Кем войдет в историю глава Нацбанка?

Четыре года назад Павел Каллаур возглавил Нацбанк, и, по прогнозу МВФ, он еще долго будет занимать этот пост.

Ровно четыре года назад, 27 декабря 2014 года, Павел Каллаур был назначен председателем правления Нацбанка. В тот же день главой правительства был назначен Андрей Кобяков. Но в августе этого года он был снят с должности, а Каллаур продолжает руководить Нацбанком. Почему?

Павел Каллаур

 

Будущая миссия Нацбанка

В уходящем году инфляция в Беларуси достигла исторического минимума. Для Нацбанка, который отвечает за стабильность цен, — это, наверное, важнейший итог года. Четыре года регулятор идет по этому пути, опуская инфляцию все ниже и ниже.

Благодаря снижению цен белорусский центробанк завоевывает в обществе все большее доверие к своей политике. Кстати, Международный валютный фонд предполагает, что нынешняя команда центрального банка Беларуси будет еще долго отвечать за денежно-кредитную политику в стране.

«Дольше всех пост председателя правления Нацбанка занимал Петр Прокопович, но, похоже, господин Каллаур будет еще больше занимать эту должность», — предположил постоянный представитель МВФ по региону Центральной и Восточной Европы Бас Баккер, выступая в прошлом году на Кастрычнiцкiм эканамiчным форуме (KEF).

Прогноз МВФ постепенно сбывается — более четырех лет Нацбанком ранее руководил только Петр Прокопович (13 лет) и Станислав Богданкевич (4,5 года).

В качестве кого нынешний глава Нацбанка хочет войти в историю Беларуси?

«Я хотел бы, чтобы и мои действия, и решения правления, и всего Нацбанка воспринимались в обществе как ответственные и профессиональные. И чтобы к нашим действиям было доверие в обществе. Это то, ради чего стоит работать», — сказал на прошлой неделе Павел Каллаур, отвечая на вопросы корреспондента БелаПАН во время пресс-конференции.

При этом он подчеркнул, что будущую миссию Нацбанка видит не только в обеспечении ценовой стабильности.

«В законодательстве закреплена персональная ответственность председателя правления Нацбанка за обеспечение финансовой стабильности. Мы серьезное внимание уделяем этому вопросу, скорее всего, будем выносить инициативы по расширению полномочий Национального банка в этом направлении», — сообщил Каллаур.

При этом он указал на важность как ценовой, так и финансовой стабильности.

«Мы считаем, что ценовая и финансовая стабильность — необходимые условия для обеспечения устойчивого экономического роста, а не только на горизонте год-два, чтобы красиво показать свою работу», — отметил Павел Каллаур.

 

Как Нацбанк будет обеспечивать стабильность

Все заместители председателя правления Нацбанка в той или иной степени занимаются вопросами ценовой и финансовой стабильности. При этом вопросы эти волнуют не только регулятора, но и коммерческие банки.

Топ-менеджеры крупнейших банков в частных беседах задаются вопросом: что будет с финансовой стабильностью и состоянием банковской системы в условия будущего сокращения господдержки?

К слову, по данным Комитета госконтроля, в 2017 году из республиканского и местного бюджетов 2210 (!) организациям реального сектора была оказана поддержка на 4,5 млрд (!!) рублей. В то же время Минфин сейчас заявляет о планах по ежегодному сокращению господдержки на 10%. Банкиры в этой связи опасаются за будущую платежеспособность госпредприятий и за финансовую стабильность в целом.

Как регулятор смотрит на эту ситуацию?

«Господдержка — это всегда тем или иным способом поддержка, оказываемая бюджетом. И сегодня сокращать такую поддержку существует и необходимость, и возможность. Вообще, это не свойственная функция бюджета — постоянно поддерживать предприятий», — подчеркнул заместитель председателя правления Нацбанка Сергей Калечиц, отвечая на вопросы БелаПАН.

Сегодня индивидуально поддержка госпредприятиям оказывается, «но проблемы не должны решаться только государством», добавил он.

«Проблемы этих госпредприятий — это вопросы и государства, и банков, и директоров. Что касается банков, для них создается специальный инструментарий, который позволит им участвовать в урегулировании невозвратных кредитов», — сказал Калечиц.

Чтобы банки могли продавать проблемные долги, подготовлен проект указа президента, в котором прописаны механизмы функционирования долгового рынка. Нацбанк собирается до конца года отправить документ на рассмотрение в правительство.

«Проект указа предусматривает создание равных и понятных условий для всех участников долгового рынка, прозрачную систему ценообразования на этом рынке, а также торговлю этими долгами на Белорусской валютно-фондовой бирже», — рассказал заместитель председателя правления Нацбанка Дмитрий Лапко.

По его мнению, реализация таких законодательных инициатив, с которыми выходит Нацбанк, позволит обеспечить финансовую стабильность в стране и не допустить накопления проблемных долгов в банковской системе.

