Домрачева: это была Олимпиада испытаний, которые мы смогли преодолеть

27 февраля в Минск из Пхенчхана вернулись белорусские биатлонистки — олимпийские чемпионки в эстафете.

Такой богатой на эмоции и перипетии встречи спортсменов в минском аэропорту, какой получилась встреча белорусских биатлонисток (кто забыл — олимпийских чемпионок в эстафете), вернувшихся с Игр в Пхенчхане, на моей памяти не было.

Журналистов собралась тьма (никогда бы не подумал, что у нас в стране столько СМИ). Организаторам встречи даже пришлось разделить журналистов по залам: в первом — снимающие, во втором — пишущие. При этом представители масс-медиа создали для возвращающихся на родину спортсменов своеобразный живой коридор, разместившись по обе стороны залов.

По грянувшему военному оркестру стало понятно, что герои Пхенчхана уже тут. Дальше по шаблону: хлеб-соль, цветы, поздравления от чиновников. Затем биатлонная команда повернулась к одной из стен живого коридора из представителей СМИ (противоположной моей) и дала небольшое интервью.

И вроде как по первоначальному плану биатлонистки должны были перейти и на другой «берег», однако этого не произошло. Олимпийские чемпионки, ведомые чиновниками, двинулись на выход, и вся эта живая река хлынула к дверям.

Надежда Скардино и Дарья Домрачева

Надежда Скардино и Динара Алимбекова

Я оказался рядом с Надеждой Скардино, чуть впереди Дарья Домрачева, а между ними — первый вице-президент НОК Андрей Асташевич. На Надежду и Дарью со всех сторон сыпались новые и новые букеты, Андрей Асташевич всячески пытался уберечь девушек от стремительно сужающегося живого коридора, собой расчищая им путь к выходу.

Остановиться и поговорить со спортсменками было нереально. Вышли из аэропорта. Там такой же живой коридор из болельщиков, а дальше — уже ждет автомобиль. В него нырнули Домрачева и Скардино — за цветами биатлонисток даже не было видно. Машина уехала…

Еще две олимпийские чемпионки — Динара Алимбекова и Ирина Кривко — тоже словно растворились.

Вот это, думаю, поворот. У большинства коллег (кроме тех, кто записал интервью с биатлонистками еще в зале аэропорта), болельщиков, приехавших в надежде на автограф или селфи, настроение не лучше.

С праведным негодованием подхожу к ведущему специалисту отдела информации НОК Римме Милевской, мол, как же так?! Со мной солидарны еще несколько журналистов. Римма начала кому-то звонить, потом куда-то убежала. Мы с коллегами постояли, покурили с горя. А дальше происходит то, чего я никак не ожидал — возвращается Римма и приглашает в соседний зал аэропорта, мол, биатлонистки вернулись для общения со СМИ и болельщиками. Так сказать, пошли на дополнительный круг.

Я не поверил ушам, но это было действительно так! Мчимся в зал…

Главный тренер женской сборной Беларуси Альфред Эдер

— После тренировки тренер подошел ко мне и сказал, что я побегу эстафету. Была рада, что мне доверили третий этап, — рассказывает Динара Алимбекова. — На первом круге с первых же метров включилась в борьбу. Первый и второй круги шла с лидерами, пыталась удержаться, а когда на финишный круг ушла, не знаю, как объяснить, но как будто силы меня покинули, хотя понимала, что надо сражаться до конца. Когда Даша (Домрачева) бежала (заключительный этап), я уже была в финишном городке, одевалась, разминалась, давала интервью. Пыталась не думать, что может быть что-то плохое, да и знала, что Даша сделает всё, как нужно.

Динара Алимбекова

— Статус олимпийской чемпионки добавляет ответственности?

— Ответственности я не чувствую колоссальной. Но я понимаю, что сейчас на меня уже будут смотреть в другом качестве. Я же постараюсь показывать тот результат, на который сейчас способна.

— Вы сказали, что на финишном круге силы покинули, вы когда-нибудь в жизни уставали больше?

— Это была самая тяжелая гонка в карьере. Я финишировала в прямом смысле без сил, упала на снег и думала, что еще нескоро встану.

Динара идет фотографироваться с болельщиками, а мы подходим к Ирине Кривко.

Ирина Кривко

— Биатлон — это моя жизнь, он всё для меня. Я благодарна судьбе, что всё так повернулось, что не свернула с этого пути, когда в меня не верили, когда меня поддерживали лишь считанные люди, и дошла до такого результата. Не скажу, что у меня на Олимпиаде было какое-то излишнее волнение. Это был средний уровень, адекватное волнение, то, что нужно для выступления.

Приближаясь к, пожалуй, самой лучезарной нашей биатлонистке Надежде Скардино, буквально ощущаешь, что ты подпитываешься от нее позитивом, такая она искренняя и улыбчивая:

Надежда Скардино

— Конечно, олимпийское золото придает сил, мотивации. Сейчас я уже не могу на сто процентов сказать, что это будет мой последний сезон (ранее ходили разговоры, что Скардино может завершить карьеру после этого сезона. — авт.). Следующая Олимпиада — она не в планах, но, может быть, сезон-два еще буду выступать… Перед эстафетой на меня напала жуткая бессонница, я уснула только в восемь утра. Мне было очень сложно бежать. Когда Даша закрыла последнюю мишень, я расплакалась, потому что поняла, что мы можем стать олимпийскими чемпионками. Это были неповторимые ощущения.

А где же, собственно, Дарья Домрачева? Обошел весь зал — нет ее. Еще раз обошел — Дарья чудесным образом не появилась. Заглянул за угол, куда ход есть только персоналу — вот она! Дарья сидела и терпеливо подписывала стопку открыток для болельщиков, периодически отрываясь от этого занятия для фото с ними. Завершив с автографами, Домрачева вышла к журналистам.

— Самые прекрасные эмоции в Пхенчхане — это верхние ступеньки пьедестала. Мы, наверное, испытали на этой Олимпиаде всё, что только можно в плане погодных условий: и мороз, и ураганный ветер, дождя разве что не было.

— Как можете охарактеризовать эти Игры?

— Олимпиада испытаний, которые мы смогли преодолеть.

Дарья Домрачева

— Вы теперь самая титулованная биатлонистка (по количеству золотых олимпийских наград). Для вас этот факт что-то значит?

— Я никогда не задумывалась о подобных вещах и количестве наград, звании самой-самой. Для меня было мечтой с детства стать чемпионкой мира и олимпийской чемпионкой, а это, наверное, уже, так сказать, приятные бонусы.

— Вам легче бежать индивидуальные гонки или эстафету?

— В биатлоне вообще нет простых гонок, нельзя сказать, что какая-то легче, а какая-то тяжелее. Но эстафета — командная гонка, тут ответственность не только за себя. Я, отправляясь на четвертый этап и понимая, что девчонки сделали суперработу, была мотивирована и вдохновлена. Но это был и багаж, который я должна была вынести.

— Дарья, это не последний сезон в вашей замечательной карьере?

— Сейчас такие хорошие эмоции… Я бы просто хотела насладиться ими, а о будущем подумать позже…

Что тут скажешь: наши биатлонистки — настоящие чемпионки и люди с большой буквы. Не каждый бы после столь длительного перелета (когда так хочется поскорее попасть домой) вернулся бы в аэропорт, чтобы пообщаться с журналистами и болельщиками. Девушки — вы просто чудо!

 

 

Фото Сергея Балая, видео Сергея Сацюка

 




Оставьте комментарий (0)