Российский посол Бабич потроллил Лукашенко

Но есть и хорошая новость: плана интеграционного блицкрига на столе у Путина нет…

Баба с возу — кобыле легче. Таков по сути месседж Москвы, который артикулировал в более дипломатичной, естественно, форме посол РФ в Беларуси Михаил Бабич.

«Если правительству Республики Беларусь удастся выполнить поручение своего президента, то мы, безусловно, будем этому только рады», — заявил Бабич на телеканале «Россия 24». Он имел в виду недавнее указание Александра Лукашенко проработать вариант поставки нефти для белорусских НПЗ через страны Балтии. Сейчас всю нефть для переработки Беларусь получает из России.

Из пояснений дипломата следует, что белорусским партнерам Россия поставляет нефть себе в убыток (2,3 млрд долларов выпадающих доходов только за прошлый год). Будет у Минска альтернатива — Москва продаст высвобожденные объемы с наваром.

 

Москва иронизирует свысока

Как известно, толчком к нынешнему конфликту между белорусским руководством и Москвой стал декабрьский «ультиматум Медведева». По сути это отказ давать Минску компенсацию за последствия налогового маневра в российской нефтянке без «продвинутой» интеграции — реализации замороженных пунктов союзного договора 1999 года (единая валюта и пр.).

Москва чувствует себя хозяйкой положения. Ее, похоже, только веселит риторика белорусского лидера про нефтяную альтернативу. Ведь эксперты разжевали: российская нефть для Беларуси ныне примерно на 20% дешевле мировой цены, и этот дисконт сохранится как минимум до 2024 года, когда должен завершиться налоговый маневр.

Так что альтернативные поставки нефти белорусским НПЗ элементарно невыгодны. Да и после 2024 года не факт, что альтернативная логистика окажется дешевле. Ведь и новополоцкий «Нафтан», и мозырский НПЗ расположены на ветках еще советского нефтепровода «Дружба». Маршрут отлаженный и экономичный. Танкерами, пожалуй, будет дороже.

Причем Минск уже пробовал возить морем венесуэльскую, иранскую нефть. По косвенным данным, она влетела в копеечку.

Это не означает, что белорусским хозяйственникам нужно сидеть сложа руки. По словам председателя «Белнефтехима» Андрея Рыбакова, «в концерне создана рабочая группа, которая на постоянной основе ведет переговоры по различным поставщикам, по различным сортам нефти и так далее. Это вопрос у нас всегда в горячем резерве».

Но тот же Рыбаков признает, что «на сегодняшний день наиболее премиальна, конечно, российская нефть».

Цифры — вещь упрямая. Так что за риторикой Лукашенко в контексте нынешнего конфликта Москва наблюдает, держа в уме насмешливое «куда он денется с подводной лодки». Поэтому и Бабич явно ироничен: «…Если наши партнеры найдут нефть дешевле российской, то они больше заработают. Мы не можем не радоваться успеху наших партнеров…»

 

Дорожной карты мягкого поглощения у Кремля нет

Точно так же троллит белорусское руководство первый вице-премьер России Антон Силуанов, когда говорит в контексте спора о компенсации последствий налогового маневра, что «давать субсидии предприятиям чужой страны странно было бы».

Но вот что показательно: ни один из российских спикеров не объясняет членораздельно, каким видится Москве механизм реализации мертвых на сегодня пунктов союзного договора 1999 года. В основном звучат общие слова: вот создана двусторонняя рабочая группа, пусть она и обмозговывает. Более того, усиливается мотив завуалированного оправдания: мол, никаких имперских планов, никакого поглощения, упаси боже!

Короче говоря, дорожной карты, как продвигать ползучий аншлюс, у Москвы очевидно нет. Судя по всему, российские функционеры просто получили установку твердить: если Минск хочет и дальше получать пряники, то надо выполнять интеграционный документ конца прошлого тысячелетия. А как выполнять, когда столько воды утекло, — черт его знает.

И дело не только в упрямстве белорусского президента, которому Кремль априори не может предложить ничего более сладкого, чем абсолютная власть над независимой европейской страной среднего масштаба. Дело в объективных реалиях. Ту же единую валюту, по мнению экспертов, немыслимо ввести в принципе при столь разных моделях и параметрах экономик, как это есть сейчас.

А уж то, что создать общую конституцию, суд и парламент Союзного государства пока невозможно, был вынужден признать на пресс-конференции в Москве 16 января и министр иностранных дел России Сергей Лавров. Причем Россия на этом и не настаивает, добавил министр.

 

Независимость за бочку нефти белорусы продавать не хотят

Понятно, слова и дела могут радикально расходиться, особенно если говорит дипломат. Но во всяком случае, кое-кому из комментаторов нынешнего российско-белорусского противостояния стоит приглушить алармизм.

Все больше симптомов того, что у Путина на столе пока не лежит как руководство к действию некий сценарий интеграционного блицкрига. Скорее всего, Кремль на нынешнем этапе действительно, как сразу подумали иные эксперты, решил просто прижучить союзника, урезать его рацион, принудить к большему послушанию при меньших тратах.

В свою очередь, у белорусских властей есть несколько лет, чтобы провести экономические реформы и максимально уменьшить зависимость от Москвы, прежде всего по энергоносителям. Как это делать — отдельный вопрос, в принципе разложенный по полочкам экономистами. Дело не в рецептах, тут не надо изобретать велосипед. Дело в политической воле руководства.

А Москва, скорее всего, и рассчитывала на риторику в духе: не сдадим суверенитет за бочку нефти. Ага, раз такие гордые, то живите на свои. Во всяком случае, можно мотивировать уменьшение субсидий.

Риторика же в ответ на «ультиматум Медведева» вполне объяснима и логична для страны, которая дорожит независимостью. Другое дело, что риторику следует подкрепить конкретными шагами. Сейчас та ситуация, когда инстинкт самосохранения может подтолкнуть белорусскую властную верхушку к давно назревшим преобразованиям хотя бы в экономическом базисе.

Но это не точно. Надежда вновь договориться с Кремлем и ничего не менять в стране способна сыграть роковую роль.

Ну, а пока иные московские наблюдатели, похоже, даже несколько изумлены тем, как Беларусь — и власть, и общество — среагировала на перспективу «братского единения». Ведь восточные соседи привыкли к стереотипу «один народ», к иллюзии, что белорусы спят и видят себя под двуглавым орлом.

А тут — волна неприятия, подъем не казенного, а искреннего патриотизма. Даже циничный питерский публицист Александр Невзоров похвалил белорусов за гражданственность. Для многих в России стала шокирующим откровением и красноречивая социология: только 2,7% белорусов за то, чтобы страна вошла в Россию как субъект федерации (опрос BAW сентября 2018 года).

Так что готовых продать независимость за бочку нефти совсем негусто. У Беларуси, при всей ее русифицированности, есть немалый потенциал для того, чтобы сохраниться как страна. Но ближайшие годы станут в этом плане критическими.