 

Комплименты регулятору

Независимые эксперты считают, что за последние четыре года Нацбанк уже многое сделал для обеспечения ценовой и финансовой стабильности в стране.

«Раньше, например, в Беларуси чувствовалось постоянно ручное управление валютным рынком. В 2013-2014 годах решение о девальвации постоянно откладывалось, и это привело в конечном счете к существенной корректировке курса. Сейчас мы не видим былого ручного управления валютным рынком, и даже в непростых внешних условиях Нацбанку удается обеспечивать стабильность курса рубля», — говорит управляющий партнер международной консалтинговой компании Civitta по СНГ Даниэль Крутцинна.

Было бы хорошо, чтобы денежно-кредитная политика, которую проводит сейчас Нацбанк, сохранилась, продолжает он. «Ведь чтобы существенно снизить долларизацию экономики, необходимо обеспечивать ценовую стабильность не четыре года, а хотя бы 10-15 лет», — подчеркивает Крутцинна.

По мнению экспертов, успех нынешней политики Нацбанка объясняется тем, что четыре года назад регулятор перешел на режим монетарного таргетирования.

«Благодаря режиму монетарного таргетирования Нацбанк ограничил денежное предложение, и в последние годы обменный курс белорусского рубля стал гораздо более стабильным, чем в предыдущее десятилетие. Нынешняя политика Нацбанка — последовательная и принесла очень заметные положительные плоды», — считает директор инвестиционной компании «Волат Капитал» Сергей Муханов.

Достойной альтернативы денежно-кредитной политике, которую сейчас проводит Нацбанк, нет, считает эксперт.

«Мягкая денежно-кредитная политика, которая проводилась до 2014 года, приводила к постоянному увеличению денежного предложения, инфляции и девальвации, и стране такая политика точно не нужна», — убежден Муханов.

Председатель Республиканского союза промышленников и предпринимателей Александр Швец считает нынешнего руководителя Нацбанка «профессионалом и порядочным человеком».

«Для бизнеса очень важно, когда представители власти проводят ответственную политику. Сегодня мы имеет достаточно предсказуемую денежно-кредитную политику, которая позволяет обеспечивать ценовую стабильность. Это уже много, особенно если сравнивать с предыдущими периодами нашей истории», — подчеркивает Швец.

 

Ложка дегтя в бочке меда

В деятельности сегодняшнего Нацбанка наблюдатели видят много положительных моментов. Но утверждать, что абсолютно все инициативы регулятора вызывают в деловом сообществе только комплименты, — лукавство.

«Единственное спорное направление в деятельности сегодняшнего Нацбанка — некоторые инструменты, с помощью которых регулятор хочет добиться дедолларизации экономики, и скорость, с которой ее пытаются проводить», — считает Муханов.

В частности, полагает эксперт, весьма сомнительным является решение Нацбанка о запрете на выпуск корпоративных валютных облигаций с 1 марта 2019 года.

«Эффект, связанный с дедолларизацией экономики, от запрета выпуска корпоративных облигаций в валюте будет мизерным (основным инструментом привлечения финансирования остаются кредиты). В то же время рынок ценный бумаг, который только начал показывать признаки оживления, этот запрет подорвет основательно», — убежден Муханов.

По его мнению, в последнее время валютные корпоративные облигации стали получать активное распространение именно потому, что позволяют привлечь долгосрочные финансовые ресурсы по ставке ниже банковского кредита.

«В России рынок облигаций в основном в российских рублях, и мы к этому придем, если инфляции будет оставаться низкой длительное время. Но для этого нужно позволить рынку развиться. У нас же сейчас собираются полностью запретить корпоративные валютные облигации, но оставить право их эмиссии Минфину и Нацбанку. Это выглядит как монополия государства на внутренние валютные заимствования», — подчеркивает Муханов.

Еще одна инициатива Нацбанка, которая вызывает сегодня много споров, — возможный запрет на привязку сумм в договорах к иностранной валюте.

«Нацбанк, с одной стороны, сегодня признает, что велика вероятность импорта инфляционных и девальвационных ожиданий. С другой стороны, центральный банк инициирует запрет на привязку сумм в договорах к иностранной валюте. Но если убрать валютную привязку, бизнес в условиях роста девальвационных и инфляционных ожиданий будет закладывать в договора сумму с запасом, чтобы компенсировать волатильность курса рубля», — убежден Александр Швец.

Такой поворот событий, полагает руководитель бизнес-союза, неизбежно приведет к росту цен.

«Идти по пути запрета валютных привязок в договорах можно, но не сейчас. Сегодня эту меру можно объявить, но вводить ее в действие стоит не ранее чем через три года, когда вероятность внешних шоков снизится», — полагает Александр Швец.

В общем, как видим, в целом политика Нацбанка вызывает много комплиментов, но к отдельным инициативам регулятора деловое сообщество относится весьма критично.

Возможно, критики будет меньше, когда центральный банк Беларуси станет регулярно объяснять (и доказывать) обществу необходимость всех своих инициатив.