Конфликт в Керченском проливе: почему молчит Лукашенко

Если поддержишь Киев, то прогневается Москва, займешь пророссийскую позицию — плакали миротворческие дивиденды…

Александр Лукашенко, который любит использовать текущие мероприятия для важных политических заявлений, пока ни словом не обмолвился о конфликте в Керченском проливе. На встрече с прибывшими в Минск на заседание Межправительственного совета премьерами стран ЕАЭС 27 ноября белорусский руководитель хоть и был критичен, но ограничился сугубо проблематикой этого интеграционного союза.

Фото kremlin.ru

Зато премьер России Дмитрий Медведев продвигал в белорусской столице кремлевскую трактовку подоплеки Азовского кризиса.

«Очевидно, что сегодня действующий президент Порошенко не имеет шансов при нынешнем раскладе победить на выборах. И даже, может быть, не имеет шансов выйти во второй тур. И для того чтобы добиться определенных политических выгод для действующего президента, и была, по всей видимости, применена эта самая провокация», заявил Медведев журналистам.

И поскольку белорусские официальные лица молчат, то белорусские СМИ воленс-ноленс разносят в первую очередь эту российскую трактовку.

 

Белорусам снова навязываются российские версии

Точно так же московские интерпретации господствовали в белорусском медиапространстве, когда «вежливые люди» забирали Крым, а затем разворачивалась бойня на Донбассе. Стоит ли удивляться, что, как зафиксировал НИСЭПИ в июне 2014 года, более 62% белорусов поддержали аннексию Крыма.

В кризисных ситуациях всегда высвечивается неповоротливость белорусских государственных СМИ, которые без установки сверху опасаются комментировать взрывоопасные темы. Когда же речь идет о конфликтах с участием России, то работает еще и опасение разозлить Москву.

После Крыма независимые эксперты подчеркивали, что в противовес российской пропаганде, ползучей экспансии «русского мира» белорусским властям следует давать больше простора развитию независимых СМИ.

Но мы видим обратный процесс. 1 декабря вступают в силу поправки в закон о СМИ, ужесточающие контроль над интернетом. Атакой на популярные негосударственные веб-ресурсы стало «дело БелТА» (которое теперь, похоже, пытаются замести под ковер, подобно тому как в прошлом году замяли дело «Белого легиона»).

Специфика политического режима такова, что наверху, даже осознавая опасность гибридных угроз, боятся давать волю независимой прессе. Поэтому с готовностью отражать информационную агрессию у Беларуси и впредь будут большие проблемы.

 

Выразительное молчание

Парировать же пассажи Медведева довелось послу Украины Игорю Кизиму. 27 ноября на брифинге в Минске дипломат посоветовал российским лидерам быть осторожнее в оценке итогов предстоящих в Украине президентских выборов и уточнил, что ничего хорошего от России при ее нынешнем руководстве Киев не ждет.

Также посол Украины подчеркнул, что проинформировал МИД Беларуси о позиции Киева по поводу Азовского кризиса и «просил учитывать эту позицию при выработке белорусской стороной своей оценки событий в Керченском проливе».

По поводу затяжной паузы, которую держат власти страны пребывания, посол заметил, что когда «нет ответа — это тоже ответ. В дипломатической практике так принято».

Судя по контексту, к памяркоўнасці (именно это белорусское словечко употребил посол Кизим) Минска Киев относится с пониманием.

 

Любое слово чревато осложнениями

Почему же держит паузу МИД? Почему Лукашенко, который в других ситуациях может использовать разговор с любой мелкой сошкой для острых комментариев глобального масштаба и любит подчеркивать, что близко к сердцу воспринимает разборки «славянских братьев», нынешней опасной стычке между этими самыми братьями пока предпочитает оценок не давать?

Слишком велика для Минска цена вопроса, считают эксперты.

Инцидент серьезный, пролилась кровь — в общем, «это не тот случай, когда можно отделаться общими призывами в духе «ребята, давайте жить дружно», отметил в комментарии для Naviny.by минский аналитик-международник Андрей Федоров.

