Telegram в Беларуси еще не блокируют, но интернет тоже зажмут

Куда так гонят лошадей депутаты? Неужели и впрямь скоро референдум?

Более неудачного момента, чтобы принять в первом чтении поправки в закон о СМИ, белорусские депутаты придумать не могли. Мир как раз наблюдает за глупой, дуболомной атакой российских властей на популярный мессенджер Telegram, которая превратилась в ковровую бомбардировку рунета (и даже белорусов зацепила).

У нас пока до такого не дошло, но, возможно, все впереди. Новая редакция закона о СМИ дает возможность блокировать даже социальные сети. И что бы ни говорили чиновники о желании оградить детей от растления и суицидов (помните речь Остапа Бендера при создании «Союза меча и орала»?), ежу понятно, что поправки — глубоко политические.

Если без обиняков, то все просто: авторитарный режим разбирается с пока слабо подконтрольным ему островком сетевой вольницы. Любая свобода — это в понимании белорусских властей некий непорядок, источник угрозы. Людей, для которых философия жизни и построения общества — это жесточайший спрос, любая свобода априори нервирует.

Теперь сетевой свободы у белорусов станет еще меньше.

 

Власти затачивают политический инструментарий

Особенно нежелателен для властей очаг потенциальной крамолы, бунтарских настроений в преддверии важных политических кампаний. А тут скоро парламентские, президентские выборы. И только ленивый аналитик не потоптался по теме вероятного референдума с вопросом об увеличении срока президентских полномочий с пяти до семи лет.

Во всяком случае, показательно, что на недавней встрече с представителями государственных СМИ Александр Лукашенко лично вступился за жестоко критикуемый прогрессивной публикой законопроект: мол, он должен «защитить наших людей от потока непроверенной, ложной, деструктивной информации».

Все вроде благородно, вот только борьба с непроверенной, ложной, деструктивной информацией у нас очень уж выборочная. Фактически это игра в одни ворота — против тех, кого режим считает политическими противниками.

Негосударственное издание могут взять на цугундер за мелочь, условно говоря — не там поставленную запятую. Однако наивно требовать от властей идентификации тех анонимов из госСМИ, которые обливали грязью, изображали страшными злодеями фигурантов прошлогоднего дела «Белого легиона». Между тем это грубо сфабрикованное, насквозь политическое дело рассыпалось, взятых ни за что людей тихо выпустили. Но авторам пасквилей все сошло с рук.

Зато в последние месяцы были заблокированы «Белорусский партизан» и «Хартия’97» — ресурсы, которые давно в печенках у высокого начальства за жестокую критику режима и, да, беспощадные комментарии. Показательно, что когда «Белорусский партизан» отказался от комментов, то легко смог вернуться в байнет, и даже в национальной доменной зоне.

Но не факт, что другим так повезет после блокировки, потому что новый закон о СМИ не предусматривает ее обжалования в суде. Мининформ здесь и прокурор, и судья. Это что, правовое государство?

 

Маски-шоу: чьи уши торчат?

Одно из наиболее возмутивших интернет-сообщество новшеств — обязательная идентификация комментаторов на веб-ресурсах. Чиновники твердят, что на многих сайтах и сейчас есть подобное. Но одно дело — войти через соцсеть (в которой ты тоже можешь быть под ником) и совсем другое — когда тебя априори берут под колпак как физическое лицо.

В принципе, конечно, и сейчас никакой анонимности в интернете нет. Есть масса случаев, когда милиция в два счета находила «зашифрованных» юзеров, занимавшихся грязными делишками. И сейчас ничто не мешает некоему обиженному деятелю написать заявление: меня оскорбили, нанесли ущерб деловой репутации, прошу принять меры. Но это же хлопотно.

Власти пошли по более удобному для них пути — решили подвесить над головами владельцев интернет-ресурсов дамоклов меч суровой ответственности за комменты. Плюс хомут в виде обязанности априори идентифицировать их авторов.

