В Беларуси казнили убийцу собственных детей

Он не обжаловал вынесенный ему смертный приговор в Верховном суде.

В Беларуси приведен в исполнение смертный приговор жителю Мозыря Кириллу Казачеку.

Кирилл Казачек на суде

Информацию о смертной казни координатор кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси» Андрей Полуда получил от матери Кирилла Казачека, сообщает spring96.

По предварительной информации, Казачек был расстрелян еще в конце октября 2017 года.

Как сообщалось, 39-летний житель Мозыря Кирилл Казачек был приговорен к исключительной мере наказания Гомельским областным судом 28 декабря 2016 года. Он признан виновным в убийстве собственных детей — 9-летней Киры и 17-летнего Влада.

Трагедия произошла 31 января 2016 года. После убийства Кирилл Казачек приехал на съемную квартиру супруги, где она жила со старшим сыном и сожителем, и рассказал ей о содеянном. Позвонил в милицию и спрыгнул с балкона четвертого этажа, но остался жив. Долгое время обвиняемый провел в больнице — у него были повреждения позвоночника и ног. Концентрация спирта в крови у мужчины в тот вечер составила 2,36 промилле. Согласно данным экспертизы, обвиняемый в момент преступления мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими.

По данным следствия, житель Мозыря совершил преступление из чувства мести своей супруге, вызванного ее намерением расторгнуть с ним повторный брак (ранее они уже разводились, а затем повторно заключили брак) и жить раздельно. В октябре 2015 года женщина подала документы на развод, на момент совершения преступления супруги находились в бракоразводном процессе.

Мать обвиняемого после вынесения приговора назвала приговор несправедливым, заявив журналистам, что сына «заставили, довели до такой степени». Она негативно высказалась в адрес бывшей невестки, отметив, что она «чего хотела, того добилась». Однако сам Казачек отказался обжаловать решение областного суда в Верховном суде.

Международная правозащитная организация Amnesty Intrnational выступила в защиту Кирилла Казачка и распространила срочное обращение к Александру Лукашенко с призывом остановить смертную казнь в Беларуси.

Минувшей осенью Витебский областной суд вынес очередной смертный приговор. Об этом правозащитникам стало известно в январе этого года. 31 января на пресс-конференции в Минске эту информацию подтвердил зампредседателя Верховного суда Валерий Калинкович. Он сообщил, что 22 сентября Витебский областной суд приговорил к высшей мере наказания Виктора Лётова, 1987 года рождения.

В 2017 году к смертной казни в Беларуси были приговорены пять человек, к пожизненному заключению — трое. Два смертных приговора приведены в исполнение. По данным правозащитников, сейчас в камере смертников также находятся: неоднократно судимый житель Наровли Александр Михаленя, совершивший в марте 2016 года убийство соседей-пенсионеров; могилевчане Игорь Гершанков и Семен Бережной, фигуранты громкого дела «черных риелторов». Кроме того, 20 января признанные виновными в убийстве в декабре 2015 года трех человек Александр Жильников и Вячеслав Сухарко были также приговорены к смертной казни.

Беларусь остается единственной европейской страной, применяющей смертную казнь. За последние 20 лет в стране было расстреляно более 400 приговоренных к высшей мере наказания. Лишь один из приговоренных помилован президентом.

9 февраля в интервью газете «Советская Белоруссия» председатель Верховного суда Валентин Сукало заявил: до тех пор, пока смертная казнь остается в национальном законодательстве, судьи обязаны ее применять. «Верховный суд даже предлагает судьям воздерживаться от участия в дискуссиях на эту тему. Потому что если судья начнет сомневаться, нужно ли ему следовать законодательству, то ничего хорошего из этого не выйдет. Мы применители закона и не можем позволить себе усомниться в нем. Иначе перестанем выполнять свои обязанности», — сказал Сукало.




Оставьте комментарий (0)
  • Дэбільныя "еўрапейскія каштоўнасці". Адстойваюць яны права забойцы на забойства. Чамусьці толькі забылі пра права дзяцей на жыццё. Уся гэтая "высокая філасофія", "давайце будзем гуманнымі", працуе толькі да моманту, пакуль смерць ад лап вылюдка не спасцігла асабіста ТВАІХ дзяцей, або яшчэ кагосьці са сваякоў ці сяброў. Што б яны тады запелі, "праваабаронцы" нікчэмныя?
  • Дэбільныя "еўрапейскія каштоўнасці". Адстойваюць яны права забойцы на забойства. Чамусьці толькі забылі пра права дзяцей на жыццё. Уся гэтая "высокая філасофія", "давайце будзем гуманнымі", працуе толькі да моманту, пакуль смерць ад лап вылюдка не спасцігла асабіста ТВАІХ дзяцей, або яшчэ кагосьці са сваякоў ці сяброў. Што б яны тады запелі, "праваабаронцы" нікчэмныя?