Да, несколько раз в ООН Минск занимал пророссийскую позицию, голосуя против украинских резолюций по Крыму. Но это было небольшой уступкой Москве, приемлемой пиаровской жертвой, считает собеседник, поскольку «все понимают цену ооновских резолюций — они по большому счету ни на что не влияют».

Если же белорусское руководство займет пророссийскую позицию в Азовском кризисе, то не только Киев обидится, но и «Запад сделает выводы, пересмотрит миротворческую роль Минска», подчеркнул Федоров.

 

Мина под миротворчество

Белорусские власти предпочитают промолчать, выждать паузу, пока как минимум не прояснится, в какую сторону дует ветер, какой оборот принимают события, считает эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

В целом же ситуация настолько взрывоопасна, что «даже нейтральный миролюбивый призыв к обеим сторонам может вызвать раздражение Кремля, поскольку формально Беларусь — военно-политическая союзница России», подчеркнул Карбалевич в комментарии для Naviny.by.

По его словам, Азовский кризис — «неприятная неожиданность для Минска», поскольку эти события «в какой-то степени подрывают Минские соглашения и статус Минска как центра урегулирования кризиса [на востоке Украины]».

Да, Минские соглашения не выполнялись, и сам Лукашенко недавно это отмечал на встрече Основной группы Мюнхенской конференции по безопасности в Минске. Но был в ходу тезис, что эти соглашения хотя бы остановили кровопролитие, горячую войну. Сейчас же в Керченском проливе, по сути, имели место боевые действия, в ряде районов Украины введено военное положение.

В итоге «разрушается образ белорусского миротворчества, который был основан на участии в разрешении украинского кризиса», резюмирует Карбалевич.

Добавлю: эта роль принесла белорусскому руководству богатые политические дивиденды, помогла разморозить отношения с Западом, дала некий хотя бы относительный простор для геополитического лавирования. И терять эту нишу ой как жалко.

Дальше многое будет зависеть от того, грядет ли эскалация конфликта, насколько она станет серьезной. В принципе, пока у Минска остается возможность маневрировать. В свое время Лукашенко отбился от признания Абхазии и Южной Осетии, смог относительно дистанцироваться от линии Кремля после Крыма, отказаться от размещения российской военной базы, которая также могла резко ухудшить отношения с Украиной.

В Москве морщились, кусали скользкого белорусского союзника через СМИ, но по большому счету эти пилюли проглотили.

 

Украинская страшилка может сыграть на руку Лукашенко на выборах

Да, и вот такой парадокс: эскалация нынешнего российско-украинского конфликта, переход его в горячую фазу хоть и ударит по интересам Минска в ряде сфер, но при этом может сыграть на руку Лукашенко в грядущей избирательной кампании.

В пиаровском плане «может возвратиться ситуация 2014–2016 годов, когда на фоне ухудшения социально-экономических показателей рейтинг доверия к власти вырос», — поясняет Карбалевич.

Да, президентские выборы 2015 года проходили на фоне рецессии, падения доходов электората. Но официальная пропаганда пугала белорусов кровавыми событиями в Украине и всячески славила мир и стабильность на белорусской земле, сохраняемые-де благодаря мудрому руководству. В какой-то мере сработало.

Сейчас бессменный президент уже заговаривает о грядущих выборах. При этом экономика после фазы восстановительного роста снова замедляется, средняя зарплата все никак не доползет до намеченной тысячи рублей, хотя и этот рубеж в эквиваленте ниже, чем «всем-по-500» перед выборами-2010.

То есть козырять ростом благосостояния не получится. Борьба с коррупцией тоже набила оскомину. И новая украинская страшилка может стать пиаровской фишкой официального лидера в грядущей избирательной кампании.

Хотя, конечно, у белорусского руководства сто причин не хотеть, чтобы разразилась российско-украинская война.

Ну, а пока Лукашенко держит паузу, потому что слишком многое на кону.