Во-первых, это унизительно. Как шутят в соцсетях, скоро хлеба не купишь без идентификации. Если без шуток, то это еще одна стадия развития полицейского государства. Большой Брат все наглее залезает в нашу жизнь, обставляет нас красными флажками.

Во-вторых, для многих комментаторов дело даже не в боязни: проходить процедуру идентификации (ее еще придумают, пока говорят, что как вариант — через эсэмэски) будет просто в лом. Они уйдут на российские сайты и сервисы, в соцсети.

«Если те участники, которые априори не будут соблюдать законодательство, будут уходить в какое-то другое пространство, недоступное нашим потребителям, то я не вижу в этом ничего страшного», — приводит БелТА сегодняшние слова министра информации Алеся Карлюкевича.

Ну да, ведь трафик потеряют прежде всего независимые ресурсы, на государственных сайтах комментаторов и так негусто (если вообще дают комментировать). А власти как раз и озабочены тем, как бы сократить в байнете отставание госСМИ от независимых веб-изданий.

Так что здесь можно говорить и о моменте недобросовестной конкуренции. Другое дело, что все равно государственным веб-изданиям будет трудно тягаться с независимыми — те реагируют быстрее и острее, их посещаемость резко взлетает в моменты кризисов, ЧП, когда казенная пропагандистская пирамида ждет отмашки, о чем говорить, а о чем нет. И если говорить, то как. И что недоговаривать, и кого винить. Ну а кого хвалить — и так знают.

 

С БАЖем играют для блезира

Власти учли опыт конца 2014 года, когда предыдущая порция поправок в закон о СМИ (уже давшая Мининформу драконовские полномочия в Сети, право блокировать сайты) была протянута тихой сапой.

Теперь же нормализация с Европой и все такое. Нужно демонстрировать некое подобие диалога внутри страны. Потому проект из парламентской комиссии сбросили Белорусской ассоциации журналистов. Но совсем незадолго до внесения на сессию.

БАЖ и другие игроки, правда, подсуетились, оперативно подготовили свои замечания, призванные хотя бы смягчить новую редакцию закона. Предлагалось не гнать лошадей, а спокойно доработать документ.

При этом БАЖ рекомендовал «провести общую экспертизу и общественное обсуждение предлагаемых и существующих оснований для привлечения средств массовой информации к ответственности на предмет соразмерности вводимых и действующих ограничений свободы массовой информации Конституции и международным обязательствам Республики Беларусь».

Это был тактичный намек на чрезмерную суровость и недемократизм подготовленного властями проекта, его диссонанс с европейскими ценностями и даже отечественным Основным законом.

Но сегодня уже понятно, что по большому счету пролетают как фанера над Парижем со своими предложениями и БАЖ, и депутат Анна Канопацкая.

Об этом косвенно говорит и тональность прозвучавших в Палате представителей 19 апреля заявлений министра Карлюкевича. Он сообщил, что в варианте, который принят в первом чтении, предложения БАЖ не учтены.

Министр, правда, не исключает, что «в отношении некоторых позиций предложения будут учтены». Но в целом «пока мы находимся на том этапе, что подтверждаем свои убеждения в том формате законопроекта, в котором я доложил сегодня в парламенте», подчеркнул Карлюкевич.

Добавим, что после первого чтения даже чисто процедурно концептуальные коррективы вносить не принято. Ну разве что для блезира пару запятых переставят.

Главное же — для демократизации законодательства о СМИ нет того, что принято пафосно называть политической волей. Проще говоря, наверху думают: ага, сейчас разгонимся давать вам больше свободы и прав перемывать нам косточки!




Оставьте комментарий (0)
  • В целом, ситуация по РБ на текущий момент достаточно ясна. Другой вопрос, как верхи попытаются свои наполеоновские замыслы претворять в жизнь, и носом куда жизнь за это их ткнёт. Гладко было на бумаге (с).