Лукашенко лично вступил в бой с российскими телеканалами

Он разоблачил фальшивку НТВ (мол, русскими там и не пахло), но при этом повторил, что белорусы — русские со знаком качества…

Сегодня белорусский президент лично разоблачил фальшивый сюжет НТВ про то, как в Минске русских бьют-де только за то, что они русские. «Оказывается, там русскими, как они говорят, и не пахло. Это конфликт двух белорусов», — сообщил Александр Лукашенко о результатах своеобразного фактчекинга, проведенного по его указанию (надо полагать, правоохранительными органами).

Для комментариев на тему обострившихся отношений с Кремлем Лукашенко использовал 18 января встречу с нынешним и прежними министрами иностранных дел независимой Беларуси в честь столетия отечественной дипломатии.

Вообще-то в последнее время официальный лидер предпочитает не дразнить Москву лишний раз эскападами, но тут не сдержался. Видно, задела за живое, как он выразился, «такая несколько атака на Беларусь в СМИ».

 

Кремлевская пропаганда снова «соврамши»

На днях российские СМИ использовали выставленный на YouTube ролик с фрагментом выяснения отношений в минском метро. В кадре фигурировал некий персонаж в шапке типа кубанки. И пошло-поехало. «Кто вообще в страшном сне мог предсказать, что в столице Беларуси, в Минске, будут нападать на людей только потому, что они русские?» — трагично вещал корреспондент в эфире НТВ.

«Оказывается, один белорус, который когда-то был осужден (сотрудник ОМОНа, за взятку был посажен, вышел из тюрьмы). Второй был тоже белорус полуотмороженный. И завязалась потасовка. При чем здесь русские?!» — возмущался сегодня Лукашенко.

Итак, российская пропаганда снова «соврамши». Какой там фактчекинг! Кубанка — значит казак, казак — значит русский, а русских бьют ну понятно же за что… Вот такой уровень.

Из этого, однако, следует печальный вывод: если будет дана команда развернуть полномасштабную информационную войну с Беларусью, то сделать из добрых славянских братьев злобных русофобов окажется для московских мастеров медийного мочилова сугубо делом техники.

И мы уже видим, как примеряется на Беларусь антиукраинская пропагандистская матрица. Да, неуклюже, топорно с нашей точки зрения. Ну какой покровитель кровавых боевиков из добродушного премьера Сергея Румаса? Однако такой имидж ему пририсовывают. Пока на маргинальных ресурсах, в телеграм-каналах.

Но даст Кремль сигнал — и мифы про «белорусских бандеровцев», про тотальное предательство и разгул русофобии в синеокой республике пойдут в широкий тираж, в большой эфир. И то, что смешно нам, может показаться убедительным плохо знакомому со здешними реалиями и уже отравленному антиукраинской пропагандой простому россиянину.

 

Медийная машина Минска беспомощна

Второй вопрос, связанный с атакой российских СМИ на Беларусь и, если шире, с нынешним противостоянием, которое спровоцировано декабрьским «ультиматумом Медведева»: а что же белорусские государственные СМИ? Как себя ведут? Если коротко: никак.

Вот когда нужно дискредитировать внутренних оппонентов власти, сфабриковать пиар-страшилку (вспомним дело «Белого легиона»), то здешние телеканалы прытки, охотно пользуются услугами спецслужб, сливают разоблачительный компромат, жгут патетичным глаголом. А тут как-то не разогнались показать класс.

Вообще в периоды конфликтов с Москвой госСМИ молчат в тряпочку, пока президент не даст отмашку или сам не выскажется. Кто-то скажет: это мудрая тактика, чтобы не дразнить быка.

Но, во-первых, тогда это не СМИ. Во-вторых, ни черта это не мудрая тактика. Все равно ведь приходится отвечать, только с опозданием. Так было в прошлом году, когда российские ресурсы вбросили фейк про якобы инсульт у Лукашенко. Потом было молчание белорусской стороны после тяжелых переговоров в Сочи, при том что российские СМИ твердили: ну все, Путин дожал Лукашенко.

В итоге через несколько дней сам Лукашенко с распечатками из интернета в руках был вынужден перед телекамерой опровергать домыслы.

