Кент Харстед: Беларусь хочет, чтобы в ОБСЕ уделяли больше внимания экономике

Спецпредставитель ПА ОБСЕ Кент Харстед в интервью БелаПАН подвел итоги визита в Беларусь и переговоров с руководством страны.

24 января завершился визит в Беларусь спецпредставителя Парламентской ассамблеи ОБСЕ по Восточной Европе Кента Харстеда. Он встретился с президентом страны Александром Лукашенко, председателем Палаты представителей Владимиром Андрейченко, министром иностранных дел Владимиром Макеем, главой Центризбиркома Лидией Ермошиной, представителями оппозиции, гражданского общества и дипломатического корпуса.

В интервью БелаПАН Кент Харстед подвел итоги своего визита.

Кент Харстед на парламентских выборах 2016 года в Беларуси

— У вас было много встреч в Минске. Не могли бы вы кратко рассказать о них?

— У меня были встречи с главой ЦИК Ермошиной, министром иностранных дел Макеем, президентом. Я также провел ознакомительные поездки по их инициативе в Китайско-белорусский индустриальный парк, Парк высоких технологий, Торгово-промышленную палату. У меня также были отдельные встречи с оппозицией и правозащитниками и с дипломатическим корпусом.

Таким образом, это действительно был насыщенный визит. Для меня это важно, поскольку по поручению ПА ОБСЕ я продолжаю следить за ситуацией в Беларуси.

Во время последних двух избирательных кампаний я был в Беларуси в качестве специального координатора миссии краткосрочных наблюдателей ОБСЕ, а затем возглавлял специальную группу по Беларуси. Сейчас я являюсь специальным представителем ОБСЕ по Восточной Европе, которая включает и Беларусь. Поэтому я стараюсь следить за тем, что происходит в стране, пытаюсь увидеть как отрицательные, так и положительные сигналы. И главным для нас является то, что происходит с рекомендациями, которые мы сделали для Беларуси.

Чтобы быть конкретным, могу сказать, что на встречах мы обсуждали отсутствие прогресса в реформировании избирательного законодательства, что, кстати, разочаровывает, проблему смертной казни, другие вопросы.

— Что конкретно вас разочаровало в вопросе реформы избирательного законодательства?

— По итогам предыдущих выборов мы очень четко озвучили, чего мы ожидаем от Беларуси в вопросе совершенствования Избирательного кодекса. Мы видим существующие недостатки. Например, они связаны с невозможностью для оппозиции свободно работать, есть процедурные проблемы, связанные с регистрацией кандидатов, есть проблемы, которые касаются возможности для наблюдателей фактически видеть подсчет голосов на избирательном участке.

Существует длинный список вещей, которые, по нашему мнению, должны быть исправлены в обновленном законе о выборах.

— Распоряжением президента в Беларуси была создана экспертная группа для выработки предложений по совершенствованию избирательного законодательства. Вы видели предложения, которые группа разработала?

— Я лишь слышал о них в заявлениях госпожи Ермошиной в начале прошлого года. Это было хорошим знаком. И хотя эти предложения затрагивали не все области, в которых нам бы хотелось видеть прогресс, но по крайней мере был сигнал, что власти хотят продвигаться в выбранных ими самими областях, что они хотят добиться прогресса по некоторым нашим рекомендациям. Но потом все затихло. Сейчас мы понимаем, что этот процесс завершен.

— Обсуждали ли вы с госпожой Ермошиной, когда рекомендации ОБСЕ могут быть выполнены?

— Они не планируют их выполнять.

— Она объяснила вам почему?

— Да, я получил объяснения. В основном, это было пояснение от президента, что приоритетом является стабильность в стране, и поэтому они не могут двигаться дальше в этом вопросе.

— Я правильно вас поняла, что президент и глава ЦИК оценивают выполнение рекомендаций ОБСЕ по улучшению избирательного законодательства как угрозу стабильности в стране?

— Это то объяснение, которое мы получили: они не будут двигаться дальше, потому что приоритет номер один — это стабильность в стране. И озабоченность внутренними процессами в стране и ее стабильность означает, что они не могут продолжать этот процесс (реформирования избирательного законодательства — БелаПАН).

— Оппозиция подготовила свои предложения по совершенствованию избирательного законодательства. Знакомы ли вы с ними?

— Нет, но мне известно, что некоторые из них были переданы рабочей группе. Должен сказать, что я разочарован ситуацией. Я разочарован тем, что процесс реформирования Избирательного кодекса, которые власти сами же инициировали, сейчас, очевидно, находится в глубокой спячке.

— Сейчас в Беларуси проходит кампания по выборам в местные советы. Вы следите за ней?

— Как вы знаете, мы обычно не проводим наблюдение за местными выборами. Но эту тему я обсуждал и с госпожой Ермошиной, и с оппозицией, и с правозащитниками, и с дипломатическим корпусом, чтобы получить представление о том, как все проходит. В своих ожиданиях мы надеялись на то, что Избирательный кодекс будет изменен, и местные выборы будут проходить уже в новой ситуации. Этого не случилось, и я очень разочарован.

