тысяч участников. Другие акции под эгидой этого политика собирали несравненно меньше участников, и тут вряд ли можно говорить о некоем перспективном планировании или тенденции «созревания общества». Хотя, конечно, капля камень точит.

В противоположность Статкевичу правоцентристская коалиция в 2017 году основной упор сделала на акции протеста в регионах, а не в столице. При этом на санкционированный «Марш нетунеядцев» 15 марта в Минске собрала те же три тысячи участников. И хотя Статкевич критиковал правоцентристов за «распыление сил», похоже, власти пошли на уступки именно из-за волны протестов в регионах.

 

Власть позволит выпустить пар, революции не предвидится

Итак, главным политическим вопросом для оппозиции на ближайшее время вполне очевидно становится не участие в февральских выборах в местные советы (с ними связано мало ожиданий и нет особого энтузиазма), а то, как отметить столетие БНР.

Этот повод — вне повестки дня массовой аудитории, в праздник вряд ли уместны крики «Лукашенко, уходи!», да и ситуация в стране далека от революционной.

Радикализм почти всегда дитя преследования. Еще в ходе волны протестов весны 2017 года президент велел правоохранительным органам действовать точечно против профессиональных революционеров — он их назвал провокаторами и предложил, «как изюм из булки, повыковыривать». При этом Лукашенко заметил, что «людям для выражения своих мнений также должно быть отведено свое место, как в развитых странах Запада», после чего был разработаны поправки (надо сказать, весьма неоднозначные) в закон о массовых мероприятиях.

Похоже, что правящий режим готов предоставить согражданам возможность выпускать пар, но при этом намерен держать ситуацию под контролем. Напротив, у оппозиции сейчас налицо кризис идей, как можно повернуть ситуацию в свою пользу.

На этом фоне проблеском конструктивного подхода выглядит хотя бы то, что удалось «достичь предварительного консенсуса» о совместном праздновании столетия провозглашения БНР.

Как сообщил председатель Партии БНФ Григорий Костусев, 15 января был «утвержден широкий состав оргкомитета, в который вошли представители практически всех оппозиционных политических и общественных организаций». Согласовано намерение провести 25 марта шествие, митинг и концерт.

Однако это в общих чертах. Дьявол же, как известно, кроется в деталях. Поэтому нельзя исключать, что при пошаговой разработке плана празднования достигнутый предварительный консенсус может быть подвергнут очень серьезному испытанию на прочность.

 

  • Такая милая была бнр, провозглашина десятью полупольским полуинтеллигентами в пределах одного квартала, та что на окраинах города, этого никто и не узнал, не говоря о всей стране.
  • А в ЗАО "Власть" разве не так?
  • А в ЗАО "Власть" разве не так?
  • СОБРАЛИСЬ ЗМАГАРЫ решают как пилить Пиндосовские бабки