Валерий Бондаренко. ИНТЕГРАЦИЯ. «Прорывные» решения и системная работа

Валерий БОНДАРЕНКО

Валерий БОНДАРЕНКО

Выпускник Московского государственного университета им. Ломоносова, аспирант, докторант. Кандидат географических наук (экономическая, социальная, политическая география). В начале 90-х гг. — сотрудник Администрации президента Российской Федерации. В конце 90-х — начальник управления экономики и рыночных отношений Гомельского горисполкома. В настоящее время — доцент одного из вузов. Председатель правления ОО «Регион» (Гомель).

На заседании Высшего Евразийского экономического совета в Сочи в мае, как и на предыдущих заседаниях, отмечены важное значение евразийской интеграции и ее заметные успехи. В целом саммит прошел без «прорывных» решений, о желательности которых немало говорится на различных уровнях. Наблюдателям в большей степени запомнились критические замечания участников, тем более что многие из этих замечаний повторяются, увы, уже несколько лет…

И в этой связи возникают естественные вопросы: а возможны ли в евразийской интеграции так называемые «прорывные» решения и проекты? Возможно, нужна «просто» настойчивая системная работа грамотных и мотивированных специалистов? Почему евразийская интеграция продвигается во многом ситуативно, исходя из тактических задач и возможностей? Наконец, какова возможная роль гражданского общества в непростых процессах евразийской интеграции?

Основные критические замечания о состоянии дел в ЕАЭС озвучены, по традиции, лидером Беларуси Александром Лукашенко: «…эффективность проводимых мероприятий все еще желает быть лучшей…», «в торговлю регулярно вмешивается политика…».

Эти оценки поддержали, в разной степени, практически все участники. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, богатый на различные инициативы, предложил сформировать специальную межправительственную рабочую группу «для выработки комплекса мер по анализу выполнения решений и продвижению экономик ЕАЭС с учетом современных непростых геоэкономических условий».

Были озвучены также другие предложения, что можно считать довольно серьезным отличием от предыдущих заседаний саммита ЕАЭС.

Основной причиной «низкой эффективности» интеграции называют, обычно, мировой экономический кризис и другие объективные обстоятельства. Так ли это?

Мировой и/или региональный экономический кризис. Два крупнейших участника ЕАЭС — Россия и Казахстан — столкнулись с падением цен на основные статьи своего экспорта: на сырье и энергоресурсы. В результате экономические проблемы России — экономического локомотива интеграции — отразились на всем евразийском пространстве. К этому добавились западные санкции, которые тоже не улучшают мировую конъюнктуру.

Действительно, кризисное состояние любой национальной экономики заставляет правительство этой страны прежде всего уделять пристальное внимание своей собственной экономике и социальной сфере. Это снижает мотивацию к участию в интеграционных проектах, тем более что в ЕАЭС их практически нет.

Разумеется, кризисное состояние экономики существенно ограничивает спрос России и Казахстана на товары традиционного импорта из других стран ЕАЭС, их финансовые возможности реализации крупных проектов, привлекающих бизнес и трудовые ресурсы других стран-членов ЕАЭС.

Мировой кризис, конечно, объясняет многие проблемы ЕАЭС — и не только ЕАЭС, но следует помнить, что идеи интеграции существуют уже около двух десятков лет и охватывают они вполне благополучные «тучные» годы. Другими словами, это обстоятельство — кризис — лишь отчасти объясняет существующие проблемы ЕАЭС.

Но, допустим, мировая конъюнктура «вдруг» резко улучшилась — например, существенно повысились нефтяные цены, как это случилось недавно. Изменит ли это ситуацию на евразийском пространстве и приведет ли это к появлению долгожданных «прорывных» идей и проектов?

Скорее — нет, не изменит : платежеспособный спрос, конечно, вырастет в некоторой степени, но для «прорывных решений» важна не только мировая конъюнктура, но и национальная экономическая политика, и прежде всего, валютно-финансовая ее составляющая.

Например, Михаил Делягин, традиционный критик либерального экономического курса российского правительства, приводит в «Московском комсомольце» такие цифры.

Сверхдоходы бюджета РФ за январь-апрель — более 560 млрд российских рублей. Неиспользуемые остатки средств на счетах федерального бюджета выросли за апрель на 284,4 млрд рублей — до 7,45 трлн рублей. Это почти половина годовых доходов федерального бюджета. При этом дополнительные доходы бюджета замораживаются в бюджете в строгом соответствии с представлениями либерального правительства. Сложились эти представления еще в сравнительно благополучных 2010-11 гг.

Другими словами, даже маловероятное существенное улучшение мировой экономической конъюнктуры само себе не принесет нам «прорывных» проектов и решений. Увы, чудес не бывает, и придется рассчитывать на кропотливую системную работу, на разработку и принятие «пакетных» мер.

