Трансгенная продукция попадает в Беларусь чаще всего из Китая и России

Чаще всего продукция, в которой обнаруживают следы трансгенных организмов, поступает в Беларусь из Китая и России.

Об этом заявила на пресс-конференции 3 сентября в Минске начальник Республиканского контрольно-испытательного комплекса по качеству и безопасности продуктов питания Научно-практического центра по продовольствию Национальной академии наук (НАН) Ирина Почицкая.

Фото pixabay.com

По словам специалиста, лишь единичные виды продукции, поступающей на рынок, должны обязательно маркироваться предупреждением о содержании генетически модифицированных организмов.

Ирина Почицкая отметила, что в стране не запрещена продажа продуктов питания с содержанием ГМО, однако они должны иметь соответствующую маркировку.

«Маркироваться должны те продукты, в которых обнаружено содержание более 0,9% генетически модифицированных организмов. Если менее, то это считается какими-то неустранимыми примесями либо погрешностью опыта», — сказала ученый.

Обязательной проверке на наличие ГМО в Беларуси подвергается ряд импортируемых продуктов, в числе которых исходный продукт и производные сои — соевые бобы, изоляты, мука, а также, например, кукуруза и чипсы.

«С 2008 года в нашем центре проводится постоянный контроль на содержание ГМО самых различных продуктов — детского питания, мясной, молочной, пищеконцентратной и кондитерской продукции, — сказала Почицкая. — Ежегодно испытания проходят около тысячи образцов. Постоянный мониторинг показал, что превышение установленной нормы 0,9%, бывает только в единичных случаях. В основном это те продукты, которые содержат сою, кукурузу либо продукты их переработки. <…> Это могут быть какие-то рыбные палочки, бургеры, словом, готовые продукты».

 

На белорусских полях не выращиваются трансгенные растения

В Беларуси разрешено использование генетически модифицированных растений на полях, но в сельскохозяйственном производстве они не применяются и не выращиваются, заявил главный ученый секретарь Национальной академии наук (НАН) Александр Кильчевский.

По словам ученого, это связано с тем, что трансгенные виды растений должны проходить сложную процедуру контроля. Она начинается с получения разрешения от Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды и заканчивается неоднократными испытаниями на полигоне, анализом различных рисков и медицинской оценкой.

«Таким образом, прежде чем трансгенное растение попадет на белорусское поле, оно должно пройти тернистый путь. Но таких сейчас нет», — подчеркнул Кильчевский.

Вместе с тем представитель НАН отметил, что научные организации и университеты страны проводят исследования на тему создания генетически модифицированных видов. В основном они пытаются изменить «устойчивость сортов к насекомым, болезням, стрессам из-за засухи или холода», а также качество, в частности, повысить содержание белков, жиров или других компонентов.

«Первым объектом, который представлял для нас интерес, был картофель, в частности, придание ему устойчивости к колорадскому жуку и другим насекомым, — сказал Кильчевский. — Есть целое направление по созданию трансгенных BT-растений (со встроенными генами почвенных бактерий Bacillus thuringiensis. — БелаПАН), чей геном подавляет развитие насекомых. Мы получили такие растения и испытали их на полигоне. К сожалению, это не тот готовый сорт, который можно сразу передавать в госкомиссию и сравнивать его с конкурентами. Это исходный материал, который может применяться для дальнейшей работы».

«Проводилась работа с рапсом по устойчивости к гербицидам, растение испытывали на полигоне. Центральный ботанический сад изучал возможность создания трансгенных клевера и клюквы», — сообщил Кильчевский.

По словам ученого, одна из основных проблем в создании трансгенных растений заключается в том, что в процессе размножения они могут утрачивать способность к экспрессии привнесенного гена.

 

Чаще других выращивают трансгенную сою

Александр Кильчевский считает, что проблему влияния генетически модифицированных организмов на другие организмы не стоит переоценивать.

«Тему генетически модифицированных организмов очень часто поднимают на щит «зеленые», — сказал ученый. — Хотя проблема, конечно же, существует, я бы не стал ее переоценивать. <…> Периодически в ненаучной литературе, прессе возникают такие сенсации, что, мол, ГМО вредны, животные начали плохо себя чувствовать и так далее. Серьезных научных подтверждений таким изысканиям, к счастью, пока нет. Тем не менее, учитывая потенциальные риски, ведется очень жесткий контроль за наличием ГМО. Детям и беременным женщинам продукты питания с ГМО не рекомендуются».

По словам Кильчевского, озабоченность потенциальными угрозами возникла практически сразу с началом распространения трансгенных технологий и использования генетически модифицированных растений. Ее итогом стало появление в 2000 году Картахенского протокола, который призван защитить биологическое разнообразие в мире от рисков, связанных с развитием биотехнологий и распространением ГМО. Беларусь ратифицировала этот документ в 2002 году.

«В 1998 году в Институте генетики и цитологии был создан Национальный координационный центр по биобезопасности, который участвовал в разработке Картахенского протокола как одна из сторон. Его основная функция — работа с министерствами, ведомствами, информирование населения, экспертные оценки. Сейчас при институте создан полигон для испытания трансгенных растений», — отметил ученый.

Представитель НАН сообщил, что в 2017 году растения с генетическими модификациями занимали около 190 млн гектаров земли в 67 странах. В производстве трансгенных растений лидируют США, Бразилия, Аргентина, Канада и Индия.

Из всех форм трансгенных растений, которые выращиваются в мире, 50% приходится на сою, 31% — на кукурузу, около 13% — на хлопок, около 5% — на рапс. Незначительную долю занимают трансгенные картофель, подсолнечник и другие виды. В общей сложности в мире допущено к взращиванию 476 генетически модифицированных форм растений.




Оставьте комментарий (0)