— Как вы оцениваете текущую кампанию?

— От оппозиции и правозащитников мы четко услышали, что они совершенно недовольны ситуацией. Есть трудности с регистрацией, с получением мест в избирательных комиссиях. Где-то есть небольшие улучшения, где-то ухудшения, но в целом мы далеки от хорошей ситуации. И это нас беспокоит.

— После встречи с президентом вы сказали журналистам, что у Беларуси есть хорошие возможности для продвижения своих инициатив. Не могли бы вы уточнить, какие инициативы имели в виду?

— Я говорил о переговорах в Минске и минских соглашениях. Минск позиционирует себя как место для непростых дискуссий по урегулированию конфликтов. В этих рамках, я думаю, у Минска больше возможностей для подобных инициатив.

— А что вы думаете про идею «Хельсинки-2», которую пытается продвигать Минск?

— Я сознательно воздерживаюсь от комментариев по этой теме, потому что это, скорее, тема для обсуждения столицами (стран ОБСЕ. — БелаПАН), а не парламентами. Среди стран-участниц ОБСЕ есть разные мнения по этой теме. Честно говоря, есть разные мнения даже о том, стоит ли начинать такую дискуссию.

— Но лично вы что думаете? Нужен ОБСЕ такой процесс?

— ОБСЕ все время обсуждает новые вызовы, с которыми сталкивается. Но мне кажется, многие страны не хотели бы затрагивать основные принципы ОБСЕ, так как опасаются, что если этот ящик открыть, то мы можем закончить более слабой Организацией. Определенно есть много разных взглядов на данный вопрос.

— Вы упомянули, что посещали Белорусскую торгово-промышленную палату, Парк высоких технологий и «Великий камень». По словам пресс-секретаря МИД Беларуси, программа визита формировалась, исходя из ваших предпочтений.

— На самом деле мы об этом не просили. Это было предложение белорусской стороны. Но я рад, что мы там побывали, потому что эти места на слуху и довольно известны. После их посещения у меня появилось более глубокое понимание того, что здесь происходит, более глубокие знания.

— Что вы имеете в виду?

— Например, происходящее в «Великом камне». Это огромный проект, который соединит многие инициативы, в том числе в соседних странах. И Беларусь в этом участвует. Довольно интересно было посмотреть, как это воплощается здесь. Речь про инфраструктуру, железные дороги, автомагистрали и так далее.

Что касается ПВТ, то здесь Беларусь привлекает многие международные компании. И это впечатляет. В отличие от «Великого камня», который еще только строится, ПВТ уже является процветающим местом. Довольно интересно на это посмотреть.

Визит в БелТПП также был интересен, потому что часть работы ОБСЕ посвящена сближению экономик и решению экономических вопросов. И это та часть работы, которая нередко игнорируется. Думаю, поэтому эти визиты и были включены в нашу программу, потому что Беларуси хочется, чтобы в ОБСЕ уделяли больше внимания экономическому измерению.

— Проблема смертной казни была еще одной темой ваших встреч в Минске. Что именно обсуждалось?

— Мы знаем, какова сейчас ситуация — в камере смертников находятся шесть человек. Мне бы хотелось, чтобы в процесс реформ в стране был включен и вопрос о смертной казни.

— Вы видите признаки того, что в Беларуси могут ввести мораторий?

— Я спрашивал о проблеме смертной казни и о работе группы по этому вопросу в парламенте. Напомнил, что есть другие варианты наказания, кроме смертной казни. У нас есть ожидания, что будет сделано что-то серьезное. Надеюсь, что в конце концов мы откроем для Беларуси двери в Совет Европы, членом которого она пока не является именно из-за применения смертной казни. Беларусь — единственная страна в Европе, где применяется этот вид наказания.

— Как вы оцениваете ситуацию с правами человека в Беларуси?

— Знаете, трудно давать общую оценку, проведя всего два с половиной дня в стране. Но, учитывая общую ситуацию, я считаю важным, чтобы в нашем диалоге (с Беларусью — БелаПАН) эта тема всегда затрагивалась.

Я считаю, что всегда полезно слушать тех людей, которые осуществляют мониторинг ситуации по данной теме, и обсуждать данный вопрос с политиками тоже. Для нас важно получать  информацию из первых рук

— Если позволите, я хотела бы еще вернуться к теме улучшения избирательного законодательства. Если Беларусь не будет выполнять рекомендации ОБСЕ по этому вопросу, что может сделать Организация, чтобы побудить белорусские власти улучшить ситуацию?

— Данная тема станет частью нашего отчета по итогам визита. Отчет будет отправлен всем 56 странам-членам Парламентской ассамблеи ОБСЕ. И эта тема будет обсуждаться, потому что сильно разочаровывает то, что процесс по изменению избирательного законодательства, инициированный самими властями, сейчас затух. Для многих это выглядит плохо и явно не служит интересам Беларуси.

 

 




Оставьте комментарий (0)