Какая судьба уготована новому правительству

Совмину придется заниматься антикризисным менеджментом.

Новый состав Совета министров на этой неделе приступил к исполнению обязанностей. Это уже восьмое правительство, назначенное президентом. Люди, пришедшие в Совмин, прекрасно понимают застарелые проблемы белорусской экономики. Интрига заключается в том, что они с ними смогут сделать.

Сергей Румас. Фото с сайта правительства Беларуси

 

Как уходили белорусские премьеры

Правительства в Беларуси довольно часто меняются. За четверть века только команде премьер-министра Сергея Сидорского удалось задержаться в Доме правительства более пяти лет. Возможно, это закономерно.

В 2003-2010 годы, когда Совмином руководил Сидорский, на валютном рынке и в целом в экономике наблюдалась относительная стабильность. Значительные энергетические субсидии от России, которые тогда получала Беларусь, позволяли правительству выполнять «напряженные» поручения президента и обеспечивать высокие темпы экономического роста.

Впрочем, срок пребывания чиновников в Доме правительства зависел не только от объективных экономических, но и от субъективных факторов. Первые три премьер-министра Беларуси, назначенные президентом, покидали Совмин по собственному желанию.

Михаил Чигирь оставил должность премьер-министра 18 ноября 1996 года, выступив против конституционного референдума. Его преемники Сергей Линг и Владимир Ермошин также ушли из Совмина по собственному желанию.

Держаться за премьерское кресло ни первый, ни второй не собирались. «Ничто не вечно под Луной», — образно выражался Линг в беседе с автором этих строк в 2002 году, будучи в Нью-Йорке постпредом Беларуси при ООН. «Это были годы напряженной работы, но мы решили самую простую задачу — выстоять», — вспоминал Линг о лихих 1990-х и своем премьерстве.

Миссия Ермошина заключалась, главным образом, в том, чтобы выйти на единый валютный курс и довести среднюю зарплату до 100 долларов. Со своими задачами на посту премьера Ермошин справился, поэтому после президентских выборов 2001 года решил уйти с госслужбы.

После Ермошина правительство возглавлял Новицкий, он проработал премьером до июля 2003 года и покидал Совмин со скандалом. Несвоевременные расчеты с сельхозорганизациями за реализованную продукцию вызвали гнев у президента и «за издевательство над крестьянами» правительство Новицкого было публично отправлено в отставку.

Премьер-министру Сергею Сидорскому, который возглавил правительство после Новицкого и проработал в Совмине до 2010 года, удалось уйти тихо, без скандала. Сложив после выборов 2010 года полномочия премьера, Сидорский вскоре перебрался в Москву на высокую должность в Евразийскую экономическую комиссию.

Его преемнику, Михаилу Мясниковичу, несмотря на валютные кризисы, также удалось уйти из Совмина без публичного скандала. А вот премьер-министр Андрей Кобяков повторил судьбу Новицкого и после публичного разноса со стороны президента за невыполнение поручений по развитию Оршанского района бесславно покинул Совмин.

Таким образом, история Беларуси говорит о том, что смена правительства в стране происходит по трем сценариям. Первый — когда премьер-министр пишет заявление об уходе по собственному желанию, второй — тихий сценарий, когда руководство Совмина уходит без публичного шума. Однако не исключен и третий путь смены Совмина — со скандалом, публичным унижением высших должностных лиц.

 

Антикризисный менеджер

Перспективы нового руководства Совмина эксперты оценивают по-разному. «Всегда хотелось бы надеяться на лучшее», — говорит почетный председатель Бизнес союза предпринимателей и нанимателей имени Кунявского Георгий Бадей.

При этом он не придает большого значения изменению состава правительства. «В Беларуси не правительство определяет экономическую политику, она определяется, прежде всего, президентом. Правительство выступает исполнителем», — отмечает Бадей.

Вероятность, что новое правительство будет проводить принципиально новую экономическую политику, эксперты оценивают как практически нулевую.

«Структура экономики Беларуси больших изменений после распада Советского Союза не претерпела и ожидать, что новое правительство будет стремиться менять эту матрицу, нет никаких оснований», — убежден председатель наблюдательного совета Исследовательского центра ИПМ Игорь Пелипась.

При этом экономист считает, что новое руководство Совмина сохранит курс ушедшего правительства на обеспечение финансовой стабильности. «Правительство будет стремится повысить эффективность той экономической модели, которая существует, и сохранить при этом финансовую стабильность», — предполагает Игорь Пелипась.

В свою очередь, научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Олег Мазоль считает, что новое руководство правительства назначено неслучайно.

«Нужен антикризисный управляющий. У нового главы правительства есть положительный опыт вывода деревообработки из кризисного состояния и, наверное, было принято решение перенести этот положительный опыт в целом на экономику», —  предполагает Олег Мазоль.

Экономист, в частности, ожидает, что впредь госпредприятия будут получать поддержку от государства только под реально работающие бизнес-планы, поскольку лишних денег в казне нет.

«Госпредприятиям, скорее всего, будут выделять финансирование на тех же условиях, что и частным компаниям. Только в этом случае можно рассчитывать на повышение эффективности госсектора и экономики в целом», — считает Олег Мазоль.

Новый глава белорусского правительства Сергей Румас, возглавляя Банк развития, придерживался рыночного подхода. Его настораживали инвестпроекты, подготовленные чиновниками совместно с директорами предприятий. Кредитовал Банк развития проекты, которые являлись окупаемыми. Вероятно, именно благодаря этому Румасу удалось сделать Банк развития одним из самых прибыльных в стране.

Когда президент поручил банку в 2016 году поднимать с колен деревообрабатывающие предприятия, многим казалось, что это невозможно. Рентабельность, с которой работали предприятия отрасли, тогда составляла минус 18%. За два года ситуация кардинально поменялась — деревообработка под руководством Банка развития в этом году вышла на положительную рентабельность.

Так что Румас оказался довольно успешным менеджером, и, наверное, именно поэтому он стал премьер-министром.

В сегодняшней Беларуси полно предприятий, которые находятся в той же ситуации, что и деревообрабатывающие комбинаты два года назад, то есть закредитованы и не могут самостоятельно платить по долгам. По данным Нацбанка, доля всех обязательств госпредприятий, «которые с высокой степенью вероятности не смогут рассчитываться по ним самостоятельно», составляет 14% к ВВП. Учитывая такой масштаб проблем, стране непременно нужен антикризисный менеджер, и не один.