Об итогах переговоров белорусского руководителя с Путиным 29 декабря тоже долго молчали, предоставляя белорусам гадать: мы еще независимая страна или уже российская губерния? При том что российские медиа разливались соловьиными трелями на тему скорой инкорпорации.

Все это — капитальные провалы пиар-машины Лукашенко, симптомы беспомощности казенного медийного аппарата перед информационными вызовами сетевой эпохи.

По сути, сегодня на передовой противостояния агрессивной пропаганде с востока оказались только независимые белорусские СМИ — те самые, против которых здешние власти каких только удушающих приемов не применяли.

Большие мудрецы наверху придумывают спецоперации вроде «дела БелТА» против негосударственных отечественных веб-ресурсов, изобретают все новые драконовские поправки в закон о СМИ, вместо того чтобы дать независимой прессе хоть немного вольнее дышать.

Причем важно понять: миссия прессы не столько в отлупах враждебной пропаганде, сколько в оперативной четкой информации и аналитике, создании качественного национального контента. Чтобы через это помогать формировать национальное самосознание и гражданскую позицию. Это — лучшее противоядие от токсичной чужой пропаганды.

Но дело упирается в специфику режима, который боится вести более либеральную внутреннюю политику. В конфликте с Москвой власти предпочитают держать белорусов в качестве пассивных созерцателей. Однако страна без критической массы зрелых, сознательных граждан всегда будет уязвимой.

 

Как можно быть и за независимость, и за объединение?

Наконец, заострю внимание на капитальном противоречии, которое вносит смуту в умы белорусов, особенно умы неокрепшие в плане национального самосознания. Кроме того, это противоречие мешает Западу заступаться за белорусскую независимость.

Вот смотрите: с одной стороны, Лукашенко разоблачает происки московских СМИ и твердит, что суверенитет — это святое. С другой стороны, снова заверял сегодня, что он не против выполнения союзного договора 1999 года, включая единую валюту: «Союз — пожалуйста. Объединение — пожалуйста, но только это люди должны решить, а не мы. Мы не отказываемся ни от одного тезиса».

Во-первых, мы знаем по выборам, как у нас «люди решают». Во-вторых, независимость и объединение — это политические антонимы, как можно быть сразу и за то, и за другое?

И если конкретно, то единая валюта станет большущим гвоздем в крышку гроба белорусского суверенитета. Сам Лукашенко в начале 2000-х торпедировал этот опасный проект и патетично заявлял, что за зарплатой в Кремль ездить не собирается.

Понятно, он и теперь надеется похоронить идею. Потому и упоминает о паритетности, говоря о продолжении союзной интеграции — «чтобы условия были равные и подход». В середине 2000-х Москва сама сняла вопрос единой валюты, когда Минск выставил условие, чтобы было два эмиссионных центра. Дать Лукашенко право печатать российские рубли — это было для кремлевских деятелей ужасом, летящим на крыльях ночи.

И вот теперь снова белорусское руководство разводит демагогию вокруг союзного договора, потому что язык не поворачивается признать: да, это коварный документ, грозящий нашей независимости. Ведь такое заявление означало бы, что оказался ошибочным весь многолетний курс Лукашенко на «братскую интеграцию».

Но разве может вождь ошибаться? Так что приходится сейчас плясать возле капкана, пытаясь сделать хорошую мину.

Из этой же оперы и сегодняшнее утверждение Лукашенко, что «…мы сами русские, нас невозможно столкнуть друг с другом, белорус — это русский со знаком качества».

Да, Лукашенко не так прост. Он, по наблюдению аналитика Юрия Дракохруста, не раз использовал тактику «спрятаться от России в ее объятиях».

И сейчас, когда навис дамоклов меч информационной войны, посыл белорусского лидера понятен: мы одной крови, не бейте своих. Но эта тактика тоже опасна. Если империя по-настоящему пойдет в атаку, то мимикрия не спасет. Напротив, она разоружает: если вы русские, то зачем вам, блин, отдельное государство?

Так что режим все равно стоит перед вызовом, который заключается в том, что нужно развивать белорусскую идентичность. Надежда, что очередной конфликт с Кремлем как-нибудь рассосется и в стране ничего менять не придется, может сыграть роковую для белорусской независимости роль.