Еще одна очень серьезная объективная проблема — весьма различный уровень экономического и технологического развития стран-участниц евразийской интеграции. Значение этого фактора экономической интеграции, пожалуй, в наибольшей степени теоретически изучено и описано в специальной экономической литературе и в учебниках для высшей школы по специальности «мировая экономика и международные экономические отношения». И вполне очевидно, что в этой сфере также невозможны «прорывные» решения, но необходима кропотливая грамотная работа…

Не вдаваясь в теоретические сложности, можно так пояснить эту проблему интеграции: высокотехнологичные отрасли и производства по своей природе предполагают очень высокую потребность в кооперации с другими отраслями и производствами аналогичного уровня.

Например, такие отрасли как автомобильная промышленность, авиастроение по своей сущности нуждаются в огромном количестве комплектующих, что предполагает высочайшую степень кооперации. С другой стороны, низко технологичные производства и отрасли просто не нуждаются в интенсивных кооперационных связях — например, добывающие отрасли или сельское хозяйство. Для них достаточно простого товарообмена и, желательно, «хороших» стабильных цен на традиционных рынках.

Именно это объективное препятствие экономической интеграции руководство СССР долгие годы стремилось преодолеть в ходе индустриализации: разрабатывались государственные планы «комплексного социально-экономического развития» страны, предусматривая «ускоренное развитие» национальных окраин, Сибири и Дальнего Востока.

В Евросоюзе для решения этой проблемы — неравенства уровней развития стран и регионов — существует т.н. Фонд регионального развития: он аккумулирует и перераспределяет огромные средства.

В ЕАЭС таких фондов «регионального развития» нет и не предвидится, но проблема таки есть. Как ее решать? Положиться на «невидимую руку рынка»? В целом пока так и происходит, как ни смешно это выглядит.

Сегодня некоторое решение такого рода проблем интеграции стран с различным уровнем развития реально возможно только посредством их участия в неких общих широкомасштабных проектах — наподобие китайского проекта воссоздания Великого шелкового пути «Один пояс — один путь»: этот глобальный проект призван вовлечь в хозяйственное развитие огромную территорию евразийского пространства. Само по себе такое участие не ведет к выравниванию уровней технологического развития, но способствует развитию реальных кооперационных связей, что весьма важно.

Есть ли такие проекты на территории Беларуси? Да, есть, но их пока не много или, точнее, они не известны.

Так, недавно Беларусь начала работы по строительству «Льняного пути» — автомагистрали Минск — Полоцк. Ее продление через Ленинградскую область до Санкт-Петербурга позволило бы создать новые перспективы расширения сотрудничества с российскими регионами. Это, конечно, шаг в правильном направлении.

Уместно вспомнить, что два-три года назад одна известная международная НКО инициировала в Беларуси серию исследований по анализу активности граждан в местных сообществах. Были получены довольно любопытные результаты, в том числе идеи региональных проектов.

В частности, весьма интересной и реальной представляется идея возродить или создать логистический центр на базе бывшего военного аэродрома в поселке Зябровка под Гомелем. Эта идея может оказаться весьма конструктивной в контексте китайского проекта «Один пояс — один путь». Уверен, что белорусские НГО могли бы назвать немало других идей такого рода, но пока их продвижение трудно назвать активным, а спрос на них практически отсутствует.

Невысока роль малого и среднего бизнеса (МСБ) в евразийских странах и явно приоритетное значение крупнейшего бизнеса в работе национальных правительств.

Сам по себе МСБ не предъявляет спрос на активную международную интеграцию: он заинтересован, скорее, в росте платежеспособного спроса населения и в расширении потребительских рынка. Но роль МСБ в интеграционных процессах объективно весьма велика, что показывает опыт Евросоюза: МСБ — это та рыночная среда, которая отличается высокой мотивацией и способностью мобильно перестраиваться.

Также очень важно, что в этой среде функционирует немало бизнес-ассоциаций, союзов и других структур, которые способны к генерации новых проектов, и даже — о, чудо! — к определенному их самофинансированию.

Возможны ли в этой среде «прорывные» идеи для евразийской интеграции? Возьму на себя смелость утверждать, что такие идеи уже есть, но они не доведены до уровня проектов и в контексте евразийской интеграции они пока мало известны и практически не востребованы .

Еще одна проблема, скорее субъективная, но, похоже, самая серьезная — пассивность наднациональной бюрократии ЕАЭС и аналогичных национальных структур. В условиях кризиса и растущих, в ущерб интеграции, национальных приоритетов чиновники ЕАЭС часто просто уходят от решения насущных задач, стремятся избежать конфликтов и предпочитают передавать насущные решения на политический уровень.

