Миссия невыполнима? Сможет ли Беларусь наторговать с Ираном миллиард долларов

Это возможно, если Беларусь начнет закупать в Иране нефть. Но иранская нефть для Минска слишком дорогая.

У Беларуси и Ирана есть потенциал довести товарооборот между странами до 1 млрд долларов в год. Об этом недавно заявил Александр Лукашенко на встрече с руководителем иранского парламента Али Лариджани, приезжавшим в Минск.

Встреча Александра Лукашенко с президентом Ирана Хасаном Роухани на полях саммита ШОС в Циндао, 9 июня 2018 года. Фото пресс-службы президента Беларуси

Делать громкие заявления белорусские власти умеют, но насколько такие амбициозные планы обоснованны?

 

Импорт по закрытым позициям

Основной статьей экспорта Ирана являются углеводороды. Согласно данным Comtrade (глобальная система регистрации импортно-экспортных операций), из 83 млрд долларов экспорта в 2016 году на нефть, нефтепродукты и природный газ пришлось более 55 млрд долларов. Из крупных позиций также стоит отметить пластмассы, органическую химию, металлические руды, фрукты и орехи.

Что из этого поставляется в Беларусь?

Суммарный объем импорта из Ирана в Беларусь с 2010 по 2016 год составил чуть более 62 млн долларов, или менее 9 млн долларов в год. Значительную долю в объеме поставок заняли фрукты и орехи, в частности фисташки в скорлупе. Иран — один из крупнейших в мире поставщиков данных орехов, ежегодно продает их не менее чем на миллиард долларов. Поставки фисташек в Беларусь за 7 лет составили более 9,2 млн долларов, или 15% всего импорта за данный период.

Такие объемы импорта — слабая основа для громких заявлений про успешное сотрудничество между странами. Но все изменилось в 2017 году. Импорт из Ирана за один год превысил весь объем импорта за предыдущие 7 лет и составил 82 млн долларов.

 

 

Как же странам удалось так расширить сотрудничество?

При анализе данных Белстата по импорту продукции из Ирана можно обнаружить существенное расхождение между общей цифрой поставок (82 млн долларов) и суммой поставок по всем открытым позициям (7,2 млн долларов). При этом расхождение в импорте отмечено в двух интервалах — март-май и ноябрь-декабрь. Пики расхождений приходятся на март и ноябрь. По закрытым позициям прошло около 75 млн долларов. Что это были за позиции?

В марте 2017 года ряд информационных агентств сообщил о том, что 80 тысяч тонн нефти из Ирана поступило на переработку на Мозырский НПЗ. Контракт с Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC) подписывала зарегистрированная в Польше компания Beloil Polska — дочерняя структура Белорусской нефтяной компании и «Белоруснефти».

В этом случае логичным кажется отсутствие данных о поставке в статистике по внешней торговле Беларуси — нефть могла быть поставлена на переработку, после чего продукты переработки были отправлены заказчику. Но тогда поставленная нефть должна была проходить как давальческая и не отображаться в товарообороте между странами.

Можно предположить, что стороны очень не хотели афишировать финансовые параметры сделки, что и привело к подобным странностям с отображением данной операции в статистике.

Если исходить из предположения, что весь объем импорта из Ирана по закрытым позициям пришелся на нефть, то в марте 2017 года Беларусь покупала иранскую нефть по 378 долларов за тонну. В России Беларусь в этом же периоде покупала нефть по 267 долларов, в Казахстане — по 310 долларов. Разница в цене обусловлена более дорогой логистикой по сравнению с трубопроводным транспортом, которым поставляется нефть из России.

Также стоит отметить, что в этот период существовали разногласия между Беларусью и Россией по вопросам долгов за газ, что привело к очередным поискам альтернативных поставщиков и попытке продемонстрировать независимость от России в вопросе поставок углеводородов.

Эта демонстрация никого не переубедила, но стоила Беларуси дополнительных расходов.

Еще более странной кажется вторая сделка, которая прошла в конце 2017 года. Сообщалось, что была поставлена вторая партия в 800 тысяч баррелей. Она снова не прошла по открытым кодам, хотя нефть не является закрытой позиций. Возможно, была использована схема, аналогичная первой поставке.

Приблизительная цена поставок по второй партии могла быть около 400 долларов за тонну, что, как минимум, на 50 долларов выше цены текущих поставок российской нефти.

Единственный возможный смысл данных сделок — оплата поставок белорусского экспорта в Иран в условиях отсутствия иных вариантов оплаты. Но есть ли у Беларуси товары для поставок продукции на значительные суммы?

 

 

Экспорт в Иран: 130 млн долларов в год на пике

С 2010 по 2017 год Беларусь поставила в Иран товаров на 693 млн долларов, при этом по открытым позициям (за исключением драгметаллов, вооружения и авиационной техники) поставки составили 563 млн долларов. На пике сотрудничества в 2011 году экспорт достигал 130 млн долларов за год.

 

 

Среди поставляемых в Иран товарных позиций наиболее крупными являются акриловые волокна, объем экспорта которых за восемь лет составил 186,4 млн долларов, или 27% от всего объема поставленной продукции.

В 2011-2012 годах активно поставляли свою продукцию в Иран МАЗ и БелАЗ, однако в последние два года сотрудничество в части поставок грузовых автомобилей либо было свернуто, либо сведено к минимальным объемам.

В 2014 году Ирану была продана партия калийных удобрений на 38 млн долларов, однако после этого поставки хлоркалия в эту страну не осуществлялись.

Стоит отметить, что в 2017 году лишь 9 товарных позиций Беларуси смогли преодолеть планку в 1 млн долларов при поставке в Иран.

 

 

По мере сокращения сотрудничества по открытым позициям постепенно увеличивались поставки из Беларуси по закрытым позициям. В 2017 году такие поставки составили почти 25 млн долларов, или более трети от всего объема экспорта в данную страну.

Отметим, что страны, торгующие с Ираном, обязаны учитывать целый ряд международных ограничений, наложенных на Тегеран. Государства, нарушающие эти ограничения, могут нарваться на серьезные санкции.

 

Нереальная цифра

Исходя из имеющихся данных, складывается следующая картина. Стороны могут достигнуть товарооборота в миллиард долларов, но только с одной оговоркой — на это потребуется не год, а минимум лет пять-шесть. И лишь в том случае, если Беларусь вдруг по какой-то очередной невероятной причине заинтересуется поставками нефти из Ирана.

Однако необходимо понимать, что такие поставки Беларуси невыгодны вообще, даже в случае полной отмены экспортных пошлин на нефть в России и повышения цены на российскую нефть для Беларуси до мирового уровня.

Простая логистика, сроки и цена транспортировки нефти из России ставят крест на любом сотрудничестве с Ираном по поставкам нефти.

Возможно, что в условиях новых санкций в отношении Ирана будут действовать программы по обмену нефти на продовольствие, однако и такое сотрудничество для Беларуси ограничено объемами экспортируемой продукции на сумму не более 100 млн долларов в год.

Таким образом, перед нами очередной громкий анонс без внятного наполнения. Впрочем, для белорусского руководства делать подобные заявления — обыденная вещь.