Увы, за примерами далеко ходить не надо. Например, в российско-белорусских торговых отношениях уже немало лет повторяются как бы «торговые войны»: российские контролирующие органы эпизодически предъявляют требования к качеству или к происхождению белорусских товаров, а белорусские производители или экспортеры спорной продукции утверждают, что они сталкиваются с «недобросовестной конкуренцией» с российской стороны.

Возможно, случаи «недобросовестной конкуренции» таки имеют место быть, но это тем более подчеркивает необходимость создания современной цивилизованной, ясной и прозрачной системы контроля, предъявления претензий и их недопущения.

И, наконец, заканчивая список проблем, можно перейти к позитиву. На прошедшем саммите ЕАЭС таки достигнута договоренность о принципиальном решении традиционной проблемы «торговых войн»: как упомянуто выше, озвучено предложении сформировать специальную межправительственную рабочую группу «для выработки комплекса мер по анализу выполнения решений и продвижению экономик ЕАЭС с учетом современных непростых геоэкономических условий».

Как отметил Александр Лукашенко: «Единственный положительный момент — это то, что мы наконец вместе задумались над созданием перспективных механизмов не только урегулирования споров, но и их предотвращения».

Таковое решение вполне можно считать «прорывным», если бы не обоснованный скепсис — или весьма и весьма сдержанный оптимизм — относительно судьбы самых толковых идей на Евразийском пространстве.

Также сдержанный оптимизм вызывает сравнительно новая инициатива о промышленной кооперации: необходимые документы для этого уже созданы.

Речь идет об Основных направлениях промышленного сотрудничества (ОНПС) в рамках ЕАЭС. Это первый подобный документ, разработанный в рамках интеграционных объединений на постсоветском пространстве и направленный на то, чтобы, наконец, перевести разговоры о согласованной промышленной политике стран ЕАЭС и создании конкурентоспособных производств на основе кооперации в практическую плоскость.

Уместно отметить, что ведущую роль в разработке этого непростого документа сыграл Сергей Сидорский, хорошо известный в Беларуси. Очевидно, что субъектность ЕАЭС в мировой экономике будет определяться масштабными проектами и эффективностью их реализации. Но для этого нужна системная грамотная работа и активное участие гражданского общества наших стран, о чем также говорилось на саммите.

Так, созрела практическая необходимость придать ясный и определенный «интеграционный импульс» гражданскому обществу Беларуси, России и других стран ЕАЭС.

Таким импульсом мог бы стать хорошо организованный и подготовленный Форум гражданского общества ЕАЭС. Давно пора обозначить основные задачи, проблемы и направления интеграции в различных отраслях и сферах, возможно — создать соответствующие рабочие группы. Приходится констатировать, что информационное, аналитическое и методическое обеспечение задач и решений в сфере евразийской интеграции, увы, находится пока на явно не удовлетворительном уровне, особенно если сравнивать с информационным обеспечением Евросоюза. Эту проблему также мог бы решить названный форум — или приступить к ее решению.

Очевидно, что только системная и кропотливая работа грамотных и хорошо мотивированных специалистов может обеспечить устойчивое развитие евразийской экономической интеграции. И только такая работа может обеспечить эффективность нашего союза — даже без столь желанных, но маловероятных «прорывов» и других «подарков судьбы».

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».




Оставьте комментарий (0)
  • Ьеларусь не в состоянии насытить внутрнний рынок нормальными товарами ,учитывая формулу- Цена -Качество. На внешних рынках РБ может только депенговать-.Какая конкуренция?
  • Меньше прорывных технологий ,а побольше развивать мелкий бизнес и упростить налоглвое законадательство до предела всвязи с этим с опорой на местное самоупрвление и создание гражданского общества . Вот и вся прорывная технология для всех стран ЕАЭС.
  • Ьеларусь не в состоянии насытить внутрнний рынок нормальными товарами ,учитывая формулу- Цена -Качество. На внешних рынках РБ может только депенговать-.Какая конкуренция?
  • Ьеларусь не в состоянии насытить внутрнний рынок нормальными товарами ,учитывая формулу- Цена -Качество. На внешних рынках РБ может только депенговать-.Какая конкуренция?
  • ЕАЭС по сути своей организация для дальнейшего развода с Россией.Так же структура для пристройки политических пенсионеров ,типа Сидорского к пайку.Беларусии такие пустышки нужны,только для того что бы в очередной раз попытаться половить черную кошку в черной комнате.Все эти новые СССР без Украины ,просто нелепы,собственно как и нелепо ,писать об этом феноменальном сборище хрустальных сосудоносцев .